dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 22 Июня 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Три товарища и умирающая безопасность

Три товарища и умирающая безопасность

Три товарища и умирающая безопасность

«- Уравновешивать, всё нужно уравновешивать, господин Локамп, — вот и вся загадка жизни…

- Ну, это надо уметь…» (Э. М. Ремарк, «Три товарища»)

Когда в конце семидесятых годов прошлого века великий советский поэт Владимир Высоцкий пел о том, что потомки не простят нам пришествия на римокатолический папский престол первого представителя славянских народов Кароля Войтылы – Иоанна Павла ІІ, мало кто мог подумать, что его слова окажутся от части пророческими. Безусловно, не все наши современники склонны к излишним рефлексиям по поводу этого события. Но те из них, которые испытывают неподдельную ностальгию по СССР, должны понимать важность данного шага для приближения развязки непримиримого конфликта двух систем, под знаком которого прошел почти весь ХХ век.

В польско-российских отношениях (не будем ставить под сомнение официально провозглашенную Москвой преемственность касательно СССР) исторически накопилось множество противоречий. Более того, обе страны старательно эксплуатируют конфликты прошлого в пропагандистских целях. Достаточно вспомнить кинематографический шедевр «1612», созданный в поддержку официального российского праздника национального единения на почве ноябрьской борьбы с польскими интервентами. Не отстают и в Речи Посполитой, рекламируя на бигбордах по всей стране невероятно «актуальные» результаты похода короля Стефана Батория на Москву. Видимо, это делается с целью ускорить процесс межнационального примирения…

По воспоминаниям ветеранов дипломатии именно Польша времен маршалка Йозефа Пилсудского рассматривалась в числе главных приоритетов и угроз во внешней политике молодого Советского государства. С ходом времени менялся расклад сил и на каком-то этапе «братская» ПНР стала всего лишь одним из объектов применения т. н. доктрины Брежнева по ограничению суверенитета стран – сателлитов. Но, тем не менее, именно в Польше первой дала серьезную трещину та «сказочная игла», от целости которой, как впоследствии оказалось, зависела жизнь Советского Союза. Вот такое вот ироническое переплетение любви и ненависти в судьбах двух стран.

Казалось бы, нам (украинцам) какое дело? Чужая жизнь - потемки и пусть «милые» себе дальше бранятся. Да вот только кому-кому, а нам от этого легче не станет.

Для Украины Россия и Польша являются главным действующими лицами в формировании внешнеполитической повестки дня. В связи с этим необходимо понимать не только мотивы поведения соседей, но и какими должны быть ответы на принципиальные вопросы, возникающие в контексте развития отношений России и Польши друг с другом и с Украиной. Тем более, что оба наших стратегических партнера (парадокс?) исторически привыкли строить свои отношения в обход нашей страны. И не их в этом вина – страны такой просто не было. А вот поломать эту тенденцию – приоритетная задача отечественной внешней политики.

Если бы в каком-нибудь сказочном сне «устаканились» отношения в кругу наших ближайших соседей! По другому можно было бы взглянуть и на другие каверзные треугольники с участием нас и России, США, Румынии, ЕС (список можно продолжить).

Первый серьезный звонок, прозвеневший для Украины в связи с категорическим несогласием России касательно размещения ПРО США на территории Польши, не смог стимулировать Киев к пересмотру акцентов собственной внешней политики. Диалог в сфере безопасности по-прежнему велся по отдельным, практически непересекающимся направлениям – с Евросоюзом, Россией, США и априори дружественной Польшей. Поднимался ли перед Варшавой вполне уместный вопрос, что в связи с американо-польскими планами Украина вынуждена взять на себя дополнительные риски, которые не решить силами УКРПОЛБАТа? 

Вопрос ПРО был (хотелось бы верить, что мы не ошиблись с употреблением прошедшего времени) не только катализатором американо-российских геополитических торгов. Это был тест на адекватность политики коллективной и индивидуальной безопасности целого ряда стран Восточной Европы. Кто готов учитывать интересы Украины в этом процессе?

Да, наши партнеры могут себе позволить вести дискуссию на повышенных тонах. Но, как утверждал живой классик, Украина – не Россия. А Польша, в продолжение этой мысли, не Грузия. Оборонный бюджет Польши в этом году превышает украинский более чем в 4 раза, аналогичный бюджет РФ превышает … нет, является несопоставимой с нашим величиной.

Вот, польский премьер делает очередной выпад – называет озвученные в Мюнхене предложения Москвы в сфере реформы системы европейской безопасности «абстрактными» в контексте последних событий в Грузии. Но такое заявление делается польским политиком в рамках добровольно/принудительно взятой на себя роли «негативного» спикера, «плохого следователя» евроатлантического и, от части, европейского сообщества в российских делах. Н. Саркози и А. Меркель не только выберут более мягкие выражения, но и, при случае, словечко за своего эмоционального польского коллегу в Москве замолвят. А вот Украине в аналогичной ситуации следует максимально взвешивать каждую реплику. Цена нашей безопасности немного другая – она бесценна, поскольку за ее поддержку никто в мире не готов платить.

Если следовать постулату, что сегодняшняя Россия не постоит за ценой максимального восстановления своего глобального влияния, то какова же истинная цель польской внешней политики на постсоветском пространстве? Вероятно, гарантии безопасности и соответствующие экономические преференции от сильных мира сего компенсируют Варшаве риски пребывания на передовом рубеже сдерживания российской экспансии в Европе. Только вот Украине такая ситуация зыбкого баланса интересов на традиционной линии европейского цивилизационного разлома не сулит ничего хорошего. Ведь еще каких-то семь десятков лет назад его формальная граница проходила по нашей территории.  

В наших отношениях и с Польшей, и, разумеется, с Россией есть бесспорный позитивный потенциал. Именно от него следует отталкиваться.

Президент Ющенко, сознательно или нет, слукавил на недавнем заседании «ток-шоу национальной безопасности и обороны», отметив, что наряду с Украиной рост ВВП в этом году прогнозируют лишь Индия и Китай. Не факт. Ожидают 1,7 % роста экономики в 2009 году и в Варшаве. Является ли такой прогноз лишь результатом активного сотрудничества правящей в Польше «Гражданской платформой» Дональда Туска и стремительно рвущегося к власти в Украине Блока Юлии Тимошенко? Думается, нет. Польше удалось наиболее мягко войти в кризис среди всех стран «новой волны» ЕС. Можно предположить, что если бы международные кредитные рейтинги Варшавы падали со скоростью аналогичных показателей Киева, проект ЕВРО-2012 можно было бы уже спокойно помянуть в кругу близких. А так пока вроде держимся. 

Другой важной темой месяца, главным информационным поводом для политических спекуляций становятся загадочные переговоры о предоставлении Россией Украине кредита в размере 5 млрд. американских долларов (ни в чем без руки Вашингтона не обходится!).

Было ли официальное обращение украинской стороны? Ну, вообще-то интересно было бы увидеть лицо адресата в Кремле, получившего такое письмо в начале ноября (когда, по информации Кабинета Министров, готовились прошения к другим потенциальным иностранным кредиторам), на фоне полного отсутствия понимания по газовым вопросам.

На каких условиях Москва согласится выдать кредит? Ровно на таких, выполнение которых можно будет ожидать от украинского правительства. Как, например, оправдал чаяния РФ Киргизтан, оперативно отказываясь продолжать посильное содействие ведению американской операции в Афганистане.

ГТС, ЧФ, НАТО? Сомнительно, ведь в сегодняшних условиях правительство может лишь обещать решение этих вопросов в выгодном российской стороне русле. То есть, в обмен на реальный финансовый ресурс, выдать Москве своеобразный политический кредит. Мол, поживем – увидим. А там – или ишак, или падишах. А даст Бог – оба загнутся. Вместе с тем, обозначенная сумма вполне адекватна реализации тактических интересов российского бизнеса в Украине. Словом, время покажет. Но если быть честными сами с собой, следует признать, что сама готовность оказать финансовую помощь таких масштабов в сегодняшней кризисной ситуации многого стоит.  

Исключительно в собственных интересах украинская сторона должна использовать любые попытки содействия конструктивной российско-польской коммуникации, какими утопичными они бы сейчас не выглядели. Для этого, для начала, во внешней политике нам надо руководствоваться собственным эгоизмом и абстрагироваться от втягивания в чуждые нам проекты больших игроков. Такой подход, как ни странно, будет более соответствовать нынешним реалиям и скорее найдет понимание у наших партнеров в Москве и Варшаве.

Пока же, вопросов много больше, чем ответов.

Поймет ли Россия, какие «дивиденды» она в реальности получит на обломках украинского суверенитета в условиях оттертой на периферию общеевропейских политических и экономических процессов Польши? Примерно такие же, какие ощутит Восточная Европа в условиях нового возгорания борьбы за суверенитет «гордых народов» российского Кавказа или китайской экспансии в Сибирь.

Осознает ли Польша опасность и бесперспективность дальнейшей эскалации идеологического противостояния с Россией, от продолжения которого страдают жизненные интересы партнеров Варшавы по другую сторону Буга? И если этому курсу на данном этапе поляки не видят альтернативы то почему, хотелось бы спросить, до сих пор не заработал стратегический энергетический проект Одесса-Броды?

Сможет ли Украина самостоятельно генерировать конструктивные внешнеполитические и внешнеэкономические инициативы, одинаково  понятные и интересные для России, Польши и других наших соседей? 

Способны ли современные «три товарища» хотя бы попытаться спасти умирающую на их руках безопасность Европы? У сегодняшних поэтов может не хватить таланта уровня Владимира Семеновича, чтобы с должным юмором описать возможные пагубные последствия цинизма наших политиков.