dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 19 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Стамбульский вектор политики Киева на фоне пантюркистского вызова славянскому миру

Стамбульский вектор политики Киева на фоне пантюркистского вызова славянскому миру

Стамбульский вектор политики Киева на фоне пантюркистского вызова славянскому миру

Состоявшийся 22 декабря 2011 г. официальный визит Президента Украины Виктора Януковича в Турецкую Республику ознаменовал собой дальнейшее сближение между Киевом и Анкарой, которое наметилось на протяжении последних лет. Между двумя странами есть много общего: и та и другая выполняют роль важного транспортного коридора между Европой и Азией, обе стремятся стать членами ЕС и заинтересованы в развитии торгово-экономического сотрудничества (особенно в нынешние тяжелые кризисные времена), имеется весьма непростое и неоднозначное в интерпретациях совместное историческое прошлое, налажены культурные и гуманитарные связи.

В самой программе визита все было достаточно традиционно: глава Украинского государства провел встречи с Президентом Турции Абдуллахом Гюлем и Премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом. Во время встречи двух президентов речь шла о дальнейшем углублении и развитии двустороннего сотрудничества в различных сферах, в том числе энергетике. Президенты также подчеркнули важность развития культурных и гуманитарных связей между Украиной и Турцией. Виктор Янукович и Абдуллах Гюль акцентировали внимание на увеличении товарооборота между своими странами. «Мы понимаем: чем скорее снимем все преграды на пути развития бизнеса, тем скорее увеличится товарооборот», – сказал В. Янукович.

Под председательством Президента Украины и Премьер-министра Турции состоялось первое заседание Стратегического совета высокого уровня, договоренность о создании которого была достигнута во время предыдущего визита турецкого лидера в Киев. По его результатом было подписано совместное заявление и ряд соглашений, важнейшим из которых является соглашение о либерализации визового режима. Кроме того, стороны начали переговоры о создании зоны свободной торговли и утвердили план действий по развитию двусторонних отношений между Украиной и Турецкой Республикой на 2012–2013 годы.

Среди прочего, в Анкаре Президент Украины Виктор Янукович почтил память первого Президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. В Мавзолее М. Ататюрка он возложил цветы к могиле этого выдающегося турецкого политика. Обычное протокольное мероприятие, если учесть, что в Турции культ М. Ататюрка до сих пор поддерживается весьма ревностно, а его памятники, портреты и иные изображения встречаются столь же часто как в свое время в СССР лики «вождя мирового пролетариата».

Между тем, вряд ли В. Янукович, не блещущий особыми гуманитарными познаниями, мог даже заподозрить, что именно деятель, к могиле которого он возлагал цветы, является одним из основателей не только современного турецкого государства, но и идеологии пантюркизма. Последняя, при определенном развитии событий, может оказаться весьма небезопасной для Украины, России, других стран славянского мира и не только славянского.

В свою очередь, вопрос о том, какие идеологические течения могут стать доминирующими в Турции, был бы не столь актуален, если бы не одно очевидное обстоятельство. Сообразно заметному возрастанию своего экономического потенциала, Турция ведет все более независимую, активную, а порой и откровенно агрессивную внешнюю политику. В Вашингтоне и Брюсселе с удивлением стали замечать, что Анкара, которую с момента ее присоединения к НАТО в 1952 г. считали верным вассалом Запада в бывшем советском (а ныне – постсоветском) подбрюшье, все чаще стремится играть самостоятельную роль и претендует на место регионального лидера.

И у нее к этому есть все основания. Достаточно сказать, что Турция занимает шестое место в мире по военной мощи и третье в НАТО. Численность личного состава Вооружённых сил Турции, не считая резервистов, составляет 613 тысяч человек.

У Турции весьма непростые отношения со своим европейским соседом и партнером по НАТО Грецией, которые периодически обостряются и уже не единожды едва не перерастали в вооруженные конфликты. Одной из основных причин этого являются разногласия по кипрской проблеме, которые заморожены с 1974 г., когда Турция ввела свои войска на Кипр и фактически расколола остров, создав там Турецкую Республику Северного Кипра непризнанную до сих пор ни одной страной мира, кроме самой Турции.

Пытаясь решить весьма болезненную для нее курдскую проблему и не допустить создание независимого Курдистана (что фактически означало бы территориальный раскол Турции), Анкара уже неоднократно вела боевые действия против курдских повстанцев на территории сопредельных государств: Ирака и Сирии, что естественно не вело к упрочению взаимопонимания.

Отношения с Арменией никак не могут полностью нормализоваться из-за проблем исторического прошлого. Турция упорно не желает признать факт геноцида армян 1915 г. в Османской Империи, даже, несмотря на то, что это – одна из причин отказа Евросоюза принять ее в свои члены. Такое условие было поставлено Францией. Кстати, именно во время визита В. Януковича в Турцию, во Франции приняли закон об уголовном преследовании за отрицание факта геноцида армян в 1915 г., что, в свою очередь привело к беспрецедентной эскалации напряженности во франко-турецких отношениях.

Не так давно основательно испортились отношения Турции с Израилем, после того, как израильский спецназ уничтожил девять граждан Турции при захвате корабля, направлявшегося в сектор Газа в составе гуманитарного конвоя. Турция потребовала, чтобы Израиль извинился и выплатил компенсацию за гибель людей (позднее было добавлено и третье требование: чтобы Израиль снял блокаду с сектора Газа), но – несмотря на переговоры и попытки Вашингтона сгладить противоречия – Иерусалим отказался удовлетворить требования Турции.

В общем, куда ни кинь – всюду клин! Не говоря уже, о том все возрастающем влиянии, которое Турция оказывает на развитии событий в самой Украине: на территории Крымского полуострова. Ведь не секрет, что среди влиятельной крымско-татарской общины Турции, поддерживающей своих собратьев за морем, далеко не все организации похожи на голубей мира – встречаются среди них и откровенно экстремистские группировки (о чем уже неоднократно писалось в разных материалах на нашем сайте).

Вернемся, однако, к идеологии пантюркизма. Еще Кемалем Ататюрком, к мавзолею которого так трогательно на днях возлагал венок наш Виктор Федорович, была разработана доктрина, согласно которой все тюркоязычные народы должны быть объединены в единое геополитическое пространство «Великий Туран» под эгидой Турции. И эта доктрина до сих пор остается важным компонентом идеологии и политического сознания турецкой правящей элиты.

Главным аргументом в пользу реализации такого сценария является культурная, языковая и религиозная общность тюркских народов. В мире существует шесть стран, где главную роль играют именно тюркские этносы. Это Турция, Азербайджан, Кыргызстан, Туркменистан, Казахстан и Узбекистан. Более того, в тюркский ареал попадают также регионы, автономии и национальные республики, входящие в состав государств, отличных по этническому признаку. Речь идет о России, Китае, Украине, а также непризнанной Турецкой Республике Северного Кипра. В географическом измерении ареал применения идеи пантюркизма приходится на важнейшие регионы евразийского континента – от Балкан до Восточного Туркестана и даже до Якутии.

В свое время, развал СССР и появление новых государств в бывшей советской Средней Азии в Анкаре восприняли как появление благоприятных условий для начала реализации подобного рода геополитических сценариев. Центральноазиатское направление сразу стало одним из приоритетных в турецкой внешней политике. Высшим руководством Турции в лице тогдашнего президента Тургута Озала была озвучена инициатива создания наднационального тюркского политико-экономического пространства, включая формирование общего рынка, единой региональной энергосистемы и системы транспортировки энергоресурсов, а также определения общего языка.

Еще в 1992 г. в этих целях в Анкаре впервые провели саммит глав тюркоязычных стран, завершившийся рядом договоренностей тогда только о гуманитарно-культурном сотрудничестве. В частности, по соглашению о взаимном обмене студентами и учащимися Турция обязалась каждый год принимать по 2000 студентов из каждой постсоветской тюркоязычной страны, обеспечивать стипендиями и распределять их по своим высшим и средним учебным заведениям. В свою очередь, турецкие студенты направлялись для обучения в вузы соответствующих стран.

Годом позже, по результатам визита Тургута Озала в Центральную Азию и Азербайджан, президентами тюркоязычных стран был подписан Протокол о создании содружества тюркоязычных стран, оставшийся, правда, только на бумаге. 12 июля 1993 года, по соглашению, подписанному в Алма-Ате, была создана Организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства ТЮРКСОЙ (Türk Kültür ve Sanatları Ortak Yönetimi). Однако, после смерти Тургута Озала ее существование подтверждалось лишь периодическим проведением саммитов глав государств: в 1994 году в Стамбуле, в 1995 году в Бишкеке, в 1996 году в Ташкенте, в 1998 году в Астане, в 2000 году в Баку, и в 2001 году снова в Стамбуле. Результаты этих встреч были весьма скромными.

Однако, на юбилейном 10-м саммите, который состоялся в сентябре 2010 года в Стамбуле, Турция попыталась посоревноваться с Казахстаном в претензиях на роль главной инициатора «тюркской интеграции». Выступая перед коллегами, к которым впервые присоединился президент Туркмении Бердымухаммедов, воздержавшийся, правда, от подписания каких-либо соглашений (а Узбекистан от участия во встрече опять отказался), президент Абдулла Гюль фактически повторил хрестоматийный тезис Кемаля Ататюрка: «Мы – один народ, живущий в шести странах. Мы гордимся этим. Сердца ваших турецких братьев будут биться в унисон с вашими сердцами, как в печали, так и в радости. Мы будем прилагать совместные усилия для защиты наших общих интересов, для обеспечения благоденствия наших народов. Для этого у нас имеется достаточная политическая воля». Турции удалось добиться, чтобы секретариат Тюркского совета разместили в Стамбуле. Генеральным секретарем совета стал бывший турецкий посол в России Халиль Акынджи, финансирование деятельности секретариата в течение первых трех лет взяло на себя турецкое правительство.

Сейчас, похоже, тюркская интеграция получает со стороны Анкары новый импульс. В Алма-Ате 20-21 октября 2011 г. состоялся первый саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркского совета). Лидеры Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана и Турции приняли ряд решений, означающих статусное оформление этой новой региональной организации, и наметили приоритеты торгово-экономической и культурно-гуманитарной интеграции входящих в Тюркский совет государств.

Выступая на саммите, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что в результате его решений объединение тюркоязычных стран получило «реальную организационную составляющую». В частности, речь идет о создании Тюркского делового совета, в рамках которого появятся рабочие группы по различным тематикам. Задачей рабочих групп станет определение путей избавления от барьеров, препятствующих развитию экономических отношений между государствами. Генеральный секретарь Тюркского совета Халиль Акынжы сказал в этой связи: «Когда речь идет о торговле между нашими странами, преобладает таможенный вопрос, а также получение документов о транзите. Мы должны создать облегченную систему для наших стран». На основании выводов рабочих групп будет подготовлен доклад для следующего саммита, местом проведения которого назван Бишкек.

Российские эксперты (в том числе, и близкие к Кремлю), высказывают разное отношение к вновь созданному Тюркскому совету: от пренебрежительно-скептического до настороженно-негативного (за исключением части политологов из Татарстана и Башкирии). В частности, за всем этим многие из них усматривают попытку Анкары реализовать свои давние пантюркистские замыслы. Примерно также, воспринимают это и в Армении, где, по понятным причинам, живо интересуются всем, что делают Турция и Азербайджан. Российскими и армянскими экспертами заявления создателей Тюркского совета о том, что он не направлен против каких-либо третьих стран, а членство в нем не противоречит обязательствам, принятым в рамках других международных организаций (СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз), воспринимаются недоверчиво. Более того, многие из них утверждают, что развитие тюркских интеграционных структур создаст новые «разделительные линии» в регионе.

Все эти факторы, безусловно, должны учитываться и Украиной в ее внешней политике. Конечно же, отношения с Турцией нужно развивать, и в этом плане последний визит В. Януковича в Анкару был, несомненно, полезным. Но при этом не стоит утрачивать системного виденья геополитической перспективы и, конечно же, не забывать горьких уроков истории.