dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 19 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика «Дани хотят»: спецоперация Европы по «консолидации» украинской демократии вступает в новую фазу

«Дани хотят»: спецоперация Европы по «консолидации» украинской демократии вступает в новую фазу

Дани хотят: спецоперация Европы по консолидации украинской демократии вступает в новую фазу

"Дани хотят", – такой весьма емкой, предельно лаконичной формулой один из русских князей в далеком ХІV столетии выразил суть всей татаро-монгольской политики в отношении Руси. Вариант этой формулы, актуальный уже не для всей "Руси", а только для Украины как ее составной части в прошлом, в настоящем и в будущем, мог бы звучать или точно так же – "дани хотят", – или в современной аранжировке: "В.Янукович должен...". То есть должен сделать то, что от него требует Европа, – отдать "дань".

Европейский парламент принял резолюцию по ситуации в Украине. Документ принципиально важный, очень серьезный как по содержанию, так и по возможному влиянию на все дальнейшее развитие отношений Европы с Украиной. И на отношение Европы к Украине. Очень серьезный и, к тому же, таящий в себе серьезную угрозу. Если мнение Европарламента приобретет характер мнения всего Евросоюза, поддерживать положительную динамику в украинско-европейском диалоге и сближении Киеву станет крайне сложно.

Правильно будет согласиться с мнением, согласно которому позитивное содержание резолюции определяется тем, что Европарламент разграничил, с одной стороны, свои претензии к Киеву, связанные с уголовными делами против Ю.Тимошенко и другими оппозиционерами, с другой, стратегическую линию на евроинтеграцию Украины, как бы разведя эти два направления-линии по разным "рельсовым маршрутам".

Проблема, однако, состоит в том, что вторая линия оказалась не просто прочно, а практически неразрывно увязана с первой в один узел, выглядящий пока что для украинской власти как полнейший аналог известного из мифов "Гордиева". Без решения вопроса о "претензиях" не будет продвижения вперед по "стратегической линии", - вот главный мессидж новой резолюции.

Выражаясь фигурально, можно сказать, что Европа в лице своих депутатов не захлопнула дверь перед самым носом Киева, оставив ее слегка приоткрытой, но установив на пороге прочный и надежный капкан.

Резолюция Европейского парламента от 27 октября далеко не первая по счету. А вот по содержанию, по тону, по направленности той ее части, которая содержится, если можно так выразиться, между строк, – первая и, слава Богу, пока единственная. Все прежние заметно отличались от нее. Прежде всего, степенью европейской кооперативности и толерантности в отношении Киева, в них заложенной.

В Резолюции ЕП плохо для нас уже то, что в ней не принято во внимание ровным счетом ничегошеньки из того, что говорила по поводу событий, послуживших поводом и причиной принятия этого документа, украинская власть. Ничегошеньки! Европейские парламентарии откровенно не желают ни слушать, ни слышать украинских чиновников. Никакие доводы и аргументы, исходящие от них, никого в Страсбурге не занимают.

Оппозиции, кстати сказать, повезло в этом смысле не намного больше, чем власти. В содержащемся в преамбуле резолюции перечне источников, "принятых во внимание" парламентариями, никто из отечественных противников власти тоже не фигурирует.

Получается, что Европа, ничтоже сумняшеся, берется судить об Украине, основываясь исключительно на собственных представлениях о том, что там происходит. Мнение самих украинцев в расчет не принимается. Признать, что такой подход основан хоть на какой-либо конструктивной логике и имеет право на существование, едва ли правильно. Тем более, что европейское знание ситуации в Украине и тенденций, на нее влияющих и ее определяющих, откровенно страдает схематизмом и предвзятостью.

Авторы новой резолюции ЕП по Украине пытались придать ей видимость взвешенности, объективности, доброжелательности. Получилось, прямо скажем, не очень. Документ выглядит чуть ли не как приговор. В его стилистике гораздо больше металла, чем дипломатической нейтральности. В каком-то смысле он даже смахивает на ультиматум, предъявляемый в поисках формального повода дляобъявления войны, чем на обращение к партнеру или же на "письмо другу".

Безапелляционность некоторых оценок удивляет, а даже шокирует. Откуда, к примеру, такая убежденность в том, что в Украине наблюдается "ухудшение свободы и плюрализма прессы"? Или в том, что со стороны украинской власти имеют место "попытки контролировать... содержание сообщений в национальных СМИ"?

Сформированное на основании таких оценок представление о ситуации в Украине со всей очевидностью страдает односторонностью и поверхностностью. Более того, оно выглядит как политически ангажированное, то есть сознательно направленное на оказание поддержки одной стороне внутриполитической конкуренции в ущерб другим сторонам.

Требования, предъявляемые к Украине и к украинской власти невыполнимы по определению. От них попахивает именно духом ультиматума, требования которого умышленно сформулированы таким образом, чтобы противоположная сторона ни в коем случае не смогла бы их выполнить, предоставив, таким образом, возможность для того, чтобы приступить к "разборке" с ней.

Положа руку на сердце, выполнить эти требования так, чтобы Европа осталась довольна, восприняв происходящее как "дань", которую она требует от Киева, вряд ли возможно. Любой шаг украинской власти в этом направлении по модели, разработанной в Европарламенте, мог бы привести к обвальной дестабилизации политической ситуации в Украине, к всплеску протестной активности с непредсказуемыми последствиями не только лично для В.Януковича и для его режима, но и для всей страны и для ее граждан.

Первый грубый наскок несколько переоценившей свои возможности Европы, поводом для которого послужил приговор Ю.Тимошенко, нашему президенту удалось отбить с легкостью и непринужденностью, заслуживающими уважения. Быстро сообразив, что недооценка В.Януковича и засевших на Печерских холмах "донецких" ни к чему хорошему не приведет, европейцы, похоже, сменили тактику. При этом, правда, стратегическая цель осталась прежней. Под новым лозунгом "консолидации украинской демократии" Европа продолжает давить на Киев, стремясь во что бы то ни стало заставить его проявить покорность.

"Между первой и второй – промежуток небольшой", – говорят у нас, правда, при других обстоятельствах и по другому поводу. Взяв непродолжительную паузу, Европейский Союз приступает ко второму этапу "спецоперации" по освобождению Ю.Тимошенко. О том, что "претензии", выдвигаемые в связи с этим, мало соотносятся с действующим законодательством и, к тому же, вступают в противоречия с декларируемыми ими же самими ценностями, европейцам думать, видимо, недосуг.