dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 18 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Переговоры по ПРО между Россией и США: старые проблемы, «новые» нюансы

Переговоры по ПРО между Россией и США: старые проблемы, «новые» нюансы

Переговоры по ПРО между Россией и США: старые проблемы, новые нюансы

Диалог между Россией и США касательно проблемы ограничения систем противоракетной обороны (ПРО), если отследить его течение на протяжении последних нескольких лет, мог бы своими бесконечными сюжетными поворотами и перипетиями напоминать заезженную «мыльную оперу» провинциального сценариста. Мог бы, если бы его безрезультатность не несла скрытую и вполне реальную угрозу не только двусторонним отношениям, но и жизням миллионов людей. В отдельные же периоды переговоры между Москвой и Вашингтоном по сему животрепещущему вопросу вообще напоминают оживленный разговор двух слепоглухонемых.

Впрочем, преувеличения в таком сравнении совсем немного – достаточно посмотреть насколько отличаются позиции сторон по некоторым принципиальным вопросам, что вновь стало отчетливо заметно по их последним заявлениям.

Вот взять хотя бы такой, казалось, очевидный вопрос (кстати, один из главнейших для продолжения переговоров): угрожает ли России дальнейшее развитие американской системы ПРО? Любой мало-мальски знакомый с материалами проблематики в сфере сокращения вооружений эксперт (да, что там эксперт – эрудированный читатель) скажет Вам, что усиление ПРО одной из сторон ставит под угрозу уже достигнутые результаты переговоров по ограничению стратегических наступательных вооружений (ОСНВ). Так как, ядерное сдерживание между сверхдержавами всегда держалось на страхе получения агрессором (инициатором конфликта) сокрушительного ответного удара. Эти азы политики ограничения гонки вооружений и разоружения были освоены еще в начале 70-х годов прошлого века тогдашним президентом США Ричардом Никсоном и Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым, что собственно и послужило основой окончания «холодной войны» и разрядки международной напряженности.

Однако, создается устойчивое впечатление, что эти азы напрочь подзабыты нынешним американским руководством, впрочем, как и некоторые собственные обещания.

В этой связи имеет смысл напомнить, что еще в июле 2009 года президенты РФ и США Дмитрий Медведев и Барак Обама договорились предпринять совместные усилия в сфере противоракетной обороны, начиная с общего анализа вызовов и угроз.

Затем, во время саммита НАТО в Лиссабоне президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что Россия должна занять определенное место в создаваемой НАТО системе ПРО, в противном случае российским и западным политикам спустя 5-7 лет придется решать очень сложные вопросы. Тогда же, на саммите НАТО в Лиссабоне глава Кремля объявил о готовности России закрыть свой сектор, обеспечив безопасность европейских стран со своего направления.

Российский лидер совершенно обоснованно подчеркнул, что ПРО - это оборотная сторона стратегического ядерного оружия: «Чем сильнее ПРО, тем сложнее сохранить паритет по ядерным средствам. И тот, кто развивает ПРО в одностороннем порядке, должен понимать, что в этом случае другая сторона, не принимающая в этом участия, будет наращивать ударный ядерный потенциал». Но лидеры стран НАТО фактически отвергли предложение президента РФ Дмитрия Медведева об объединении российской системы ПРО с западной.

Однако, уже в декабре 2010 г. помощник американского госсекретаря Роуз Геттемюллер заявила, что США не намерены развивать свою противоракетную систему таким образом, чтобы она создала угрозу ракетному потенциалу России. «Мы не планируем развивать систему ПРО таким образом, чтобы повлиять на российский стратегический потенциал», - подчеркнула американский дипломат в ходе телефонного брифинга с российскими журналистами после того, как сенат США ратифицировал договор об СНВ с Россией. По ее словам, США планируют развивать сотрудничество с Россией по ПРО, что подтвердил саммит НАТО в Лиссабоне. Геттемюллер также отметила, что каждая из сторон имеет право на выход из договора СНВ, что закреплено соответствующими статьями соглашения. «Когда придет или не придет время принимать решение о выходе, его нужно будет предпринимать, рассматривая все обстоятельства, этому сопутствующие», - сказала помощник госсекретаря.

Странное, конечно, заявление. Из его содержания можно допустить, что ответственный представитель Госдепа США либо не понимает связи между СНВ и ПРО (что было бы непозволительным непрофессионализмом), либо откровенно блефует, либо считает Россию настолько слабым государством, что она не сможет достойно ответить на развитие американцами своей ПРО. Но еще более странно, что данной позиции придерживаются и другие представители вашингтонской администрации – как рангом пониже, так и рангом повыше. После этого Вашингтон неоднократно заявлял, что США не намерены развивать свою противоракетную систему таким образом, чтобы она создала угрозу ракетному потенциалу России.

Позже президент РФ в послании Федеральному собранию РФ заявил, что если переговоры по европейской системе ПРО зайдут в тупик, то России придется «принимать решения о размещении новых ударных средств». Д. Медведев отметил, что в таком случае в ближайшие 10 лет начнется новый виток гонки вооружений.

Еще во время президентства Джорджа Буша-младшего, США намеревались разместить в Польше противоракеты, а в Чехии - радар системы ПРО. Однако нынешний глава Белого дома Барак Обама, изменив стратегию ПРО, решил отложить эти планы, но не отказался от них окончательно.

Впрочем, изменения коснулись в основном названия. Американцы сменили вывеску на более элегантную - «ЕвроПРО», хотя с самого начала всем заинтересованным сторонам совершенно понятно, что именно им и будет принадлежать в этой ЕвроПРО решающее слово.

На первом этапе создания системы ЕвроПРО, который, согласно плану, должен завершиться в уже этом году, предусматривается размещение в Европе уже созданных и доказавших свою эффективность систем противоракетной обороны, включая системы морского базирования «Aegis».

Радар, о котором идет речь - это морская мобильная радарная система обнаружения AN/TPY-2. Размещение радара и ракет-перехватчиков позволит отражать региональные баллистические ракетные угрозы Европе.

Вторая фаза завершится к 2015 году. После необходимого тестирования планируется разместить более мощную модификацию перехватчика SM-3 (Блок-IB) в версиях для морского и наземного базирования, а также более совершенные сенсоры, необходимые для расширения защищаемого района от ракетных угроз ближнего и среднего радиуса действия.

Третья фаза, которая должна окончиться в 2018 году, предполагает разработку, тестирование и размещение усовершенствованного SM-3 (Блок IIA).

Четвертую фазу создания системы ПРО планируется завершить к 2020 году. Она предполагает размещение SM-3 (БлокIIB) с тем, чтобы лучше противодействовать ракетным угрозам среднего и дальнего радиуса и возможным будущим межконтинентальным баллистическим ракетным угрозам против США.

Самое же парадоксальное в этой истории, что несмотря на все высокие декларации о неопасности ЕвроПРО для Москвы, Вашингтон упорно отказывается предоставлять официальные гарантии сему.

Вот и в своем выступлении 1 сентября 2011 Глава МИД РФ Сергей Лавров был вынужден констатировать, что США по-прежнему отказывается дать гарантии ненацеленности на Россию выстраиваемой в Европе системы противоракетной обороны. «Гарантии ненаправленности американо-натовской системы ПРО против России нам давать не хотят», - сказал С. Лавров, выступая перед студентами в МГИМО. «Мы внесли конкретные предложения о параметрах такой совместной работы. Последователи длительные консультации как в двустороннем формате, так и в рамках Совета «Россия – НАТО». К сожалению, к договоренностям они пока не привели, а тем временем ЕвроПРО создается в тех параметрах, которые определил Вашингтон и которые к концу десятилетия могут создать угрозу для российских стратегических ядерных сил», - подчеркнул С. Лавров.

По словам министра, «военные эксперты прекрасно понимают, что ничем не ограниченное наращивание одной стороной возможностей ПРО потребует от другой стороны компенсационных действий, чтобы обезопасить свой потенциал стратегического сдерживания». «С точки зрения России, абсолютно необходимо обеспечить уверенность в том, что никакие действия в военной области не направлены против какого-либо государства в Евроатлантике», - подчеркнул глава МИД РФ. «Иначе мы будем возвращаться к идеологическим стереотипам ХІХ или ХХ столетия, что было бы большой ошибкой перед лицом глобальных вызовов, угрожающих всем членам мирового сообщества», - подчеркнул С. Лавров.

Как бы подтверждая его слова, буквально на следующий день после цитированного выше выступления С. Лаврова, США провели над Тихим океаном очередное испытание в рамках создаваемой ими системы противоракетной обороны морского базирования. Правда, оно оказалось неудачным - модернизированный вариант ракеты-перехватчика «Standard SM-3 Block IB» не смог поразить цель. Впрочем, с начала испытаний в 2002 году ракет этого класса удалось поразить 22 цели в ходе 27 пусков.

Вот только, поможет ли это американцам достичь другой, действительно стратегической цели – достичь прогресса на переговорах по ПРО с Российской Федерацией?