dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 14 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Уолл-стрит-3: «последняя осень олигархов» или «весна народов»? Часть вторая

Уолл-стрит-3: «последняя осень олигархов» или «весна народов»? Часть вторая

Уолл-стрит-3: последняя осень олигархов или весна народов? Часть вторая

2. What, who and for what.

События в США, известные вот уже второй месяц под названием «Захвати Уолл-стрит» и приобретшие статус едва ли не международных (как по антиглобалистским устремлениям, так и по охвату городов и стран, принявших, в конечном счете, участие в массовых акциях), поставили в тупик не только предержащих власть в самой «столице мирового империализма», но и заядлых противников Америки.

Дело в том, что по информации из самой сердцевины движения легко сделать вывод, что они начали свою борьбу под впечатлением от «арабской весны», приведшей к падению нескольких многодесятилетних режимов в арабском мире и еще несколько поставивших на грань падения. В то же время недовольные уровнем жизни «золотого миллиарда» Северной Америки и Западной Европы жители остальной части мира саму «арабскую весну» в большинстве своем склонны были объяснять происками того самого «международного империализма».

Но в таком случае выходит, что «международные империалисты» способствуют и тому, чтобы в их собственных странах – и прежде всего в главной, американской то есть, цитадели – люди массово начинали протестовать против установленного ими же «мирового порядка». Нелогично как-то получается. Особенно если учесть реакцию на движение «99%» американского политического истеблишмента, весьма однозначную и совершенно не комплиментарную.

Так, кандидат в президентской кампании 2012 года от республиканской партии (надо думать, выражающий позицию большей части республиканцев) Герман Кейн обвинил протестантов в антикапиталистических (стало быть, прокоммунистических?) настроениях и заявил: «Не вините Уолл-стрит, не вините крупные банки! Если у вас нет работы и вы не богаты, вините самих себя!» Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг заявил, что протесты имеют непродуктивный характер, и хотя среди протестующих есть люди, чьи требования вполне законны, много там и таких, которым лишь бы протестовать, потому, что больше просто заняться нечем.

Мнения этих крупных политиков представляют, очевидно, неприкрытую обычными для политиков и дипломатов (например, того же Барака Обамы в оценке своих невыполненных обещаний возглавить праведный джихад против нечестивых и нечестных финансовых спекулянтов вроде «Леман Бразерс») лицемерием и демагогией истинную реакцию сливок американского общества на возмущения в «придонной» его части. Те, кто способен к большей изворотливости в зависимости от электоральной ситуации, по большей части сочувствуют возмутителям спокойствия на Уолл-стрит и чуть ли не готовы примкнуть к ним, как это в свое время сделали Николай Азаров, Инна Богословская и иже с ними по отношению к победившему «Оранжевому Майдану». Тут по большей части можно найти демократов во главе чуть ли не с самим Обамой, но есть и республиканские исключения вроде еще одного выдвиженца в президенты–2012 Митта Ромни. Поневоле начнешь прислушиваться к словам радикала Германа Кейна о том, что это все инспирировано администрацией Обамы с целью отвлечь народ Америки от провальной политики действующего президента.

Как видим, и здесь имеется соблазн во всем увидеть банальную партийно-политическую подоплеку, а уж украинцам, деградировавшим от пассионарности Майдана–2004 до почасовых тарифов за стояние на всех прочих «майданах» и «майданчиках», другую картину и представить себе трудно. Но, может быть, не мешало бы несколько расширить горизонты восприятия и воображения? Чтобы после этого и на себя другими глазами посмотреть? Потому что объективные данные говорят, с одной стороны, о сходстве американской и общемировой ситуаций (в плане недовольства властями), а с другой – о разнице между массовой активностью народа во «взрослых» демократиях и массовой апатией народонаселения в условиях «серой зоны» перехода от тоталитаризма к... нет, не демократии, а пост-тоталитаризму в бывших советских республиках.

Во-первых, несмотря на то, что изначальный призыв к мирному захвату сердцевины мирового банковско-финансового бизнеса имеет конкретного адресанта – журнал Adbusters и стоящую за ним неправительственную организацию, – а также оперативное подключение к этой акции интернет-сообщества Anonymous, специализирующегося на проявлениях гражданского неповиновения; несмотря на явные признаки дисциплины и организации (в спектре от мероприятий по уборке занятой протестантами территории до расписанных на много дней вперед планов действий) в деятельности протестантов, координируемой через постоянно функционирующий сайт occupywallst.org, следов лидерства, единого центра пока выявить не удается, что и создает почву для фантазирования на тему «засланных казачков» и эдакой «исламо-славянской бондианы», борющейся с засильем олицетворяемого «многоэтажной Америкой» мирового зла.

Адекватнее выглядят более простые решения в виде признания факта противостояния «многоэтажной Америки» корпоративных офисов «одноэтажной Америке» обычных американцев, перекормленных обещаниями собственного правительства насчет решительной и беспощадной борьбы с кризисом и его последствиями на фоне явно надвигающейся второй волны кризиса, за которой как бы не последовало что-то вроде урагана «Катрин» или всеразрушительного цунами. Политические эксперты (а в Америке это действительно эксперты, то есть специалисты в области Political Science или Public Policy Analysis), пытаясь определить характер движения «99%», связывают его с понятиями «массовой демократии» (Grassroots democracy) или «прямой демократии» (Direct democracy) вроде той, что существовала когда-то в Древней Греции, где власть осуществлялась сразу всей толпой полноправных граждан, или на Запорожской Сечи, где власть осуществлялась сразу всей толпой бесправных неграждан. В любом случае это проявление полного разочарования в эффективности традиционной двухпартийной системы политического равновесия в США (которую критики называют «дуополией»), выражающегося в том числе в требованиях реформирования избирательной практики в сторону отказа от двухступенчатой системы голосования и коллегий выборщиков с целью обеспечить реальное прямое представительство народных интересов.

Во-вторых, в самом составе участников, в их «политической демографии», не удается определить векторы какого бы то ни было политического (кон)центрирования. Их трудно причислить к конкретным партиям, поскольку большинство являются носителями разных типов политического сознания – либерального, либертарианского, социалистического, анархического, – а то и вовсе объявляет себя «зелеными» или «независимыми». Опросы, проведенные среди участников протестных акций, свидетельствуют о том, что они разочарованы не только политикой администрации Обамы (40% ощущают себя обманутыми, 27% никогда в Обаму не верили, 22% полагают, что он делает «все, что в его силах», т.е. фактически ничего не делает), но по сути дела являются «американскими протывсихами» (так, 60% не участвовало в парламентских выборах 2010 года, хотя ранее 52% были вовлечены тем или иным образом в политическую деятельность), слабо верящими в возможность «прогнуть этот мир под себя» традиционными политическими средствами (поскольку 98% одобряют акции гражданского неповиновения для достижения своих целей, а 31% готов пойти на насильственные действия в защиту своих интересов); при этом речь идет не об «отбросах общества», «люмпенах» или чем-либо подобном (среди протестантов лишь 13,1% безработных, что незначительно отличается от среднего показателя по стране, да кроме того надо учитывать, что многие из них были вполне «вроде не бездельниками и могли бы жить», но потеряли работу совсем недавно по причине все того же кризиса).

Статистика довольно угрожающая, особенно если иметь в виду тенденции отказа от политической лояльности в пользу гражданской активности, но ее может смягчить факт относительной немногочисленности непосредственных участников протестов (ну, что такое 15 тысяч максимум человек против 300 с лишним миллионов населения страны или десятки тысяч по всему миру против семи с лишним миллиардов?).

Может, если закрыть глаза на общественную поддержку движения со столь же вполне очевидными тенденциями: если на четвертой неделе протестов активистов движения «нас 99%» поддерживало 38% американцев, что уже представляет огромное количество людей, то на пятой индекс поддержки перевалил «подавляющий минимум» и составил 54% при 23% тех, у кого идея захвата Уолл-стрит вызывает негативные ассоциации. При такой динамике не за горами момент, когда число «99%» можно будет раскавычить, ибо число сочувствующих сравняется с числом участвующих, то есть, по выражению социолога из Нью-Йоркского университета Г. Кордеро-Гузмана, «движение "99%" исходит из и походит на 99%» (the 99% movement comes from and looks like the 99%).

Столь высокий уровень внешней поддержки позволяет с достаточным доверием отнестись к анонимному опросу, проведенному на сайте occupywallst.org и охватившему более 1600 человек – вовсе не обязательных участников акций. Среди множества интересных социолого-статистических данных самым показательным является принадлежность 70,3% респондентов к политически независимым. Это, однако, совершенно не означает политической пассивности, скорее даже наоборот, что позволяет обозревателям ко многим «постам» современности (постиндустриализму, посткапитализму, постмодернизму и т.п.) присовокупить еще один «пост»: постполитическое состояние общества, переходящего в фазу прямых гражданских действий.

Думается, что инстинкт самосохранения нынешней финансовой олигархии не позволит ей довести постполитическое состояние до постапокалиптического, хотя, может быть, и следовало бы («до основанья, а затем...»), но если эта олигархическая элита окажется улитой и промедлит, то кристаллизующееся в США новое гражданское общество может в конце концов просто проигнорировать капитало- и телоспасительные движения со стороны властей и совершить реальное перерождение демократической политической системы Запада в реальную демократическую постполитическую систему. Ибо в ходе этой продолжающейся войны с Уолл-стрит рождается социальный типаж «нового американца», и он абсолютно противоположен типажу «нового русского» или «нового украинца». Это может быть носитель новой личностной и гражданской идентичности – той, которую вынашивал-вынашивал украинский народ во время «оранжевой революции», да так и не выносил. И тут нам не мешало бы поучиться у американцев, в которых нередко обнаруживали национально-характерное сходство с «братьями-славянами» (хочется надеяться, не только по параметру пресловутой «тупости»), и не дожидаться, когда со стороны Америки нас снова накроет очередная волна кризиса, а начинать бороться с этой волной, побеждая идентификационный кризис у себя в головах.

Трудно, конечно, сказать, насколько хватит картонных коробок в Зуккоти-парке и пассионарной энергии протеста у тех, кому сегодняшняя «картина маслом» набила оскомину. Но пока ближайшей целью объявлен Брюссель, который предполагается «захватить» в поддержку греков – не древних, а вполне современных, но не менее ревностных в отношении чувства свободы. Интересно, сколько еще дожидаться «захвата» Киева, но во имя какого-нибудь очередного идола, а ради самого себя? Или своих детей. Или своих внуков... Или...