dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 21 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Уолл-стрит-3: «последняя осень олигархов» или «весна народов»? Часть первая

Уолл-стрит-3: «последняя осень олигархов» или «весна народов»? Часть первая

Уолл-стрит-3

1. What the hell is going on?

Именно этим «проклятым вопросом» необходимо для начала себя озадачить, пытаясь объяснить urbi et orbi социально-экономическую подоплеку и человеческое содержание акции под названием «Захвати Уолл-стрит» (Occupy Wall Street, сокращенно #OWS) – может быть, пока и не перманентной, как революция в мечтах большевиков-ленинцев, но уже более долговечной, чем перманентная завивка.

«Что у них там, черт побери, происходит?» – спрашивают себя банкиры, биржевики и прочие дельцы, рукодельцы и рукоблуды из финансового сектора американской экономики, поглядывая в окна своих высокоэтажных офисов на происходящее вот уже пятую неделю в до недавнего времени незыблемо их манхэттенском даунтауне: мол, что за дауны собрались в даунтауне?

«Что там у ВАС, черт побери, происходит?!» – риторически возносят свое возмущение к высокоэтажным окнам банков, бирж и бизнес-центров тысячи людей, дотерпевшихся до состояния по-достоевски униженных и оскорбленных бедных людей, эдаких американских макаров девушкиных и неточек незвановых, но выдохнувших наконец из себя «С меня хватит!» и присоединившихся к участникам взятия «американского Зимнего дворца» – кто знает, может быть, даже исторического.

«Что там вообще творится в этой Америке?» – спрашивают себя сонные обыватели по всему миру после очередной сводки новостей о «беспорядках» в Нью-Йорке, и на этот вопрос уже поднакопилось достаточное количество ответов, среди которых: всевозможные конспирологические версии вроде белградского «центра управления полетами во сне и наяву», вознамерившегося отмстить империалистическим американским хазарам иззаугоульным кинжальным «нашим ответом Чемберлену» в спину, или «бумеранга "оранжевой революции"», особенно если учесть, что апельсины (правда, без наколотых валенок пока) и в этом случае являются одним из главных атрибутов празднества; коммунистические радения о втором пришествии мировой революции; злорадные выхлопы гневной радости со стороны мусульманского Востока: что, мол, посеешь «арабской весной», то и пожнешь американской «осенью олигархов» под сенью небоскребов самой знаменитой улицы мира; высокомерные шипения через губу самих атакуемых «воротил мировой экономики» в сторону всяких там в очередной раз «восставших масс», «грядущих хамов», «отбросов и подонков общества», «граждан алкоголиков, хулиганов, тунеядцев»... однако вряд ли есть необходимость оглашать «полный список, пожал-ста», тех «казлов» (ну, если быть более точным, то rednecks), которые, с точки зрения почетных англоязычных членов списка журнала «Forbes», «мешают им жить».

Однако попытаемся вместо впадения в состояние хронической параноидальности обратиться к элементарной хронике событий и объективным «входным данным» процессов, сотрясающих ныне Уолл-стрит и многие другие «стриты» и «авеню» многих других городов мира – разумеется, преимущественно западного.

Ружье под названием «Уолл-стрит» уже дважды вешал на стену голливудских экранов Оливер Стоун: впервые в 1987 году, когда выпустил свой драматический блокбастер с Майклом Дугласом и Чарли Шином в главных ролях, в котором раскрывался секрет полишинеля о сволочной природе и криминальном или хотя бы криминогенном характере рыночных игр эпохи рейганомики, преуспевавшей за счет либерализации и дерегуляции финансово-банковской сферы; во второй раз – в 2010 году, отметившись сиквелом «Уолл-стрит: деньги не спят», в котором именито-знаменитый режиссер попытался проявить следы брызг от лопнувшего финансово-кредитного пузыря и по совместительству упыря, начавшего раздуваться как раз со второй половины 80-х годов прошлого столетия. И вряд ли случайным является то обстоятельство, что за последние тридцать лет один топ-процент самых богатых людей Америки увеличил свою долю в совокупном общественном богатстве страны с 9,1% до 23,5% накануне кризисного 2008 года, а теперь, по некоторым данным, и вовсе чуть ли не до 40%. Оливеру Стоуну не мешало бы снять еще один фильм об Уолл-стрите в 1928 году, в канун «Великой депрессии», когда доля все того же богатейшего процента распузырившихся финансовых игроков достигла 23,9% в совокупном доходе населения Америки. Совпадение не просто знаменательное, но и зловещее, если учесть, что последующий прорыв к процветанию и безусловному мировому лидерству в немалой мере был обусловлен катастрофой второй мировой войны.

И вот ружье, как и положено в хорошем театре, выстрелило, причем не без репетиций. Еще в середине июля 2011 года, убедившись, что никакой Обама или другой бог-царь-герой не собирается идти в своей борьбе с корпоративным паразитивизмом дальше пустых обещаний и демагогических заявлений, обосновавшаяся в Канаде антиглобалистская, антиконсюмеристская, экологическая неправительственная организация в своем двухмесячнике Adbusters (что можно перевести как «Борцы с рекламой» по аналогии с известной франшизой «Охотники за привидениями», или Ghostbusters), предложила организовать мирную акцию, в ходе которой протестанты, выступающие против наступления крупных корпораций на демократию в странах Запада, все более и более растущей пропасти между доходами самых богатых и всех остальных, в число которых стал стремительно сползать и опорный для демократических обществ «средний класс», и отсутствия ощутимых правовых последствий для тех умников, которые заварили всю кашу с мировым кризисом 2008 года. Уже тогда была определена в общих чертах тактика мирной борьбы под лозунгами «Деньги – отдельно, политика – отдельно» и «Нас – 99%»: разбиение палаточных городков, организация полевых кухонь, возведение оборонительных баррикад и т.п.

И вот 17 сентября колонна в тысячу примерно демонстрантов прошла по улицам осеннего Нью-Йорка, после чего сотня с лишним активистов-волонтеров заночевала в картонных ящиках, по хорошей традиции бездомных ньюйоркцев, в парке Зуккотти, лишив полицейское управление города возможности очистить улицы, поскольку парк является частной собственностью, а потому лишь собственнику дано право разрешать или запрещать пребывание на его территории. К следующей субботе количество протестантов выросло в несколько раз, что привело к перекрытию движения на нескольких прилегающих к Уолл-стрит улицах и первым столкновениям с полицией вплоть до применения слезоточивого газа. Около 80 человек были арестованы за блокирование дорожного движения, нарушение общественного порядка и, что самое интересное, за «сопротивление при аресте» (такого ноу-хау – «арест за сопротивление при аресте» – даже в Белоруссии пока еще, насколько известно, не придумали). 1 октября многотысячная процессия прошла по Бруклинскому мосту, и закончилось это более чем семьюстами арестами и созданием напряжения между правоохранителями и правообладателями. В итоге 5 октября «99%», пополнившись представителями профсоюзов, студентами и безработными, насчитывали уже 15000 человек, из которых двести особо активных попытались снести ограждения, отделявшие протестантов от вожделенной Уолл-стрит, так что снова пришлось применять слезоточивый газ и прибегать к арестам. Движение перехлестнуло границы Нью-Йорка и стало приобретать общенациональный размах. К середине октября, воспользовавшись социальными сетями (главным образом Facebook и Meetup), инициаторы акции привлекли в свои ряды десятки тысяч единомышленников, выступивших с аналогичными слоганами в 950 городах по всему миру; были «мирно оккупированы» Лондонская фондовая биржа, Торонтская биржа в Канаде, банковские учреждения во Франкфурте и Цюрихе, а в Риме, где редкий итальянец не чувствует себя «тиффози» во время массовых акций, дело дошло до серьезных беспорядков и вандализма. По состоянию на 20 октября, если верить сообщениям «прогрессивной» независимой западной прессы, количество охваченных акциями городов в США перевалило за 100, а во всем мире – за полторы тысячи.

На самой Площади Свободы (Liberty Square) активисты не только отпраздновали месячный «юбилей», но и начали всерьез готовиться к садово-парковому варианту «окопной войны» с американским олигархатом. Им удалось добиться отмены или хотя бы отсрочки операции по санитарной обработке занятой территории, взять на себя обязанности по благоустройству и поддержанию порядка в «зоне свободы», гармонизировать отношения с населением Манхэттена с помощью программы «Добрососедство» (Good Neighbors), ограничив шумовые эффекты с применением барабанов двумя часами в день вместо десяти часов в первые недели. Другая программа, «Нет ненависти!» (No Hate), направлена на пропаганду принципов солидарности, достоинства личности, любви, уважения и полного отказа от каких бы то ни было проявлений расизма, сексизма, гомо- и трансфобии, ксенофобии и т.д.

Вполне традиционно свою оппозиционность к властям и моральную поддержку «отщепенцам» высказывают многие люди кинематографа, в числе которых Майкл Мур со своими инвективами в адрес мировой клептократии, актеры Сьюзан Сарандон и Марк Руффало, «философы-бунтари» Ноэм Хомски и Славой Жижек, «сам» Джордж Сорос, нобелевский лауреат по экономике и один из авторитетнейших критиков политики глобализации Джозеф Стиглиц, основатель Википедии Джимми Уэйлс и множество других обладателей мировой известности и достаточно «продвинутых» взглядов. Жижек в своей речи, посвященной «нью-йоркскому майдану» и утверждающей мысль о том, что критику капитализма не следует смешивать с критикой демократии, в частности говорит: «Нам говорят, что мы мечтатели. На самом деле мечтателями являются те, кто думает, что все и дальше будет происходить бесконечно долго без изменений. Мы не мечтатели. Мы пробуждаемся от сна, становящегося кошмаров. Мы ничего не разрушаем. Мы лишь констатируем саморазрушение системы». Эти слова, кажется, противоречат знаменитым словам Джона Леннона из композиции Imagine, наверняка очень близкой тем, кто добивается в нынешнем западном мире реальной и прямой демократии, социальной справедливости и подлинной солидарности: You may say I'm a dreamer, but I'm not the only one («Ты можешь сказать, что я мечтатель, но я не один такой»). Противоречия, впрочем, нет. Просто часть населения западного мира («99%») бросила мечтать, «ждать милостей от природы» и принялась что-то делать. Только вот ЧТО она делает и не станет ли движение «Захвати Уолл-стрит» воплощением бернштейнианского принципа старой европейской социал-демократии: «Конечная цель – ничто, движение – все»? Ответ на этот вопрос попытаемся дать в следующей части.