dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 15 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Третья годовщина независимости и выборы президента в Абхазии - тест на самостоятельность для всех государств мира. Взгляд очевидца

Третья годовщина независимости и выборы президента в Абхазии - тест на самостоятельность для всех государств мира. Взгляд очевидца

Третья годовщина независимости и выборы президента в Абхазии - тест на самостоятельность для всех государств мира. Взгляд очевидца

Выборы в Абхазии состоялись. Новый президент избран 26 августа 2011 года. И даже то, что эти выборы прошли как образцово-показательные, а их демократичности и прозрачности могли бы позавидовать многие из стран так называемой «традиционной западной демократии» - не это главное. Главное заключается в том, что Абхазия, как государство, состоялось. Нравиться кому-то или нет, но это свершившийся факт (в этом автор этих строк мог убедиться лично, благодаря приглашению принять участие в качестве независимого наблюдателя в делегации международной организации по мониторингу выборов – СIS-EMO).

И в день выборов Абхазия отмечала свою третью годовщину независимости. Как показывает практика – вовсе не срок независимости и не многовековая история «демократических институтов» в стране определяют справедливость и демократичность выборов на важнейшие должности в государстве. В этом процессе большее значение имеют внутреннее единство народа, ощущение и понимание общих целей, доверие к своему руководству.

События 26.08.11 в Абхазии – стали очередным поводом для оценки внешними заинтересованными сторонами не только того пути, по которому идет Абхазия, его перспективы и возможные последствия для региона, но и для формирования и утверждения новых подходов в мировой геополитике.

Впрочем, в этих оценках народ Абхазии не очень нуждается. Он свой выбор сделал, и во многих процессах прошел «точку невозврата» - в обозримом будущем воссоединение с Грузией не представляется возможным даже путем вооруженной агрессии со стороны Грузии, и даже при поддержке «мирового сообщества», по примеру вооруженной агрессии этого «сообщества» против Ливии. Есть кому подставить плечо абхазскому народу.

Сразу хочется оговориться: автор этого текста противник сепаратизма. Никогда отдельные части даже суммарно не будут сильнее некогда единого целого. Развал СССР иначе как трагедией мирового масштаба воспринимать нельзя. Но силы, приведшие к крушению Союза, продолжают действовать на постсоветских территориях. И действуют достаточно успешно.

Не стоит объяснять грузино-абхазские конфликты взаимной ненавистью двух народов. В них важнейшую роль сыграло внешнее финансирование и подстрекательство марионеточного руководства Грузии.

В день выборов президента и годовщины своей независимости, такая маленькая страна, как Абхазия, могла почувствовать себя важным персонажем мировой «шахматной доски». Правда, не в качестве самостоятельного игрока, а как своеобразный полигон формирования будущих правил игры мировой геополитики. Впрочем, в этом нет ничего обидного – самостоятельных игроков на политической карте мира, сочиняющих правила игры – единицы., и по отношению к ним все остальные – государства-союзники, -сателлиты, -вассалы, -сырьевые придатки. А оценка этих событий – «лакмусовая бумажка», тестирующая каждое государство мира на самостоятельность и степень способности реализации собственной политики, в интересах своих народов.

Так почему события в стране с населением всего в 240 тыс. человек привлекают такое внимание мирового сообщества? На основании чего Европейский Союз и НАТО не признали президентские выборы в Абхазии легитимными и не признают права абхазского народа на самоопределении – право, которое имеет каждая нация в соответствии с Уставом ООН? Почему, по словам Генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена, проведенные открыто и без провокаций выборы не способствуют мирному урегулированию ситуации в Грузии, да и вообще, причем уже здесь Грузия? Какое моральное право имеет Представитель Евросоюза по внешней политике Кэтрин Эштон на заявления о том, что ЕС не признает конституционные и правовые рамки, в которых проходили выборы президента Абхазии: «Европейский Союз подтверждает свою поддержку суверенной и территориальной целостности Грузии в соответствии с нормами международного права».

И здесь необходимо выделить первый ключевое понятие: «международное право».

«Международное право» - понятие, которое можно перенести из области юридических наук в историческую. Существование этого инструмента, как регулятора межгосударственных отношений, было не столь продолжительным, как хотелось бы – примерно с 1945 по конец 80-х годов, т.е. в период существования двух сопоставимых по мощи конкурирующих геополитических полюсов, осуществляющих взаимный контроль и сдерживание. Войны, а по сути, агрессии одного государства с привлечением принужденных к соучастию [в преступлениях. – авт.] союзников, против Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии, и т.д. (из ближайших в очереди – Сирия) – вместе с уничтожением этих и других государств, уничтожили и международное право.

За последние 20 лет – за годы прошедшие с момента установления однополярного мира, международное сообщество было возвращено в каменный век – мы вернулись к праву сильнейшего, к законам джунглей. Совет безопасности ООН больше не является органом, имеющим решающее влияние на осуществление или предотвращение вооруженного вмешательства на территориях суверенных держав в интересах их народов. А если соответствующие резолюции и принимаются, то они трактуются и исполняются в далекой от содержания этих резолюций форме – так как это выгодно в первую очередь сильнейшему государству, имеющему военный бюджет, равный суммарному военному бюджету всех остальных стран мира. Так было в случае вторжения в Ливию – можно просто сравнить текст Резолюции ООН №1973 с тем, что сделало НАТО с этой, еще недавно процветающей страной, облачившись в изъеденную молью лицемерия «овечью шкуру» под названием «коалиция» http://dc-summit.info/temy/bezopasnost/1740-livija-i-dekaddafikacija-strany.html. Так было и с Ираком.

Последнее десятилетие Организация Объединенных Наций абсолютно не заботится проблемами мира и безопасности своих стран-членов, а лишь занимается теоретическим обоснованием необходимости вторжения в очередную страну-жертву под предводительством США. В тех редких случаях, в основном оставшихся в прошлом, когда по каким-либо причинам не удается склонить ООН к формальной поддержке вооруженного вторжения, право решать берет на себя более влиятельная в современном мире организация, чем ООН, хоть и вовсе не имеющая подобных полномочий – НАТО. Так было в случае с Югославией в первой половине 90-х и в 1999 году.

Поразительная по своей откровенности и цинизму политика «двойных стандартов» демонстрируется на примере Абхазии и Косово.

«Двойные стандарты» - второе ключевое понятие, актуальное в контексте темы выборов и независимости Абхазии.

В 1999 году, НАТО всей своей военной мощью навалилось на суверенное государство Югославию и оторвало часть его исторической территории – Косово и Метохию – колыбель сербской цивилизации, резиденцию патриархов Сербской Православной Церкви. И на кровоточащей территории умудрилось создать бандитское территориальное образование с неконтролируемым наркотрафиком для косовских албанцев, граничащее с албанским же государством. К власти были приставлены высокопрофессиональные бандиты, личное участие которых в торговле человеческими органами, извлекаемыми из живых людей, было доказано многими компетентными организациями. И даже такая одиозная личность, как Карла дель Понте – бывший обвинитель Гаагского трибунала по бывшей Югославии, заподозрить которую в симпатиях к сербам совершенно невозможно, подробно описала преступления косоваров в своей книге «Охота: я и военные преступники». Тем не менее, под давлением США более 50 стран мира уже признали независимость Косова. В то же время, абхазскому народу, жившему веками на своей земле и боровшемуся за свою независимость в ходе трех войн лишь за последние 90 лет в праве на самоопределение, почему-то, отказано.

Можно полгода бомбить мирные города Ливии, уничтожая ливийцев, экономику страны, свергать законное руководство процветающего государства и называть это «защитой населения», а выборы, прошедшие без каких-либо нарушений и при взаимном уважении всех конкурирующих сторон не могут быть признанными. И лишь потому, что видение своего будущего народом Абхазии не совпадает со стратегическими планами некоторых сильнейших государств мира.

И не нужно вспоминать пример Чечни. Аналогий здесь нет. Чеченские войны не были внутренней потребностью и необходимостью для чеченского народа. Против федерального центра воевал в основном наемный сброд со всего мира, обученный и оплаченный теми же силами, которые развали Советский Союз и сейчас ведут войну в Ливии.

Так по какому принципу было бы справедливо рассматривать проблему признания или не признания независимости таких территорий как Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Косово и пр.? Где заканчивается «право наций на самоопределение» и начинается «сепаратизм» и «угроза суверенитету и целостности государства»?

К сожалению, в современной политике основной принцип для многих государств – указания госдепартамента Соединенных Штатов.

Вторым по важности принципом, и сделаем себе комплимент – основным для Украины, является принцип нерушимости границ. И это третье ключевое понятие в контексте данной темы.

После принятия Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 году верилось в нерушимость границ на многие десятилетия вперед. Этот принцип ушел в историю в 1991 году. И сейчас, когда новые границы продолжают плодиться по разным причинам, единственным принципом для государства в признании или непризнании вновь образованного должен быть индивидуальный подход к каждому случаю провозглашения независимости, основанный на своих собственных государственных интересах. Необходимо тщательно изучать предысторию процесса в каждом конкретном случае, а не грести всех под одну гребенку.

Аргумент, который постоянно приводится: «Украина не имеет права признавать ни Косово, ни Абхазию, ни какое-либо иное вновь образованное государство, если есть противники этого процесса, т.к. в самой Украине существуют свои территории с повышенной угрозой развития сепаратистских процессов». Это в корне неверная позиция. Никто и никогда не вспомнит, что Украина поддержала или не поддержала независимость Абхазии или Косова, если будет принято решение извне о создании горячей точки на территории Украины с использованием сепаратистского сценария. Ведь никто уже не вспоминает добровольный отказ Ливии от развития ядерных технологий. А то, что у Ирака не было оружия массового поражения – тоже никого не волнует, хоть это и было причиной вторжения.

Украина, времен президента, пришедшего к власти в результате «цветного» переворота, не могла не поддержать грузинское государство, где у власти также было и остается последствие «цветного» переворота. Но сегодня независимость Абхазии никоим образом не противоречит интересам украинского народа. Гораздо опаснее для интересов Украины было участие ее военнослужащих в Грузино-Осетинском конфликте на стороне агрессора – Грузии и осуществление поставок вооружений грузинской армии.

Выстраивание добрососедских, взаимовыгодных отношений с независимой Абхазией полностью соответствует интересам украинского народа и не противоречит никаким «нормам международного права». И даже не по причине отсутствия этого самого «международного права».

Конфликты на территориях, которые не так давно составляли территорию Грузии – это не врожденная ненависть народов друг к другу. Это спровоцированные извне агрессии с помощью «посаженых на власть» алчных политиков одной национальности против народов иных национальностей с целью закрепления состояния хаоса, напряженности и разрухи на определенной территории, что в свою очередь приводит к невозможности возобновления интеграционных процессов на постсоветском пространстве и разрушению традиционных экономических и технических связей. А это значит, что экономическая, политическая, военная ослабленность устанавливается на значительные временные периоды. Что полностью соответствует современным концепциям контроля и управления территориями в глобальном масштабе. Это своеобразная профилактика зарождения конкурентоспособных геополитических центров.

Возможно, независимость Абхазии станет прецедентом, когда суверенитет отдельных территорий на постсоветском пространстве приведет не к усилению напряженности в регионе, а к усилению интеграционных процессов среди бывших осколков некогда великого государства к взаимной выгоде всех участников этого процесса.