dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 17 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Чернобыль и Европа

Чернобыль и Европа

Чернобыль и Европа

Европа и европейцы с первого же дня Чернобыльской катастрофы-трагедии имели к событиям на АЭС вблизи Киева самое непосредственное отношение. Кто знает, может быть, если бы не активное словесно-информационное вмешательство в мгновенье ока окутанной радиоактивной пылью Европы весной 1986-го, мы, в то время граждане СССР, так никогда и не узнали бы правды о том, какая страшная, непоправимая беда случилась 26 апреля на одном из реакторов атомной станции.

В дальнейшем интерес европейцев к чернобыльской проблеме то угасал, то разгорался с новой силой, никогда, между тем, не пропадая вовсе и позволяя теме последствий аварии на АЭС и рисков, с ними связанных, сохранять актуальность, как технологическую, так и политическую.

В независимой Украине, которой Чернобыль достался, так сказать, по наследству, не было ни одного президента, который не пытался сделать чернобыльскую тему предметом своей внешней политики. В этом плане бывало все: и успехи, и разочарования, и подъемы, и провалы, и долгие, как полярная ночь, минуты томительного ожидания.

В какой-то момент у кого-то, возможно, сложилось впечатление, что решить задачу интернационализации и "европеизации" Чернобыля удалось, наконец, Л.Кучме. В ходе пышного театрализованного действа-шоу на сцене Дворца "Украина" в Киеве он срывающимся то ли от излишнего волнения, то ли от осознания собственной "европейской" значимости голосом объявлял о закрытии ЧАЭС. В тот момент не могло не показаться, что теперь уже точно никто и никогда в Европе не забудет Украину, ее президента и всех украинцев, не оставит их один на один с атомом, переставшим быть мирным.

И забыли, и оставили. Что же касается самого Леонида Даниловича, то ему самому подвиг остановки второго и третьего блоков атомной станции на пользу не пошел и политических дивидендов не принес. Причастность к убийству Г.Гонгадзе – мнимая ли, или, действительно, реальная – и кое-какие другие "шалости" не пустили второго украинского президента в европейский рай от Чернобыля, в который он так искренне и истово рвался.

В.Ющенко о Чернобыле думал мало. Если вообще думал. "Оранжевая" пятилетка запомнилась, прежде всего, невыполнением обещаний, которые государство в разное время давало чернобыльцам, а также резким снижением бюджетных средств, выделяемых на чернобыльские программы.

Президент В.Янукович в этом отношении оказался фартовым. Ему не понадобилось ни много времени, ни слишком много усилий для того, чтобы накануне 25-ой годовщины Чернобыльской трагедии собрать беспрецедентно представительную международную конференцию, сам факт проведения которой стоило бы считать колоссальным успехом украинской дипломатии.  Киев, однако, не остановился на этом, собрав у участников мероприятия для финансирования строительства на АЭС проекта "Укрытие" 550 (!) млн. евро.

Покаместь речь, правда, идет не о "живых" деньгах, а только об обещаниях выделить их Украине, которых – обещаний – давалось немало и в прошлые годы. Очень хочется верить, что средства, в самом деле, будут выделены. Они, действительно, очень пригодились бы, принеся весьма значительную пользу, если бы, конечно, были использованы по назначению, а не разворованы или не растрачены совсем на другие цели.

У В.Януковича, который сразу же по окончании конференции оперативно, во всеуслышание сообщил о достигнутом, есть все основания гордиться собой и праздновать победу. Хотя с точки зрения Европы его успех не столь очевиден.

В то же самое время, когда украинские СМИ взахлеб рассказывали о том, что власти удалось собрать столь гигантскую по нашим меркам сумму и о том, кто и сколько обещал дать, СМИ европейские были куда сдержаннее.

Едва ли не наиболее показательным и красноречивым в этом плане стал сюжет "Евроньюз", названный: "Киев не собрал нужной суммы на саркофаг". Речь в нем шла о том, что международная конференция в Киеве состоялась, но что из необходимых 740 миллионов евро удалось получить обещания о привлечении всего 550 миллионов или 75% требуемой суммы.

Еще в большей степени настораживающим для В.Януковича и той части его "команды", которая занималась организацией и проведением конференции, оказался видеоряд сюжета, построенный на чередовании общих планов и "соло" Генсека ООН Пан Ги Муна в виде краткого отрывка из его выступления.  Места же для украинского президента в нем не нашлось.

Европа как бы дистанцировалась от В.Януковича, не признав его успех успехом и не отметив его личную роль в том, что удалось, наконец, сдвинуть проект "Укрытие" с мертвой точки. Случайно ли это? На мой взгляд, скорее нет, чем да. И над этим Банковой стоило бы крепко задуматься.

Стремясь не упустить случай и на все сто процентов воспользоваться благоприятной внешней конъюнктурой, украинская власть устами премьер-министра Н.Азарова выступила с предложением создать в Киеве специализированную структуру – международный центр -  по ядерной безопасности. Инициатива отклика не нашла. Это тоже – важный сигнал.

Если бы Киев догадался согласовать свои "прожекты" с инициативами по усилению ядерной безопасности, с которыми пару дней спустя выступила Москва, а еще лучше – не согласовать, а объединить в одно целое, -  шансы на позитивное восприятие со стороны Европы многократно бы возросли.