dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 20 Июня 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Курица - не птица, Польша - не заграница. Кишинев - не столица?

Курица - не птица, Польша - не заграница. Кишинев - не столица?

Курица - не птица, Польша - не заграница. Кишинев - не столица?

В последние дни ушедшего года парламент Молдовы нового созыва начал свою работу… Для страны это – событие, важное уже само по себе, в свете дальнейшего продолжения и развития национального парламентаризма. Печать еще большей весомости и принципиальности ему придают связанные с ним надежды на преодоление затяжного политического кризиса, прямым следствием которого и стали внеочередные парламентские выборы.

Суждено ли оправдаться этим надеждам? Удастся ли парламенту найти выход из того тупикового состояния, в котором оказался и сам высший законодательный орган, и вся система государственного управления? Ответы на эти и другие вопросы подобного плана могут быть даны уже в ближайшее время. Хотя  развитие ситуации может пойти и по иному сценарию.

В бытовавшей в советское время известной шутке-прибаутке, согласно которой "Запорожец" – не машина, женщина – не человек, курица – не птица и так далее, и тому подобное, Кишинев не упоминался. О том, чтобы не считать этот город столицей не могло быть и речи, поскольку он столицей был – столицей Молдавской Советской Социалистической Республики.

В Кишиневе никогда не проживало много жителей, в нем не было особых изысков архитектуры, а основная застройка даже в центральной части была преимущественно одноэтажная. Тем не менее, столичный статус все-таки накладывал на него отпечаток: в Кишиневе было многое из того, чего не имели куда более крупные по количественным параметрам города.

Да и на полках в магазинах товаров было побольше, чем в нестоличных населенных пунктах в целом по стране. В условиях приснопамятного дефицита, бывшего, как многие помнят, чуть ли не визитной карточкой СССР, снабжение по столичным нормам давало о себе знать: продуктов питания, причем, качественных и разнообразных, хватало почти на всех.

Сегодня Кишинев – столица суверенного государства Молдова, и сомневаться в его столичности есть еще меньше причин и поводов, чем было раньше. Хотя, если послушать кое-кого из румынских и собственных молдовских политиков, то получится, что столичный статус Кишинева кому-то уж очень мешает.  Этим "кому-то" очень не терпится лишить "белый город в переливах света", как именовался он в песне, ему посвященной, столичного статуса, превратив его в обычный городок на просторах "Великой Румынии".

После внеочередных парламентских выборов, прошедших в Молдове в последнее воскресенье ноября, политическая ситуация в стране не стала яснее и понятнее. Кризис сохранился, говорить о возможном выходе из него рано. Примерное равновесие конкурирующих политических сил сохраняется. Преимущества, достаточного для самостоятельного формирования всех структур власти, включая избрание президента, не получил никто.

Коалиционный вопрос остается в фокусе внутриполитической повестки дня. От того, кто и с кем объединится в новом парламенте, зависит не только перераспределение руководящий портфелей и персональный состав новой власти, но и нечто гораздо более важное: выбор пути государственного развития, его стратегии, ориентиров, основополагающих принципов.

Диапазон возможностей в этом плане у молдовской элиты традиционен для всего постсоветского и постсоциалистического пространства. Речь идет о выборе либо "европейского" (вариант – "евроатлантического"), либо, якобы, противоположного и противостоящего ему "пророссийского" пути.

Особенностью Молдовы в ее нынешнем положении следует считать то обстоятельство, что "европейский" путь, на первый взгляд, выглядящий куда более предпочтительно, чем путь "пророссийский", таит в себе весьма серьезную угрозу самостоятельной молдовской государственности.

Соседка и "старшая сестра" Молдовы Румыния не скрывает своих намерений подмять ее под себя, включив ли в свой состав, или же объединившись, как иногда говорят в Бухаресте, в составе Евросоюза. Не менее откровенны в своей поддержке этого проекта молдовские политики из круга "унионистов", готовые ради "воссоединения" всех румын в одной державе пожертвовать суверенным статусом собственного государства.

Именно в контексте этой угрозы звучит сегодня вопрос о том, долго ли оставаться Кишиневу столицей независимого государства, или недолго.

Если угроза растворения в "Великой Румынии" для Молдовы выглядит проблемой не столько сегодняшнего, сколько завтрашнего дня, то проблема безрезультатности выборов президента и в новом составе парламента может стать актуальной именно сегодня. Если избрать нового главу державы опять не удастся, в новом году опять придется объявлять очередные внеочередные.

Взгляды основных внутриполитических игроков в самой Молдове и тех, кто следит за развитием событий в этой стране со стороны, разделились. Различие подходов хорошо видно на примере установок, даваемых местным политикам представителями так называемого "внешнего" фактора.

Посол США в Молдове А.Чодри публично выразил надежду на то, что новых досрочных парламентских выборов в 2011 году удастся избежать. Глава Администрации Президента России С.Нарышкин в ходе своего блиц-визита в Кишинев 5 декабря также высказывался в том же духе, связывая перспективу преодоления политического кризиса с созданием в парламенте коалиции ПКРМ В.Воронина и ДПМ М.Лупу.

В другом направлении растекаются мыслию по древу представители Европейского Союза. Судя по тому, что говорил кое-кто из них на встречах в Кишиневе, в Брюсселе связывают выход из кризиса исключительно с полным устранением некогда правящей ПКРМ из власти. Ради достижения этой цели европейцы готовы толкать своих молдовских протеже на новые выборы в расчете на то, что коммунисты, теряющие голоса при каждом следующем волеизъявлении народа, в один прекрасный момент все-таки получат менее сорока депутатских мест.