dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 14 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Брюссель против Киева? Да! Брюссель за Тимошенко? Нет!

Брюссель против Киева? Да! Брюссель за Тимошенко? Нет!

Брюссель против Киева? Да! Брюссель за Тимошенко? Нет!

Случилось так, что от новогоднее-рождественских подарков для Киева в этом году отказался не только "Газпром", но и Брюссель. Соглашение об ассоциации Европейского Союза с Украиной, которое предварительно намеревались то ли подписать, то ли парафировать 19 декабря на "чуть-чуть" юбилейном 15-ом саммите в Киеве, так и осталось неподписанным.

Вместо Соглашения подписали совместное Заявление, призванное несколько скрасить горечь пилюли, подсунутой украинским партнерам европейцами, ставшими как-то вдруг чрезвычайно требовательными и взыскательными к ним. Его главный посыл сводится к тому, что Европа "любит" Украину и рано или поздно обязательно "женится" на ней, а если не "женится", то непременно поможет. То ли "ценностями, то ли материально.

В качестве официального повода для отказа от подписания Соглашения об ассоциации Брюссель использовал "случай Тимошенко", предвзято интерпретированный как "избирательное правосудие", отход от европейских норм и принципов, сворачивание демократии и т.д., и т.п. В ходе киевского саммита фамилия Тимошенко звучала, если не чаще, то не намного реже, чем название страны, гражданкой которой она является, и о судьбе которой, вроде как, собирались говорить на мероприятии.

На то, чтобы создать иллюзию исключительной важности вопроса Тимошенко и в плане (не)подписания Соглашения об ассоциации, и для европейского будущего Украины в целом, высокие брюссельские гости потратили очень много сил. И Ж.-М.Баррозу и, особенно, Г. ван Ромпей старались, как могли. И, надо признать, в значительной степени преуспели.

Хотя, положа руку на сердце, сам по себе тезис об изменении в Брюсселе отношения к Киеву из-за ареста Ю.Тимошенко не выдерживает критики. В чем легко убедиться, взглянув на то, какие решения ожидались и какие были приняты руководством ЕС по другим странам, рвущимся в его состав, накануне "черного" понедельника украинской европейской интеграции. А именно 9 декабря в ходе заседания Европейского Совета.

По Сербии – все, вроде бы, было готово к тому, чтобы было решено начать с этой страной переговоры о ее вступлении в ЕС. Свое мнение относительно целесообразности и возможности такого развития событий дала Европейская Комиссия. Члены Европейского Совета – большая редкость в европейской практике! – к этой рекомендации не прислушались, отложив окончательное решение по этому вопросу до марта 2012-го.

По Черногории – вместо начала переговоров о членстве в ЕС было выдвинуто два дополнительных критерия, на выполнение которых отвели шесть месяцев. По Македонии – вместо начала таких же переговоров ультимативно-регулятивное предупреждение о необходимости начать переговоры с Грецией по проблеме согласования своего названия и, начав, результативно их завершить.

Все названные страны в движении в сторону Европы и Евросоюза были впереди Украины. Кто на шаг, кто на два, но впереди. Для каждой из них нынешняя остановка, вызванная решением Брюсселя совсем в стиле кондуктора из известной песенки "нажать на тормоза", несет в себе, пожалуй, несколько больше угроз и вызовов, чем в случае с Украиной.

Речь, однако, в данном случае не об этом. А о том, что искусственное торможение Украины в формализации ее продвижения в Европу не представляет собой эксклюзив. Та же тактика в духе была применена Брюсселем в отношении не только нас, но и ряда других стран, ни в одной из которых ничего даже отдаленно напоминающего "случай Тимошенко" нет. Но присутствуют, однако, другие поводы, которые при желании можно использовать в своих интересах.

Мне лично показался примечательным тот факт, что никто из членов европейской делегации, прибывшей в Киев на саммит 19 декабря, не выявил желания посетить Ю.Тимошенко в СИЗО, как это сделал неделей раньше еврокомиссар Ш.Фюле. Зато высшие руководители европейских инстанций встретились с представителями оппозиционных сил, кое-кого из которых вполне можно рассматривать как потенциального преемника Юлии Владимировны как некоронованной "королевы" украинской оппозиции.

Вполне может быть, что европейцы просто не захотели связываться с загадочной отечественной бюрократичной системой, которая могла и не дать им разрешение на визит вежливости в казенное заведение деда Лукьяна. Хотя возможно и иное объяснение: поставленные перед выбором между ритуальной беседой в следственном изоляторе со старым лидером и разговором с лидерами новыми, гости из Брюсселя выбрали второе.

Если смотреть в ближайшее политическое будущее (каковым для Украины, судя по всему, в Европе считают парламентские выборы 2012 г.), то рассчитывать на Юлию Владимировну вряд ли приходится. Ей, вероятнее всего, на сей раз придется осуществлять свое конституционное право избирать и быть избранной, находясь в местах лишения свободы.

По большому счету ни сама Ю.Тимошенко, ни ее "случай" Европе сегодня не нужны столь остро, чтобы ставка, делаемая на них, могла оказаться, как в советском кино, "больше, чем жизнь". Помочь лидеру БЮТ выйти на свободу брюссельские бюрократы, наверное, были бы не против, однако, как именно это сделать, видимо, никто из них себе не очень-то представляет. Уговоры и угрозы реального результата не принесли. Санкции же вводить не хочется, чтобы не навредить делу в еще большей степени.

Вот так и оказалась харизматическая любимица отечественного оппозиционного и европейского бомонда на периферии политического процесса. А по сути, вне игры. Вот так сложилась ситуация, когда действия Брюсселя, направленные против официального Киева, не приносят облегчения Ю.Тимошенко.