dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 01 Мая 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Где наш порт приписки?

Где наш порт приписки?

Где наш порт приписки?

«Единственной страной, где сегодня модно быть украинцем, является Канада», - посол Украины в Канаде Игорь Осташ на брифинге во Львове 30.10.10.

«БЮТ подчеркивает, что Украина не требует внешнего контроля за своим прошлым, равно как за настоящим и будущим», - REGNUM (www.regnum.ru). – 2010. – 27.10.

Достаточно неоднозначная реплика посла может быть объяснена его особенным, депутатским прошлым. Прошлым главы целого комитета Верховной Рады! Вряд ли простой кадровый дипломат позволил бы себе сегодня одной из причин такой популярности назвать оранжевую революцию, даже работая в Канаде, и даже выступая во Львове.

И если предположить, что автор цитаты имел в виду лишь иностранные государства и в Украине быть украинцем также модно (или, по крайней мере, можно), все равно неискушенному слушателю выводы напрашиваются не самые утешительные.  Кто мы такие, эти загадочные украинцы, что нам практически нигде не рады? Рады ли мы сами себе, в конце концов?

Говорят, что украинцы в исторической перспективе чаще выступали своеобразным удобрением для формирования других культур и цивилизаций. Аэропорт «Орли», покорение Сибири и интеллектуальное наследие Киево-Могилянской академии стали наиболее известными символами в этом смысловом ряду. Вот только в чем черпать вдохновение нынешнему поколению украинцев, которому выпал жребий строить собственное государство, пока не ясно.

Оперируя понятиями радости, ненависти и прочих эмоциональных проявлений, мы вряд ли найдем позитивные ориентиры в окружающем мире. Мало кто из наших близких и далеких соседей будет излучать восторг от одного только появления в округе «homo ukrainian». Пусть даже трижды обмотанного в желто-голубой стяг и очень демократично поглядывающего по сторонам. С чем пришел этот индивид, является ли он добропорядочным гражданином моей страны, приехал в гости с добрыми намерениями или при его появлении следует бдительнее следить за своим кошельком?

Собственно говоря, мы в этой сфере также не блистаем особым радушием. Модно ли в Украине быть французом? Да Бог его знает. Если это богатый дядя, склонный к меценатству, тогда, наверное, ответ будет положительным. А если же речь идет о заурядном этнографе или обычном секс-туристе, пусть даже спустившемся с самой Эйфелевой башни, о моде речь не идет. У нас  у самих такого добра навалом.

Другое дело, что касаясь темы «моды на украинцев», посол Осташ, вольно или не вольно, затронул более чувствительный для нас вопрос. Он косвенно подтвердил популярный тезис о том, что нас нигде, по крайней мере, в цивилизованном мире, не ждут. А если и ждут (вернее, поджидают), то лишь в качестве дешевой, сырьевой (и в гуманитарном смысле тоже) составляющей для реализации масштабных геоэкономических проектов, разрабатывают которые без нашего ведома и уж, тем более, согласия. Как говорится, история повторяется.

С другой стороны, в последнее время второе дыхание приобретает утверждение о том, что жив еще огонь братских чувств на постсоветском пространстве. И, более того, нас здесь ждут. Не только как «дань моде», но и как участника взаимовыгодной кооперации. В том числе, в сфере современных технологий. Интересно было бы понять, насколько такой посыл отвечает действительности, а в какой мере является обычным политическим клише.

Безусловно, в рамках бывшего Советского Союза был создан единый экономический организм. Скрепленный, к тому же, каким ни каким, но все же единым идеологическим цементом (семья братских народов и т. п.). Именно исторический опыт и подсказывает нам, что наша продукция скорее найдет покупателя среди бывших советских потребителей. Правда, от такого утверждения веет намеком на некую ущербность наших товаров, услуг и прочих творений украинских рук и мысли. Как ни как, СССР нельзя было назвать образцом высочайшего качества массового производства, по крайней мере, в сфере товаров народного потребления — уж точно.

Пессимисты также заметят, что постсоветское пространство не является законодателем моды в сфере высоких технологий, обладание какими является обязательным условием перехода на качественно новый уровень в системе международного распределения труда. Та же Россия пока что не демонстрирует особых успехов в сфере технологического прорыва, кроме презентабельных проектов нано-парков и «силиконовых» степей. Однако, это ли повод сложить руки и окончательно упустить имеющиеся пока еще возможности?

Обратимся, к примеру, к подготовленному кан. ист. наук А. Ворошиловым эссе об актуальном состоянии украинско-российских научных связей. Ознакомление с этим документом заражает определенным оптимизмом, поскольку автор доказательно подтверждает тезис о том, что для Украины особую роль традиционно играет степень развития научных связей с Российской Федерацией.

«Несмотря на искусственно продуцируемую политическую напряженность в отношениях, существовавшую до недавнего времени, научные и экономические связи между Украиной и Россией сохранились, а в ряде отраслей они являются ключевым фактором развития производства», - утверждает господин Ворошилов. И ему хочется верить.

Хотя бы потому, что украинско-российское сотрудничество развивается по вполне конкретным и перспективным направлениям. Так, в сфере атомной энергетики предусмотрено продление ресурса действующих и строительство новых АЭС, производство ядерного топлива, освоение месторождений урана и циркония, участие Украины в деятельности международного центра по обогащению урана в Ангарске. Пять из восьми стадий цикла производства ядерного топлива Украина реализует в кооперации с РФ и Казахстаном.

В настоящее время значительная часть общих разработок ученых Украины и России сосредоточена в ракетно-космической и авиастроительной сферах производства. При этом в рамках двусторонних связей осуществляется около 40 % и более научных исследований.

Новый импульс получило украинско-российское сотрудничество в авиа-строении. В частности, после трехлетнего перерыва возобновилась работа по созданию самолета Ан-70. Сроки завершения государственных испытаний и начала серийного производства самолета намечены на 2011 г.

Приоритетным же направлением научно-технического сотрудничества Украины и России, по мнению автора, является координация исследований в области создания нанотехнологий. В этой связи особо отмечается подписание Национальной академией наук Украины соглашения с Объединенным институтом ядерных исследований (г. Дубно), учредителями которого являются 18 государств, о создании Межгосударственного центра нанотехнологий стран-членов СНГ. Как подчеркнул в своем докладе «Об основных итогах деятельности в 2009 г. и перспективах развития НАН Украины» на сессии общего собрания 13 мая 2010 г. президент НАН Украины Б.Патон, «развитие в этом центре совместных исследований, использование соответствующих технологических и просветительских возможностей является важным заданием нашей академии на ближайшую перспективу».

Автор, опираясь на мнение экспертов, также утверждает, что ныне в Украине существует множество научных и технических разработок, способствующих дальнейшему развитию полноценного сотрудничества с Российской Федерацией в научно-промышленной сфере, а также торговле наукоемкими товарами и интеллектуальной собственностью.

В общем, ознакомление с упомянутой работой, подталкивает к мысли о том, что, даже если в России образ украинца не является глянцевым и модным, нашим народам есть чем заняться на благо взаимного процветания и благополучия. И в этом наш общий шанс не пасти задних.

Для украинцев понятие быть самими собой должно стать не модой, а величиной постоянной. Надо только научиться различать культурную составляющую собственной идентичности от ее прагматичной сестры. У голодных аутсайдеров в современном мире шансов на выживание практически не существует. А вот если украинцы присоединятся к когорте создателей современных технологий, нам поневоле будут рады. И не только в Канаде.