dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 17 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Ликбез для русофобов от грузинского политика Н.Бурджанадзе и от сербского академика М.Екмечича

Ликбез для русофобов от грузинского политика Н.Бурджанадзе и от сербского академика М.Екмечича

Доктор филологических наук, Рудяков П.М.

Н.Бурджанадзе об отношениях с Россией и пользе политической мудрости.

В одном из своих недавних интервью Н.Бурджанадзе высказала целый ряд мыслей и оценок, заслуживающих в нынешней ситуации в Украине, на наш взгляд, особого внимания. Часть из них касалась отношений ее родной Грузии с Россией.

По мнению одного из лидеров грузинской оппозиции, отношения "малых" и "средних" соседних стран с Россией - это "отдельный разговор". "Россия, - говорит она, - это большая страна с имперскими амбициями, у нее свои собственные интересы. А мудрость политика соседнего маленького государства - не провоцировать постоянно Россию, не надеяться на мускулы, которых, как оказалось, не существует. Мудрость политика в том, чтобы пытаться выходить из трудных ситуаций через диалог.., чтобы в сложнейших положениях находить выход, а не затягивать узел еще туже".

"В контактах с Россией ничего зазорного нет!", - убеждена Н.Бурджанадзе. По мнению бывшей звезды "революции роз", грузинской власти надо было бы, не уставая, не останавливаясь ни на миг, переступая через себя, - искать пути для налаживания диалога с Москвой, искать даже вопреки объективно существующим в русско-грузинских отношениях проблемам и противоречиям. Президент же М.Саакашвили, считает она, вместо этого "втянул Грузию в прямую военную конфронтацию с огромной страной - со страной, военной конфронтации с которой избегают супер-державы! Это закончилось для Грузии катастрофой…".

Между строк интервью Н.Бурджанадзе читается, что одной из причин такого печального для мирового общественного мнения и без преувеличения убийственного для самих грузин развития событий стала русофобия, "вдруг" расцветшая в среде высшего государственного руководства Грузии.

Грузинский  опыт "подразнивания" России и его значение для Украины.

Украинской власти стоило бы прислушаться к словам политика, представляющего страну, которой довелось услышать рев моторов русских танков не по телевизору, а наяву. С точки зрения национальных интересов для Украины отношения с Россией ничуть не менее важны, чем для Грузии.

На данный момент украинско-российские двухсторонние отношения далеки от оптимальных, и в этом нет и не может быть ничего хорошего и перспективного ни для одной из сторон. При этом очевидно, что Киев не сам и не по своей воле выбирает путь конфронтации с Москвой. Его на этот путь с большей или меньшей долей "аккуратности" систематически подталкивают.

Украину против России используют. Украине, как и Грузии, в антироссийских планах агрессивных кругов на Западе отведено довольно заметное место. Отказываться от использования "украинского" и "грузинского" факторов для ослабления России никто, похоже, не собирается. На руку "ястребам" играет то обстоятельство, что часть украинцев сама выразила желание разыграть антироссийскую карту в обмен на поддержку во внутриполитической борьбе за монополию на власть.

То, что это противоречит национальным интересам Украины, никого не волнует. Опасность обратного трансфера дестабилизации, предназначенной для России, в Украину игнорируется. О том, какие проблемы подобное развитие событий принесет "простым" украинцам, никто думать не хочет.

Понятно, что даже самые решительные действия украинской власти сколько-нибудь серьезно повлиять на положение дел в России вряд ли могут. Тогда, может быть, Украину предполагается использовать не в качестве тарана, а как приманку? Может, смысл сталкивания лбами "оранжевой" Украины с "послепутинской" Россией, состоит в том, чтобы спровоцировать Москву пойти на вмешательство в политическую борьбу в Украине? Схватив ее за руку, можно было бы получить повод для "крестового похода" против нее самой. Запад хотел бы вынудить Кремль ввязаться в сражение именно в "украинском вопросе". Это понятно, сегодня преимущество в конкуренции за Украину не на стороне россиян. Еще год-два, и Киев вполне может окончательно стать частью сферы влияния Запада,  уже обладающего достаточным потенциалом для того, чтобы играть тут по своим правилам, самому определяя победителей и назначая цену очередной "победы".

Втягиваться в предлагаемом Западом формате в битву "за Украину" Кремлю не только невыгодно, но и опасно. Потерять в этом случае можно гораздо больше, чем приобрести. Хотя и Киеву задирать Москву не с руки. Русофобия не является и не может являться признаком демократии.

Возможно, кому-то в киевских верхах и удается выгодно продавать превратившуюся в ходовой товар русофобию, но для Украины как для страны и для большинства ее населения она крайне вредна. Цена украинской русофобии как государственной политики для украинцев слишком высока. 

Умная украинская власть обижать Россию не станет даже ради того, чтобы не "разочаровывать" Запад. Да и сама найдет возможность на нее не обижаться. Дразнить Россию контрпродуктивно. Дразнить Россию, которая воюет и, по-видимому, готова воевать дальше, крайне недальновидно и опасно. Соседствовать, а тем более дружить на равноправной основе с Россией нелегко, но можно. И полезно во многих отношениях.

Предполагать, что в кабинетах украинской власти этого никто не способен понять, наивно. Дело не в непонимании, а все в той же русофобии, в которой видит одну из причин грузинской беды Н.Бурджанадзе.

Академик М.Екмечич о русофобии и о переходе старых фобий в новые.

Русофобию не стоит считать феноменом сегодняшнего дня. Она имеет свою, достаточно долгую, историю. Об этом в последние годы "не принято" вспоминать. Что делать! Знание реальных, а не подогнанных "под заказ" и фальсифицированных, событий прошлого нынче не в моде.

Любопытные факты из истории русофобии в западных обществах приводит в одном из своих выступлений академик Сербской Академии наук и исскуств М.Екмечич. По его мнению, это явление, "как и любая другая коллективная фобия", является непременным атрибутом, сопровождающим процессы милитаризации общества, подготовки к войне и ведения ее.

Ученый рассматривает русофобию в одном ряду с сербофобией, получившей широкое распространение на Западе в 90-е годы ХХ в. "Ошибочно думать, - пишет он, - что сербофобию создали телевидение и плохо информированные журналисты. Во всех индустриализованных обществах с развитыми сетями разведслужб коллективная фобия это - инструмент для идеологической мобилизации масс".

"Лучшее описание русофобии времен Крымской войны, - продолжает М.Екмечич, - дал Чарльз Диккенс в одном из своих писем от 13 октября 1854 г. Он пишет с тонкой английской иронией, самому себе приписывая то, что наблюдает в обществе вокруг себя. Рассказывает, что все буквально сгорают от национального возбуждения, выбегают на улицы, услышав звон колокола, в надежде, что это - долгожданное известие, что русский город Севастополь, наконец-то, взят. В конце концов, его душа погружается в состояние какой-то новой религии… Ему понадобилось целых 14 (!) медицинских признаков сумасшествия для того, чтобы сделать это описание русофобии.

На примере русофобии в Британии лучшую модель для ее научного описания дал британский государственный деятель лорд Солсбери. Посол Германии в Константинополе изложил его идеи в своем сообщении на имя канцлера Бисмарка в январе 1877 г. В нем говорится, что это явление в среде британской общественности - не новость. Прежде существовала папофобия, впоследствие превратившаяся в русофобию. Солсбери предполагает, что это - результат того, что обществу в определенных ситуациях необходимо наличие виртуальных призраков, чудовищ, способных его мобилизовать на защиту интересов Турции сегодня (против России - П.Р.), так же, как ранее -на защиту собственных интересов в противостоянии с Ватиканом.

…Можно согласиться с мнением Солсбери о том, что старые фобии трансформируются в новые. Сербофобия в новое время стала всего лишь частью широко распространенной русофобии, одним из ее "рукавов". Все православное христианство сегодня пытаются представить как "низшую" византийскую цивилизацию. Этот антивизантизм сегодня - законный сын антисемитизма времен прошлых войн, с помощью которого немецкая идеология пыталась мобилизовать европейские народы, поставив их при этом под свой полнейший контроль…

Диккенс был прав, когда в другом своем письме от 1 ноября 1854 г. сказал, что британская коллективная русофобия означала собой возвращение человечества на пятьсот лет назад….

Карл Юнг, квалифицировав состояние духа людей на немецких улицах в период между двумя мировыми войнами как - "Pseudologia phantastica",   назвал его разновидностью истерии, заставляющей верить в преднамеренно создаваемые предрассудки, как в настоящие истины".