dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 17 Января 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Брюссель сел на мель или если рухнет евро...

Брюссель сел на мель или если рухнет евро...

Брюссель сел на мель или если рухнет евро...

"Мы видим Европейский Союз как оптимальную модель общественного развития, экономики, публичных институтов…"

(В.Янукович, 14 декабря 2010 г.)

"Мы находимся в преддверии глубокого кризиса…"

(Н.Саркози, 14 декабря 2010 г.)

Европейский Союз переживает не самые лучшие времена. Острая фаза глобального финансового кризиса отошла, вроде бы, в прошлое, однако, его последствия оказались для ряда членов ЕС и для всей этой организации в целом без преувеличения катастрофическими.

В Брюсселе небезосновательно гордятся тем фактом, что за годы его существования Евросоюзу не раз и не два удавалось преодолевать различные кризисные ситуации, в том числе такие, которые, на первый взгляд, казались непреодолимыми. "Европейский Союз развивался и креп от кризиса к кризису, выходя из каждого последующего более сильным и сплоченным". Совсем недавно эта популярная среди брюссельских чиновников формула, ими же самими и сконструированная, воспринималась и в самом ЕС, и за его пределами как аксиома, то есть истина, не требующая доказательств. Сегодня в ее аксиоматичности не засомневался, пожалуй, только ленивый.

По сравнению с кризисом, с которым столкнулся Евросоюз сегодня, все предыдущие кризисы выглядят, как безобидные детские забавы. Под угрозу поставлены фундаментальные устои его существования и, в первую очередь, святая святых - финансово-экономическая система.

Ситуация предельно, если не запредельно, сложна. И продолжает развиваться по сугубо кризисному сценарию, то есть усложняться и ухудшаться. Складывается впечатление, что никто в ЕС не знает толком, что делать, а те, кто предпринимает какие-то действия, не ведают, что творят.

Средства, предлагаемые с разных сторон для хотя бы относительной стабилизации положения дел, не выглядят особо убедительно. Их авторы, похоже, сами мало верят в их эффективность, пытаясь выиграть время и преследуя одну-единственную цель: лишь бы не стало еще хуже.

Реплика французского президента, использованная как один из эпиграфов к этому тексту: "Мы находимся в преддверии глубокого кризиса", - в сложившихся условиях отнюдь не выглядят преувеличением. Число тех, кто выразил желание и готовность их опровергнуть, оказалось равно нулю. А вот тех, кто высказался в подобном же духе, наоборот, хоть отбавляй.

В унисон словам Н.Саркози прозвучало едва ли не апокалиптическое по духу высказывание А.Меркель: "Рухнет евро, рухнет Европа!", - дающее окончательную уверенность в том, что, по мнению лидеров ведущих стран ЕС, так близко к краю пропасти объединенная Европа еще не приближалась.

На таком фоне оценка ЕС как "оптимальной модели общественного развития, экономики, публичных институтов" от В.Януковича выглядит, мягко говоря, странно. Так и хочется переспросить, перефразируя реплику популярного киногероя: "В чем оптимальность, брат?". Какая уж там "оптимальность"! Особенно в сфере общественных отношений, подверженной ныне потрясениям без преувеличения огромного масштаба.

В рабочем кабинете президента Украины наверняка имеется телевизор. На следующий же день после того, как он записался в клуб поклонников ЕС как "оптимальной модели", новостные программы телеканала "Евроньюз" были до предела заполнены сюжетами о массовых – с участием десятков тысяч людей! - протестных акциях, прокатившихся по целому ряду европейских стран. Видел ли это В.Янукович? Если нет, то почему? Если да, то отчего не засомневался в правильности публично данной им оценки? Почему не задумался о том, все ли правильно докладывают ему его ребята?

Хотя, с другой стороны, что остается говорить нашему лидеру? На каких положительных примерах уговаривать нацию поверить в то, что жить у нас стало лучше, легче и даже, как сказал не так давно Н.Азаров, "веселее"? Внутри страны таковых не сыскать ни в прошлом, ни в настоящем. Не расхваливать же, право слово, за "оптимальность" да "модельность" ГУАМ или – не к ночи будь помянуто - "Восточное партнерство"?!

Остается, правда, еще Россия. Но ее на Банковой хвалить не очень любят. Не приведи Господи, на Западе услышат да приревнуют!

Вот и получается, что их же собственная власть призывает украинцев верить в новую красивую сказку, предлагаемую им в качестве очередного "светлого будущего", ради которого в настоящем надо бы потуже затянуть и без того до предела затянутые пояса. И не только призывает, а навязывает им эту сказку, без зазрения совести передергивая факты и перевирая оценки.

О том, что образ объединенной Европы, формируемый на официальном уровне в Украине, и действительный вид Евросоюза в состоянии кризиса очень мало соотносятся друг с другом, власти, похоже, нет никакого дела.

Она видит свою задачу в том, чтобы занять граждан грезами о далекой стране с молочными реками да кисельными берегами, которая, как сказал В.Янукович, продолжая мысль об "оптимальной модели", должна стать – не завтра, конечно, и не послезавтра, а в перспективе – "нашим общим домом".

Общий дом – это, безусловно, здорово. Только для рядовых украинцев, таких, как большинство из нас с вами, читатель, и для украинцев нерядовых, таких, как Виктор Федорович и иже с ним, жизнь в таком доме будет такая же разная, как и в том "необщем" доме, в котором мы вынуждены жить сегодня. Нам в нем уготована роль статистов в протестующих толпах. Им – роль получателей миллиардных субсидий для удержания на плаву так называемых макроэкономических показателей.

Миллионам европейцев, уже живущим, как кажется нашим лидерам, долго и счастливо в том самом "общем европейском доме", до этих показателей нет никакого дела. Им грозит то же самое, что мы имеем у себя: снижение уровня жизни, безработица, нищета, голод, холод, болезни (в одной только Ирландии ожидается в следующем году, что экономическими эмигрантами станет около 100 000 человек).

А еще – безрадостная перспектива передать долги правителей и мрак собственного беспросветного существования по наследству своим детям и внукам. Им, чтобы нести долговое бремя, придется, как говорят сегодня сами европейцы, очень много работать за очень малые деньги. Ведь взятые сегодня долги придется обслуживать и отдавать будущим поколениям.   

Вот такая получается "оптимальная модель"…