dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Европа - Младич - Православие

Европа - Младич - Православие

Европа - Младич - Православие

30 мая в Брюсселе состоялось любопытное мероприятие, в отчетах ряда европейских СМИ названное почему-то по-пионерски задорным словом "слет": встреча в расширенном составе высшего руководства Евросоюза и   Еврокомиссии с лидерами европейских религиозных общин. Подобного рода мероприятия проводятся не впервые. Нынешнее стало уже седьмым по счету и, судя по всему, далеко не последним. По крайней мере, его организаторам оно очень понравилось, о чем они не преминули не без удовольствия и, как раньше бы написали в газете "Правда", "с чувством глубокого удовлетворения" сообщить прессе и публике.

Майский "слет" в Брюсселе можно назвать в каком-то смысле эпохальным событием в истории отношений Европейского Союза со странами-соседями. Европейцы заявили о том, что склонны рассматривать подобные встречи в качестве одного из важнейших механизмов развития Европейской политики соседства. Стало быть, проблемы веры, религии, церкви будут в самом ближайшем будущем выдвинуты на авансцену обсуждения в диалоге Европы с ее соседями, в том числе, с Украиной.

Для Украины такое развитие событий – серьезный вызов. Если же принять во внимание печальное положение дел в украинском православии, то еще и без преувеличения заметная угроза, обладающая способностью в скором будущем разрастись до весьма крупных размеров, став, возможно, причиной негативных с точки зрения сближения с Европой последствий.

Значительное внимание на совещании в Брюсселе было уделено обсуждению роли демократических и церковных институтов Европы в выстраивании на новой основе отношений со странами Северной Африки. Президент ЕС Х. ван Ромпей по этому поводу сделал знаковое заявление, в котором отметил, что "последние события в арабском мире – это не заговор фанатиков и экстремистов" и что эти события "подтвердили, что между исламом и демократией нет никаких противоречий".

В разговоре о событиях в арабских странах европейские лидеры и ведущие религиозные деятели предпочли не упоминать об агрессии международной коалиции против суверенной Ливии, о многочисленных жертвах среди мирного ливийского населения и о том, что коалиция давно вышла далеко за рамки Резолюции СБ ООН, послужившей, как известно, формальным основанием для вмешательства во внутренние дела независимого государства.

Акцент был сделан на другом. На том, что ряд стран, расположенных по соседству с ЕС, "пожелал изменить путь развития". Европейские чиновники всегда отличались умением найти красивые слова для обозначения своих грязных и гнусных дел. Под "желанием изменить путь" они, вероятно, имели в виду горячее стремление ливийцев в аду, созданном ракетами и кассетными бомбами от НАТО, США, Франции, Италии и других европейских стран, любой ценой выжить самим и сохранить, если не детство, то хотя бы здоровье и жизнь своим детям.

По признанию европейских СМИ, "темой номер один" церковно-политического действа в Брюсселе стало обсуждение возможных последствий ареста Р.Младича для, выражаясь казенным языком еврочиновников, "нормализации этнорелигиозного диалога на Балканах".

Тот из читателей, кто вдруг подумал бы, что речь идет о признании заслуги Сербии, снявшей в результате ареста генерала едва ли не главное формальное препятствие на своем продвижении к членству в Евросоюзе, и о создании для нее условий максимального благоприятствования на пути в Европу, оказался бы разочарован. Отнюдь! О чем-либо подобном никто в Брюсселе не помышлял и не помышляет.

В связи с арестом Р.Младича в европейских столицах и офисах задумались совсем о другом. Знаете о чем? О роли православной церкви "в поддержании боевого духа сербской армии в годы войны в бывшей Югославии"!

Проще говоря, Сербии после ареста и выдачи Р.Младича надо готовиться не к прянику, а к новому кнуту. Да еще какому! На сей раз в виде признания причастности Сербской православной церкви к преступлениям, совершенным в годы гражданской войны в Боснии и Герцеговине, и ее ответственности за эти преступления!   

Совершенно бредовая постановка вопроса по своей сути. Ведь "боевой дух" своих армий и военизированных формирований поддерживала не только православные священники, но и католические, и мусульманские.

Выходит, что между "исламом и демократией нет никаких противоречий", а между "демократией" и Православием – есть, так что ли?