dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Киев-Москва: острые углы зоны свободной торговли

Киев-Москва: острые углы зоны свободной торговли

Киев-Москва: острые углы зоны свободной торговли

Евроинтеграционные приоритеты внешнеполитического курса Украины известны давно. Они были заявлены едва ли не с момента обретения украинской независимости. Правда, большинство из них, похоже, так и остались на уровне деклараций, но это уже вопрос эффективности украинской политики и искренности намерений тех, кто ее реализует. Однако, на некоторых важных направлениях существенный прогресс все же был достигнут.

Среди них – создание зоны свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и Евросоюзом, что в условиях посткризисного экономического развития приобретает особую актуальность. К тому же, стремительно теряющей рейтинг властной команде «регионалов» как воздух необходимы видимые для избирателей успехи, а создание ЗСТ с Евросоюзом можно было бы, безусловно,  представить именно в качестве такового. Заодно, это был бы и очередной хороший пропагандистский повод, чтобы лягнуть предыдущую власть обвинив ее в популизме и недееспособности. Как ни крути, со всех сторон выгодно.

Поэтому, можно себе представить разочарование украинской правящей элиты, когда стало очевидным, что   прогресс в переговорах о зоне свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и Евросоюзом вызывает целенаправленное противодействие со стороны России. Москва уже предупредила: если такая ЗСТ будет создана, Киев ожидают большие проблемы. В их числе – усложнение двусторонней торговли и отсутствие прогресса в переговорах по делимитации Азово-Керченской акватории. В то же время, Россия готовит также список преференций, которые Киев сможет получить, если откажется от европейского вектора развития в этой вопросе. Однако, как полагают многие украинские независимые эксперты, взвесив все возможные риски и последствия,  идти на уступки России за счет взаимоотношений с ЕС все же не стоит. Тем более, что вскоре в Брюсселе начнется 16-й раунд переговоров по экономической части соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, предполагающей создание зоны свободной торговли и 18-й раунд переговоров по политической части этого же соглашения. Одновременное проведение раундов было запланировано, в частности, для того, чтобы команды могли «сверить часы» на завершающем этапе переговорного процесса. Между тем на пути к подписанию соглашения появилось существенное препятствие.

Источники в ряде центральных органов власти Украины сообщили о появившемся давлении на переговоры со стороны России. По их словам, Москва пытается убедить Киев в необходимости вступления в Таможенный союз (ТС) России, Белоруссии и Казахстана.

На официальном же уровне жесткие заявления подобного рода впервые прозвучали в ходе визита в Украину вице-премьера России Игоря Шувалова. Он побывал в Киеве 2-3 марта и провел ряд встреч, в том числе с первым вице-премьером Андреем Клюевым и главой Администрации президента Сергеем Левочкиным. «Шувалов предупредил, что в случае положительного завершения переговоров с ЕС Украину ждут осложнения во взаимоотношениях с Россией, что называется, на всех фронтах», – рассказал один из участников переговоров.

Москва подтверждает взволнованность ходом переговоров между Киевом и ЕС и устами других своих официальных лиц. «С нашей стороны нет политического давления на Украину, но есть обеспокоенность относительно того, как происходящие процессы (переговоры о создании ЗСТ) повлияют на наши будущие экономические взаимоотношения», – как и положено дипломатично заявил советник посольства России в Украине Алексей Урин. «Россия предпринимает дипломатические усилия для развития Таможенного союза, и конечно, она заинтересована в присоединении к нему Украины. Но мы не считаем, что в данной ситуации можно употреблять термин «давление», – отметил, в свою очередь, глава департамента МИД Украины по вопросам информационной политики Олег Волошин.

Газете «Коммерсант-Украина» стала известна суть предложений и предостережений российской стороны. В случае если Украина доведет переговоры с ЕС до завершения, ожидается уменьшение квоты на экспорт украинских труб (сейчас – 260 тыс. т в год, основные экспортеры – предприятия групп «Метинвест» и «Интерпайп»). От обострения ситуации во взаимоотношениях могут пострадать и не квотируемые товары – Москва намерена ввести ряд тарифных и нетарифных барьеров при их экспорте в Россию.

Российская власть уже начала информационную подготовку к таким действиям. «Если Украина создаст зону свободной торговли с Евросоюзом, то европейские товары пойдут на российский рынок. А мы не можем этого позволить и будем вынуждены начать выстраивать границу, иначе нас завалят этими товарами», – уже менее дипломатично заявил в ходе недавнего визита в Минск Премьер-министр РФ Владимир Путин. У Москвы в этом плане большой и, увы, уже неоднократно испытанный инструментарий – от таможенных тарифов и антидемпинговых пошлин до ограничения импорта из Украины с помощью фитосанитарных норм.

Украинские чиновники, проводившие консультации с российской стороной по данному вопросу, утверждают, что такие же тезисы звучали на закрытых переговорах. «Они говорят, что боятся наплыва европейских товаров через Украину. Но для любого экономиста очевидно, что здесь для них опасности нет – ведь есть же правила происхождения (товаров), сертификаты. Россияне нам в ответ: «А еще есть коррупция в этой сфере». Мы говорим: «О`кей, значит, вам следует бороться с коррупцией на своих границах». У них и на это нашелся ответ: «На украинской территории тоже есть коррупция». В общем, мы пытались вести дискуссию, но она ни к чему не приводит», – рассказал один из участников переговоров с украинской стороны.

Но, помимо экономических рычагов влияния, Москва задействовала и политические. «Мы получили четкий сигнал, что в теперешней ситуации не будет никакого прогресса в важных для Киева переговорах, в том числе по поводу делимитации Азово-Керченской акватории», – утверждают в украинском МИДе. Аргументы России пока не нашли поддержки у украинского руководства – Администрация президента Украины требует от МИДа продолжения переговоров с Евросоюзом. «Давайте трезво оценим угрозы. Да, нам нужен договор о статусе Керченского пролива. Но он нам уже 15 лет нужен, тем не менее, все это время корабли плавают, жизнь продолжается», – поделился свой оценкой ситуации высокопоставленный собеседник из МИДа, пожелавший однако остаться неназванным .

Однако Москва, похоже, в этот раз не намерена отступать. В период между 11 и 15 апреля в Киев с рабочим визитом прибудет глава российского правительства Владимир Путин. У него запланированы встречи с президентом Виктором Януковичем и премьером Николаем Азаровым, а также участие в заседании межправительственного комитета украинско-российской межгосударственной комиссии. «В ходе этого визита тема последствий для Украины от создания ЗСТ будет главной», – заявили в МИДе.

В то же время, по имеющейся информации, российский премьер не намерен ограничиваться угрозами и готов предложить Украине компенсационный пакет в обмен на ее согласие присоединиться к Таможенному союзу. Это не обязательно будет только финансовая компенсация. Украину может заинтересовать и корректировка некоторых тарифных позиций. Чтобы минимизировать последствия для Киева от пересмотра его обязательств перед ВТО, что неизбежно произойдет при присоединении к ТС, члены союза готовы снизить свои импортные пошлины. Не исключено, что В. Путин также представит привлекательные предложения о сотрудничестве в нефтегазовой отрасли.

По мнению украинских независимых экспертов, Москва начала давление на Украину слишком поздно, и сегодня, когда переговоры Киева и Брюсселя близки к завершению, найти аргументы для «разворота» Украины россиянам намного сложнее, чем, например, год назад, «В России до последнего времени к возможности создания ЗСТ не относились всерьез. Только несколько месяцев назад они поняли, что это вполне реально», – сказал, например, заместитель генерального директора Центра им. Разумкова Валерий Чалый.

Он напомнил, что отказ от создания ЗСТ автоматически повлечет за собой срыв подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом, куда, как недавно заявил Николай Азаров, Украина намерена вступить «не позже 2022 года». Учитывая, что в последние месяцы обе стороны неоднократно заявляли о намерении завершить работу над этим соглашением до конца 2011 года, украинскому руководству будет сложно обосновать отказ Киева от подписания главного документа во взаимоотношениях с ЕС. «Если президент и его команда рискнут развернуть вектор евроинтеграции, это нанесет им колоссальный имиджевый удар. После этого у Януковича не будет ни единого шанса быть переизбранным на второй срок», – считает В. Чалый.

Россия предложила свой вариант обоснования решения Киева о необходимости интеграции в ТС. «Мы исходим из того, что эти форматы (ТС и ЗСТ) друг другу не противоречат. Возможное вступление Украины в Таможенный союз на определенном этапе даже ускорило бы заключение соглашения с Евросоюзом»,– заявил ранее Игорь Шувалов.

Впрочем, в Брюсселе, в свою очередь, категорически опровергают доводы россиян. «Будет крайне сложно, если вообще возможно, продолжать переговоры в случае, если вы присоединитесь к Таможенному союзу со странами, которые не либерализовали торговые взаимоотношения с ЕС», – заявил официальный представитель Евросоюза по вопросам торговли Джон Клэнси. Из его слов также следует, что ЕС не намерен соглашаться с масштабным пересмотром обязательств Украины перед ВТО, который неизбежно последует при вступлении в ТС. «Таможенному союзу придется соглашаться со всеми обязательствами, которые ранее взяла на себя Украина в ВТО. Учитывая это, такая возможность (присоединения Украины к ТС) кажется нам невероятно сложной и даже нереалистичной», – подчеркнул он.

В общем, куда не кинь – всюду клин. Как будет выпутываться официальный Киев из такой сложной ситуации пока прогнозировать сложно. Ведь для Украины сейчас одинаково дороги (в том числе, и в самом меркантильном смысле этого слова) отношения и с Брюсселем и с Москвой. Поэтому, переговорный процесс на указанных направлениях обещает быть трудным и многосложным, а очередные издержки «многовекторности» могут иметь самые ощутимые последствия.