dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 17 Декабря 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Белорусский КГБог

Белорусский КГБог

Белорусский КГБог

Как однозначно засвидетельствовал опыт мировой истории (последний пример – Муамар Каддафи), когда диктаторы оказываются в международной изоляции, а их поддержка внутри общества стремительно тает, последним инструментом удержания у власти остается для них всемерное укрепление различных карательных органов: силовых структур, спецслужб и т.д. Правда, как учит та же матушка-история – на штыках долго не усидишь, но кто же своевременно прислушивается к ее урокам?

Вот и практика последних лет правления белорусского «Бацьки» Александра Лукашенка показывает, что, похоже, как кроме этого, других ресурсов удержания власти у него не осталось. Впрочем, к международной изоляции и жестким репрессиям против своих политических оппонентов белорусскому диктатору не привыкать. И то, и другое для него – дело давно уже привычное. Но если раньше основным козырем минского правителя оставалась экономическая стабильность и обеспечение за счет нее довольно сносного жизненного уровня большинства населения, то в последние месяцы все это рухнуло как карточный домик. Беларусь захлестнула невиданная здесь ранее волна экономического кризиса, инфляции, роста цен, стремительного обвала национальной валюты. А такие «подарочки» даже долготерпеливые белорусы уже вряд ли простят, что грозит их президенту гораздо более серьезными неприятностями, нежели вся предыдущая активность местной политической оппозиции и любые санкции Запада вместе взятые.

Вот тут то и пришлось встревоженному «Бацьке» снова вспомнить про свой «Щит и меч» (о котором он, впрочем, никогда и не забывал). Результатом его отеческой заботы стал выход в свет беспрецедентного, во многих отношениях, правового акта – нового закона, небывало расширившего и без того немаленькие полномочия и права белорусского КГБ. Между тем, название у этого Закона, одобренного 30 сентября 2011 г. Советом Министров Республики Беларусь звучит достаточно скромно и малопонятно для непосвященных – «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь». Видимо поэтому даже бдительные европейские и американские радетели прав человека никак не отреагировали на сей акт. А зря! Документ, должен Вам заметить, замечательный своими юридическими и литературными достоинствами. Но прежде чем приникнуть к этому живительному источнику законности и гуманности, следует хотя бы несколькими штрихами обрисовать для уважаемого читателя предысторию его появления.

Комитет государственной безопасности Республики Беларусь (КГБ РБ) — одна из спецслужб Белоруссии, прямой правопреемник КГБ БССР. Кстати, как утверждают специалисты в этой сфере, именно белорусский КГБ претерпел наименьшее количество изменений с советских времен, по сравнению с другими постсоветскими странами. Что касается его структуры, то в КГБ РБ действуют отделы: контрразведки, разведки, военной контрразведки, по борьбе с организованной преступностью и по другим стратегическим направлениям. Однако эксперты говорят о том, что примерно с 2000 года в КГБ РБ всё более активно действует так называемое «Управление по защите конституционного строя», которое на деле занимается борьбой с инакомыслием и политическим сыском, а также является активным участником политической жизни в стране. Независимые юристы видят в этой деятельности прямое нарушение Конституции РБ.

Экс-кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич, попросивший политического убежища в Чехии, в начале 2011 года обвинил КГБ РБ в применении пыток. Позднее аналогичная информация поступила от других задержанных во время волнений 19 декабря 2010 года, которые оказались на свободе. О применении пыток рассказывали также задержанные в ходе молчаливых акций протеста летом 2011 года. Юристы Комитета против пыток ООН, куда намеревался подать заявление А. Михалевич, наивно сообщили ему, что для подачи заявления следует сначала получить отказ во всех судебных инстанциях своей страны. В белорусскую военную прокуратуру даже был подготовлен ряд обращений и начато расследования. Однако, экс-кандидат в президенты Андрей Санников сравнил это дело с «расследованием абвера в тюрьме гестапо».

С 2006 года в правозащитный центр «Весна» поступают обращения о попытке КГБ РБ завербовать или шантажировать активистов неправительственных молодёжных организаций. В 2009 году один из завербованных платных информаторов раскрыл себя и опубликовал полный дневник своего сотрудничества. Летом 2011 года скрытая аудиозапись «профилактической беседы» была выложена в Интернет. КГБ РБ также занимается мониторингом социальных сетей и производит превентивные задержания и обыски. Сотрудники КГБ РБ проникают в дома политических и гражданских активистов, журналистов и их семей и начинают обыск и конфискацию оргтехники под различными предлогами (проверка счётчиков горячей воды, паспортный контроль и т. д.).

Существуют предположения (неподтверждённые из-за полной закрытости организации) относительно деятельности КГБ по дискредитации дипломатических миссий иностранных государств и их правительств. После президентских выборов 2010 года в белорусских государственных СМИ была распространена информация «утечек» якобы через WikiLeaks, которые, возможно, были сфабрикованы КГБ РБ.

Характерной чертой КГБ РБ является его полная подконтрольность и личная преданность руководства президенту Александру Лукашенку. Так, еще 25 января 2005 года, спустя пять дней после назначения нового на тот момент руководства КГБ РБ, А. Лукашенко (который тогда был сильно напуган событиями «оранжевой революции» в Украине) заявил на совещании с руководящим составом КГБ Белоруссии, что будет лично контролировать деятельность силовых ведомств страны. «Я как глава государства по законодательству и Конституции могу сам контролировать силовые ведомства, в том числе КГБ. Я не отдал Комитет государственной безопасности под контроль некоего гражданского общества, как это принято говорить в отдельных странах. Контроль гражданского общества — это развал силовых структур», — подчеркнул белорусский лидер.

По его словам, за деятельностью КГБ и других силовых ведомств установлен жесткий контроль, которого ранее в истории Белоруссии не было. А. Лукашенко также отметил, что стремительно меняющиеся реалии требуют от белорусских спецслужб большей инициативы и энергичности, новых и более эффективных подходов. «Особая роль национальной спецслужбы предполагает адекватные и конкретные результаты оперативной деятельности по всем направлениям: от разведки, контрразведки, защиты конституционного строя, борьбы с терроризмом, организованной преступностью, коррупцией до обеспечения экономической безопасности в широком смысле этого слова. Вы должны работать там, где не могут сработать ни милиция, ни прокуратура, ни другие ведомства и контролирующие органы», — заявил Лукашенко.

Из вышеизложенного явствует, что КГБ РБ никогда не был особенно щепетилен в выборе средств и методов своей работы. Поэтому, отчасти правы те скептики и критики режима, которые утверждают, что с принятием нового закона о КГБ РБ в его практической работе мало что измениться, так как реально эта структура уже давно действует за пределами Конституции и любых законов. Правы, но лишь отчасти, ибо если раньше белорусские наследники чекистов были обязаны хотя бы внешне соблюдать некоторые формальности, то сейчас необходимость многих из них отпадет.

Впрочем, как говорили древние историки «Ad fontes!» (лат. – «К источникам!»). Позволим себе процитировать лишь некоторые, наиболее характерные юридические новеллы белорусских законодателей из принятого

30 сентября 2011 г. Закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь» (Здесь и далее цит. по «Статья 14. Права органов государственной безопасности»).

Вот, например, как оригинально трактуется в этом акте конституционное право неприкосновенности жилища: «...Входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением запирающих устройств и других предметов, в любое время суток в жилые помещения или иные законные владения физических лиц, в помещения и (или) иные объекты государственных органов и иных организаций [...] и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступления, либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершается или совершено преступление...». Разумеется, трактовка понятия «достаточных оснований» при этом целиком отдается на откуп исполнителей.

А чтобы исполнители не слишком терзались сомнениями «при исполнении» предусмотрена следующая норма: «Сотрудник органов государственной безопасности не несёт ответственности за вред, причинённый в связи с применением физической силы, специальных средств, боевой и специальной техники, применением оружия...». Весьма напоминает геббельсовское «За всех Вас буду отвечать я!».

Существенно расширяются возможности проникновения в среду инакомыслящих, разумеется, права самих инакомыслящих при этом во внимание не принимаются: «...Осуществлять меры по зашифровке сотрудников органов государственной безопасности и их деятельности с использованием в этих целях свидетельств принадлежности к государственным органам и иным организациям, изготавливать и использовать в целях легендирования личности сотрудника, деятельности и принадлежности подразделений органов государственной безопасности, их помещений и транспортных средств, проведения оперативно-розыскных и иных мероприятий документы государственных органов и иных организаций, а также осуществлять в этих целях другие меры зашифровки...».

Кстати, явно с расчетом на этих самых инакомыслящих предусматривается использование самых разных благ современной цивилизации: «...Сотрудники органов государственной безопасности применяют наручники, резиновые палки, средства связывания, специальные химические вещества, светозвуковые устройства отвлекающего действия, устройства для вскрытия помещений, устройства для принудительной остановки транспортных средств и другие специальные средства, в том числе служебных животных, в случае: — отражения нападения на сотрудников органов государственной безопасности или иных лиц; ...— пресечения неповиновения или сопротивления законным требованиям сотрудников органов государственной безопасности или иных лиц, исполняющих служебные обязанности или гражданский долг по обеспечению общественного порядка, предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений; ... — пресечения массовых беспорядков и групповых нарушений общественного порядка либо действий, направленных на повреждение и (или) уничтожение имущества».

О том насколько широко, и в чьих интересах будут трактоваться вышеперечисленные поводы для расправы, даже говорить не приходится. Однако, особым иезуитством отличается следующая формулировка: «Запрещается применять или использовать оружие: [...] в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен сотрудникам органов государственной безопасности, за исключением случаев совершения указанными лицами вооруженного сопротивления...». Кто же потом узнает, оказывали ли они на самом деле вооруженное сопротивление, или нет?

Ну и, наконец, вершина демократического законотворчества: «...Сотрудник органов государственной безопасности имеет право на применение оружия, в том числе огнестрельного, и на использование огнестрельного оружия также в иных случаях, определяемых Президентом Республики Беларусь...».

Поможет ли этот закон сохранить власть Александру Лукашенку? Думаю, что лишь на некоторое время. Но изрядно подпортить итак не сладкую жизнь его подданных (на это же время), безусловно, сможет.