dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 19 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Не очень-то партнерское партнерство

Не очень-то партнерское партнерство

Не очень-то партнерское партнерство

В последние дни сентября наши западные соседи-друзья поляки организовали и провели в своей столице саммит программы "Восточное партнерство", которой сами же не так давно дали путевку в европейскую жизнь. Вопреки всем красивым словам и ритуальным жестам, имеющим целью оказать поощряющее воздействие на подопечных из Восточной Европы и Закавказья и создать иллюзию идиллии, придать мероприятию хотя бы относительно праздничный характер у организаторов так и не вышло. Не удалось им и привлечь к саммиту внимание "старой" Европы. Повестка дня, связанная с развитием отношений со странами по ту сторону восточной границы Европейского Союза, не вызывает в большинстве его стран-членов, включая "локомотив" европейской интеграции Германию и такие ее – интеграции – традиционные "столпы", как Франция, Великобритания, Италия или Нидерланды, ни интереса, ни энтузиазма.

Предоставленная, по сути дела, самой себе, оставленная один на один с "ости", Варшава не нашла ничего лучше, чем использовать саммит "Восточного партнерства" как инструмент жесткого по содержанию и достаточно грубого по форме давления на Киев и Минск. Или правильнее, наверное, будет сказать: на Минск и Киев, поскольку лекция о правилах хорошего европейского тона, адресованная А.Лукашенко, оказалась гораздо более неприятной, чем урок, преподанный В.Януковичу.

В том, что такой алгоритм поведения наших польских "супердрузей-адвокатов" был предварительно до мельчайших деталей согласован с Брюсселем, сомнений нет и быть не может. Предлагаемое Евросоюзом его восточным соседям в красивой упаковке "партнерство" приобрело в связи с этим свой настоящий облик и стало выглядеть не очень-то партнерским.

Ожидания Украины от сентябрьской встречи "партнеров" несли в себе изрядную долю оптимизма. В Киеве не скрывали, что хотят услышать от Европы четкое и однозначное признание перспективы своего членства в Евросоюзе. И что не прочь получить сигнал, не дожидаясь двухстороннего саммита Украина-ЕС, запланированного на середину декабря, уже сегодня в потрясающе эффектной в осеннем убранстве Варшаве.

Предлагаемые ей рамки "восточного партнерства" Украина считает для себя явно узковатыми и откровенно недостаточными. Участвовать в программе украинская сторона с самого начала соглашалась, имея в виду, что для нее это – не самостоятельный долгосрочный проект, а всего лишь дополнительный канал для обеспечения продвижения к еврочленству.

Кроме, весьма, надо сказать, амбициозной, программы максимум, была еще программа минимум: выбить, наконец, из официальных представителей Евросоюза заверения в том, что в декабре Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной будет обязательно подписано, несмотря ни на какие сложности внутриполитического момента, связанные с Ю.Тимошенко.

Настрой европейцев был, мягко говоря, несколько иным. Его характер в значительной степени раскрывает заголовок материала от "Евроньюз": "Брюссель хочет в партнеры Украину и Белоруссию, но видит препятствия". "Восточное партнерство" – это на сегодняшний день именно тот формат, который объединенная Европа считает оптимальным для шести стран постсоветского пространства. Ни о какой перспективе членства для Украины никто из них, включая поляков, ни говорить, ни даже думать не собирался. Как и о том, чтобы не на словах, а на деле дать украинским гражданам право на безвизовый въезд в Европу.

Этого настроя никто из участников саммита с европейской стороны скрывать от украинцев не собирался. Именно в его русле Б.Коморовский дал ответ на пресс-конференции на приглашение В.Януковича приехать на открытие Национального стадиона в Киеве. Вместо радостно-восторженного возгласа с его стороны: "Да, конечно!", - на который, видимо, рассчитывал высокий украинский гость, прозвучало сдержанно-вежливое, уклончивое: "Мы подумаем, как обеспечить участие Польши в этом мероприятии".

Свою главную задачу в отношении Украины Европа на сей раз видела в том, чтобы не просто расставить все точки над "і" в теме, связанной с именем Ю.Тимошенко, но непременно получить от В.Януковича твердые гарантии того, что его главная конкурентка и оппонентка не будет томиться в тюрьме.

Первая часть этой миссии была выполнена целиком и полностью. Не знаю, что говорили европейцы украинскому президенту в ходе встреч с ним, и как это "что" переводили ему переводчики. Польский премьер Д.Туск, однако, в одном из комментариев для прессы по итогам саммита не преминул снять с этого вопроса пелену таинственности, заявив, что тюремный срок для Ю.Тимошенко и подписание Соглашения об ассоциации – это в представлении Европы две абсолютно несовместимые вещи. Если будет первое, то второго точно не будет ни в декабре 2011-го, ни после него.

Таким образом, вместо твердых гарантий относительно подписания Соглашения Киев на саммите "Восточного партнерства" в Варшаве получил прямую угрозу отказа Брюсселя от этого подписания. Все усилия Банковой представить суд над лидером оппозиции как проявление независимости украинской судебной системы и неукоснительное следование европейским стандартам, оказались напрасными. В то, что В.Янукович не является реальным хозяином Печерского суда и, на самом деле, не может никоим образом повлиять на судью Р.Киреева, никто в Европе не поверил.

Права ли Европа в этом своем максимализме? На мой взгляд, нет, не права, поскольку требует от официального Киева того, на что никогда и ни при каких обстоятельствах не пошла бы сама: нарушения принципа независимости судебной ветви власти и ее неподконтрольности ветви исполнительной, продиктованного политической целесообразностью.

"Мне кажется, Юлия Тимошенко должна быть освобождена – сейчас, немедленно... - сказал, как отрезал, Х.Солана накануне встречи в Варшаве. – У политических решений не должно быть криминальных последствий". Допускаю, что говорил он это даже не за скромный гонорар от БЮТ, а, так сказать, по велению совести и по зову сердца. Кому, как не ему, бывшему Генсеку НАТО, на руках у которого кровь сербских стариков и детей, пролитая в ходе агрессии Альянса против Югославии в 1999 году, опасаться "криминальных последствий политических решений"?

Когда Х.Солана произнес эти слова, могло показаться, что это – его личное мнение и индивидуальная позиция. Теперь видно, что с ним солидарны все европейские чиновники. И что для украинских политиков должны, по их мнению, действовать иные правила, чем для политиков европейских. Точнее, не для всех, а для тех, кто придерживается "правильной" ориентации. Или, по крайней мере, слывет в Европе таковым.

На саммит программы "Восточное партнерство" в Варшаву В.Янукович отправился практически сразу же после возвращения из Нью-Йорка, где, как известно, принял участие в работе 66-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Результаты двух поездок главы нашего государства за рубеж сильно отличаются друг от друга. Из-за океана украинский лидер вернулся со щитом. С берегов красавицы Вислы – с обострением головной боли и с кучей проблем, которые надо решать незамедлительно. Да еще и голодный – от участия в заключительном официальном мероприятии саммита – ланче – он, сославшись на неотложные дела дома, отказался.

Дать малейший сбой в выборе решения при этом никак нельзя. В сложившейся после ареста Ю.Тимошенко ситуации президент напоминает сапера, который имеет право на ошибку только один раз. Один неверный шаг, одно неверное слово, и Брюссель не просто затормозит процесс формального продвижения Украины к Евросоюзу, но запустит в ход в отношении Киева кампанию "принуждения к демократии". Ничего хорошего, кроме плохого, ждать от нее не придется.

Партнеры из Западной Европы уже давно перестали скрывать, что, предлагая на словах странам из Европы Восточной роль "партнера", на деле закрепляют за ними статус "младшего брата", и ничего больше. Саммит программы "Восточное партнерство" в Варшаве со всей очевидностью и наглядностью подтвердил, что это именно так.

К мнению того, кого они формально именуют партнером, пускай и восточным, европейцы не прислушиваются, и прислушиваться, по-видимому, не собираются. Во всяком случае, отношение к политической ситуации в Украине и к ее основным действующим лицам Европа сформировала без учета мнения украинской власти, исходя не из реального положения дел, а из собственного представления о них. Ну, и еще из собственного интереса.