dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 20 Июня 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика От монголо-татарской «интеграции» Киева до интеграции европейской

От монголо-татарской «интеграции» Киева до интеграции европейской

От монголо-татарской интеграции Киева до интеграции европейской

При переходе права написания и интерпретации истории к очередному победителю в очередной исторической передряге она – история – столько раз перекручивалась, выворачивалась наизнанку, извращалась, что ждать от нее каких-либо серьезных выводов и уроков могут, пожалуй, разве что очень наивные и доверчивые люди. Для "юных" государственных наций, вроде украинской, только-только вступающей в этап формирования собственной национальной истории, об "обучающей" функции прошлого и вовсе вряд ли стоило бы вспоминать в компаниях, склонных мнить себя солидными.

Если история учит только тому, что ничему не учит, то украинская история – и того хуже – не учит даже этому. Из своей истории мы – хозяин-барин! – время от времени делаем такие сногсшибательные выводы, от которых волосы дыбом встают. А вот те, что следовало бы сделать для собственной же пользы, как-то проходят мимо нас, не привлекая нашего внимания. Один из таких – вывод о том, что, как не именуй свою зависимость от внешнего фактора, она останется именно зависимостью.

Повод вспомнить об этой простой истине, диктуемой опытом исторического развития, представился в последние дни 2011 г. В этом году при желании можно было отметить-отгулять одну весьма поучительную для нашей нынешней правящей элиты дату: 770-летие монголо-татарского ига. Его установление как системной политической и даннической зависимости русских князей от монголо-татарских ханов стало, как известно, возможно в результате монгольских нашествий на Русь в течение 1237-1241 гг.

То, что в прежние времена именовалось грубым, малоприятным словом "иго", нынче называют куда более элегантно и респектабельно: "интеграция". Хотя на суть дела игра слов не влияет. И в первом, и во втором случае речь идет о "политической" и "даннической" зависимости Киева от внешнего фактора. Месторасположение этого фактора – на востоке ли, или на западе – особого влияния на характер и особенности данного явления не оказывает. Меняется только риторика. И то – скорее по форме, чем по содержанию.

До 19 декабря сохранялись шансы на то, что в 2011 году совпадут две исторические даты: годовщина монголо-татарского ига и начало нового летоисчисления украинского государственного проекта европейской интеграции, которое должно было быть положено на саммите Украина-ЕС подписанием сторонами Соглашения об ассоциации.

Совпадения не случилось. Соглашения не подписали. Вместо этого наговорили и друг другу, и публике кучу каких-то пустопорожних слов о "неизменности намерений", "поддержке Европой Украины" и пр., и пр. Отношения Киева и Брюсселя, тем не менее, от обилия слов не только не стали более теплыми и конструктивными, а, наоборот, заметно охладились.

Причина такого поворота кроется в разочаровании, которое европейцы испытали, взглянув на украинскую жизнь через призму "дела Тимошенко".

Вдруг оказалось, что в Украине и демократии стало меньше, и реформ поубавилось, и с верховенством права дело не заладилось. И что со всем этим надо что-то срочно делать. Иначе, как поется в известной песне, "нам удачи не видать". То есть, иначе говоря, не будет никакого ассоциации и никакой реальной интеграции, а будет то же самое "иго", которое было до сих пор. Только не монголо-татарское, как когда-то в старину, а европейское.

Саммит Украина-ЕС 19 декабря в Киеве оставил не очень приятное, если не сказать тягостное, впечатление. Все выглядело как-то чересчур натянуто, неестественно, показушно. Саммит проходил, но ничего в его ходе не происходило. Участники, скучая, тянули время. Никакой конкретной работы ни для гостей из ЕС, ни для хозяев не было. В принципе, даже синхронный перевод с одного языка на другой был не очень-то нужен: то, что произносили вслух представители каждой из сторон, было рассчитано, скорее, на самих же себя, чем на собеседников.

"Картинка" события, представленная в вечерних новостных программах основных общенациональных каналов, выгодно отличалась от того, что имело место в реальной жизни. На вопрос: "Чем отличались репортажи о саммите от самого саммита?", - перефразируя старый анекдот, можно было бы ответить: "Репортажи длились на полчаса дольше!".

Чиновникам, занимавшимся подготовкой и проведением мероприятия 19 декабря и Генпрокурору, крупно повезло, что европейские гости удержались от соблазна ломануться всей делегацией во главе с Ж.-М.Баррозу и Г. ван Ромпеем в СИЗО на рандеву с "прекрасной дамой". Если бы нечто подобное произошло, всю официальную часть саммита можно было бы рассматривать всего лишь как разминку перед его главным действом.

Тем не менее, даже паллиативный сигнал в адрес "донецкой" власти в виде встречи с лидерами ведущих оппозиционных партий, проведенной по инициативе европейской стороны, причем, в рамках саммита (!) следует рассматривать как последнее китайское предупреждение перед официальным объявлением ей чего-то малоприятного, если и не угрожающего.

В.Янукович держался молодцом, излучая оптимизм и изо всех сил пытаясь хоть как-то расшевелить, настроив на более оптимистический лад, Ж.-М.Баррозу и Г. ван Ромпея. Успехом его усилия не увенчались, хотя выдавить у главы Еврокомиссии пару-тройку натянутых улыбок "на камеру" все-таки удалось. Президент ЕС при этом остался "мов скеля, незворушний".

Наблюдая за выражением лиц европейских чиновников, можно было подумать, что они не участвуют в знаковой и в каком-то смысле итоговой встрече с представителями дружественного государства, а присутствуют на проводах в последний путь кого-то из далеких родственников или не очень хороших знакомых. Или же что их накормили чем-то не совсем качественным и свежим за завтраком.

Итак, мимо Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом Киев тихо-мирно пролетел, как фанера над Парижем. Что дальше, спросите вы? Отвечу: ничего хорошего. Дальше надо будет ждать парламентских выборов осенью 2012 года, после которых в Брюсселе станут вносить определенные поправки и уточнения в представление об Украине, ее власти и их – власти и Украины – европейских перспективах. До этого момента в отношениях Киева и Брюсселя сохранится статус-кво. После него возможны варианты. Хотя верить в то, что Европа останется довольна тем, как мы будем выбирать свой парламент нового созыва, вряд ли приходится.