dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 24 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Москва - Минск: о перспективах интеграционного сближения

Москва - Минск: о перспективах интеграционного сближения

Москва - Минск: о перспективах интеграционного сближения

В условиях переживаемых Белоруссией серьезных социально-экономических и политических трудностей среди части политической элиты этой республики, не говоря уже о ее широкой общественности, в последнее время все чаще стали раздаваться голоса в пользу более тесной и всесторонней интеграции с Россией, вплоть до формирования единой социально-экономической структуры.

Расчеты Минска на установление разумного баланса в экономических и политических отношениях с Западом оказались несостоятельными. В настоящее время никто на Западе независимое белорусское государство в действительности не ждет, и в расчет не принимает. В Брюсселе Белоруссия по-прежнему рассматривается либо как потенциальный инструмент политического давления на Москву, либо как буферная зона, отделяющую Западную Европу от России (по аналогии с тремя прибалтийскими республиками). По мнению белорусского политолога Валерия Карбалевича, «поиск сегодня альтернативы белорусско-российскому объединению (в любых его формах), является делом нелогичным и бесперспективным».

Минские власти, несмотря на раздуваемые время от времени обострения отношений с Москвой, так и не дождались на этом фоне достаточной финансовой поддержки со стороны Запада и США. Всем памятно заявление главы МИД Польши Радослава Сикорски на пресс-конференции, посвященной итогам состоявшейся в Варшаве международной конференции доноров "Солидарность с Беларусью" о том, что в сумме Белоруссия получит от всех стран-участниц конференции всего лишь 87 млн. евро, причем 1,7 млн. евро пойдет на помощь пострадавшим оппозиционерам и их семьям, а также «независимым» СМИ. Однако, говорить о том, что в республику пришла хотя бы часть этих денег, не приходится.

Что же касается Вашингтона, то его законодатели ограничились одобрением в Палате представителей Конгресса США 7 июля "Акта о демократии и правах человека в Беларуси от 2011 года" (документ был принят Конгрессом в 2004 году, а в 2006-м и в 2008-м его действие продлевали еще на два года), в котором в общих чертах обосновывается позиция Соединенных Штатов по отношению к ситуации в Белоруссии. А заключается она в том, что американцы продолжат «поддерживать рост демократических движений и институтов в Беларуси, которые дают возможность народу Беларуси прекратить тиранию в стране". А вот объем финансовых вливаний «на поддержку демократии» в РБ не указывается, а лишь подчеркивается, что в 2012-2014 годах они не должны превышать сумму, выделенную в предыдущие годы. Даже для оппозиции, выходит, Вашингтон не готов расщедриться.

Брюссель занимает практически идентичную Вашингтону позицию: "... пристально следим за развитием событий в Беларуси... поддерживаем граждан страны в их стремлении к свободе слова и собраний". Конкретных проявлений помощи, кроме слов и бессмысленных санкций по отношению к белорусским чиновникам и некоторым государственным компаниям, со стороны Евросоюза пока не наблюдается.

Не случайно находившийся недавно в Москве на переговорах по газовому вопросу белорусский премьер Мясникович обратился к своему российскому коллеге с просьбой в двустороннем формате или формате «тройки» (Россия, Белоруссия, Казахстан) выработать комплекс мер для поддержки Минска в связи с санкциями. Как известно, после выборов президента Белоруссии Евросоюз и США, обвинив Минск в политических репрессиях, ввели экономические санкции против ряда предприятий этой страны и ограничили выдачу виз некоторым официальным лицам (Совет министров иностранных дел ЕС принял 10 октября 2011 г. в Люксембурге решение об очередном усилении ограничительных мер против Беларуси. В частности, Совет ЕС добавил к "черному списку" 192 представителей властей Беларуси еще 16 лиц, которым запрещается въезд в страны Евросоюза и чьи банковские активы в Европе замораживаются.). Деловых отношений с «Белнефтехимом», «Белшиной», «Белтехэкспортом» и другими предприятиями Вашингтон и Брюссель больше не поддерживают. Такие меры Мясникович назвал «актом агрессии», ударом по национальной экономике и вообще вызовом Союзному государству. «Друг познается в беде», - счел нужным напомнить белорусский премьер и призвал не допускать больше новых торговых войн. Владимир Путин в ответ подчеркнул, что «белорусские предприятия найдут широкий рынок на пространстве Таможенного союза».

А совсем недавно, отвечая на вопросы участников Всероссийского молодежного форума "Селигер 2011", премьер-министр России В. Путин заявил, что создание единого государства России и Белоруссии по образу СССР "очень желательно и полностью, на 100 процентов, зависит от волеизъявления белорусского народа". Это высказывание российского премьера до сих пор комментируется в европейской прессе, причем аналитики не без оснований полагают, что в складывающейся политической и экономической ситуации в Белоруссии у Лукашенко практически нет разумной альтернативы предложениям российских партнеров.

Разумеется, мало кто из серьезных политиков на постсоветском пространстве сомневается в том, что роль России в процессе объединения двух, а может и более, стран бывшего Советского Союза, трудно переоценить. Именно Москва, и белорусская политическая элита, в том числе, прекрасно это понимает, имеет достаточный политический вес и наиболее конкурентоспособную из всех постсоветских республик экономику, необходимые для того, чтобы процесс интеграции на территории бывшего СССР, в конечном счете, стал реальностью.

То, что белорусская экономика в сегодняшней реальности не может нормально существовать без российских энергоносителей и обширного рынка своего соседа ни для кого ни секрет. Хотя все еще по инерции в Минске иногда продолжают настойчиво говорить о конкурентоспособности белорусских товаров в Европе, Азии и Южной Америке. Однако официальная статистика говорит о другом. Да, по данным Национального банка, в первом полугодии наблюдалась положительная динамика, связанная с экспортной выручкой белорусских предприятий. Однако, несмотря на то, что валютные поступления составили 18,26 млрд. долларов, увеличившись на 71,9% по сравнению с прошлым годом, Белоруссии пока не удалось диверсифицировать свой экспорт. Львиную долю выручки республика получила от продажи нефтепродуктов, цены на которые в этом году значительно выросли. При этом, основным поставщиком нефти, как и в прошлые годы, по-прежнему является именно Россия.

Вопреки прошлогодним заявлениям белорусских властей о возможных поставках 10 млн. тонн нефти из Венесуэлы, в январе-мае республика получила из этой страны только 796,1 тыс. тонн, в то время как из России -почти 6,5 млн. тонн. Нормализация отношений со своим восточным партнером позволила Белоруссии вновь начать продавать нефть: на внешние рынки республика вывезла почти 700 тыс. тонн углеводородного сырья на сумму 544 млн. долларов.

Помимо нефтепродуктов, одним из важнейших экспортных товаров Белоруссии традиционно является сельскохозяйственная продукция. Однако и здесь, как оказывается, не все так благополучно - белорусская продукция в Европе практически не востребована. За январь-май Белоруссия поставила на экспорт 254,4 тыс. тонн молочной продукции (за счет роста цен в стоимостном выражении экспорт вырос на 20,4% и составил 709,8 млн. долларов). Однако почти 93% молочной и 99,7% мясной продукции было экспортировано в Россию.

Такая же картина наблюдается и в экспорте белорусского машиностроения: основным покупателем тракторов, грузовых автомобилей, тягачей и прочей автомобильной и сельскохозяйственной техники является опять же Россия. Причем даже личный друг и единомышленник Лукашенко президент Венесуэлы Уго Чавес в нынешнем году практически отказался от белорусских товаров. За пять месяцев 2011 года в Венесуэлу не было отгружено ни одного трактора (за аналогичный период прошлого года их было закуплено почти 700 единиц) и только два белорусских седельных тягача (в январе-мае 2010-го - 122). Поставки же грузовых автомобилей сократились почти в 6 раз.

Белорусский экспорт независим от России пока только в области калийных удобрений. За первое полугодие республика поставила на экспорт около 2 млн. тонн хлоркалия на сумму 1,334 млрд. долларов США, при этом основной объем белорусских калийных удобрений был закуплен Бразилией (518,1 млн. долларов). Однако официальный Минск не может не понимать, что "Беларуськалий", являющийся фактически последним оплотом белорусской экономики, не способен в одиночку вытащить республику из серьезного экономического кризиса.

К этой невеселой картине еще можно добавить проблемы связанные с валютной ситуацией в республике. Так, выступая в начале октября 2011 г. на сессии Совета Республики глава Национального банка Белоруссии Надежда Ермакова заявила, что золотовалютные запасы страны не обеспечивают работу экономики и их хватит на 1-2 месяца.

Таким образом, можно практически со стопроцентной уверенностью утверждать, что в нынешней ситуации, когда белорусские производители не пользуются заметным спросом на мировом рынке, а процесс модернизации производства в республике идет медленно из-за административного контроля и нехватки средств, экономика Белоруссии в значительной мере завязана на рынке России и, в какой-то степени, Казахстана в рамках ЕЭП.

В этой сложной для Минска экономической ситуации руководство России решило поддержать белорусов сниженной пошлиной на покупку газа. Это и был один из главных обсуждавшихся вопросов на последнем заседании в Москве Совета министров Союзного государства.

Как заявил российский премьер В. Путин, «... принято решение со следующего года, 2012-го, ввести в газовую формулу для Белоруссии интеграционный понижающий коэффициент. Уровень этого коэффициента предстоит определить в ходе переговоров на уровне хозяйствующих субъектов. Исходим из того, что в рамках интеграционных объединений мы должны выйти на условия равной конкуренции. Рассчитываем на то, что этот процесс будет синхронизирован с приобретением второй доли компанией «Газпром» в «Белтрансгазе».

В этом контексте стороны согласились в том, что интеграция - главное средство в преодолении последствий мирового финансового кризиса и противостоянии возможным новым экономическим ударам. В этой ситуации Россия и Белоруссия намерены максимально координировать действия на политическом и экономическом направлениях, к взаимной выгоде использовать механизмы и потенциальные возможности союзного государства.

Однако не стоит забывать, что в реалиях существования постсоветских стран отнюдь не экономические выкладки зачастую приводят к правильным, конкурентным решениям. Огромную роль при выборе той или иной модели развития играет личностный фактор руководителя. Его адекватность, надежность, прагматичность.

Белорусский лидер А.Лукашенко, к сожалению, не относится к числу людей, которым присущи в полной мере вышеперечисленные дефиниции. В зависимости от политической конъюнктуры президент Белоруссии порой делает совершенно неожиданные «телодвижения»... В частности, весьма удивило его последнее октябрьское заявление, в котором А.Лукашенко обвинил Россию во многих собственных экономических просчетах. По его словам, за последние пять лет Россия подняла цены на энергоносители в пять раз. Кроме того, Лукашенко обвинил Россию в том, что некоторые законопроекты в рамках Таможенного союза были введены в интересах Москвы. В частности, он привел в пример пошлины на ввоз автомобилей на территорию Таможенного союза: до середины 2011 года они существовали только в России для защиты местного автопрома.

Лукашенко также обвинил в создании «ажиотажа» вокруг экономики Белоруссии российские СМИ, и отдельных чиновников. «Но нам и «помогли» очень сильно, в том числе и российские СМИ, и чиновники, которых уже нет, которые создавали ажиотаж своими заявлениями», - заявил президент Белоруссии. По всей видимости, он имел в виду министра финансов России Алексея Кудрина, покинувшего правительство в конце сентября.

Оценку таким заявлениям дал не кто иной, как собственный народ бацьки. Рейтинг белорусского президента А.Лукашенко, переизбранного в прошлом году на четвертый срок, упал до исторического минимума. Прежний рекорд падения рейтинга был зафиксирован в 2003 году.

По данным независимого института социально-экономических и политических исследований, в сентябре за очередное переизбрание господина Лукашенко готовы были проголосовать 20,5% белорусов. В июне этот показатель составлял 29,0%, тогда как сразу после декабрьских президентских выборов — 53,0% «Иначе говоря, его рейтинг всего за девять месяцев упал в 2,5 раза, достигнув минимального уровня за всю 17-летнюю историю мониторинга НИСЭПИ».