dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 10 Декабря 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Брюссель не выдаст, Бухарест не съест

Брюссель не выдаст, Бухарест не съест

Брюссель не выдаст, Бухарест не съест

Отношения суверенной Украины с бывшими братскими для Украинской ССР странами из Центральной и Юго-Восточной Европы складываются по-разному. На поверхности все везде и со всеми, вроде бы, благополучно и благообразно: прежде дружили под присмотром Москвы, теперь - Брюсселя. Однако, в ряде случаев более пристальный взгляд открывает как существование "второго дна" двухсторонних отношений, так и присутствие подводных камней - а то и целых валунов! - на этом "дне".

Наиболее проблематично выглядит на сегодняшний день юго-западное направление. На нем Украина уже получила столько затрещин и оплеух, что их с лихвой хватило бы на пяток-шесток среднестатистических европейских стран, а украинская внешняя политика проявила такую беспомощность, что впору ставить вопрос о профессиональной пригодности группы дипломатов.

Киев уже не первый год занимает на этом направлении позицию пассивного созерцания, надеясь на то, что острые вопросы и конфликтные ситуации разрешатся само собой. Может показаться, что надежды Банковой и Михайловской площади возлагаются на то, что Европа и сама нас не тронет, и другим на поталу не отдаст. Брюссель не выдаст, Бухарест не съест!

Что тут скажешь! Это - недальновидная позиция, несущая в себе ворох различных вызовов и даже самых непосредственных угроз не только национальным интересам Украины, но и ее территориальной целостности.

В то время, как доморощенный евроатлантический бомонд не устает по поводу и без повода кивать на "неоимпериализм" России, обвиняя ее в заговоре против "мови калинової", приписывая коварные планы по захвату лучшего имущества и лакомых кусков незалежной земельки, подозревая в прочих смертных грехах, - из соседних стран больше всего территориальных и других претензий к Украине предъявила  не Россия, а Румыния. И не только предъявила, а некоторые из них - Змеиный! - уже воплотила в жизнь.

Известный лозунг: "Да здравствует Великая Румыния!", - вряд ли звучит для Киева, Черновцов и Измаила так уж абстрактно и безобидно, как это могло бы показаться на первый взгляд и как это, возможно, хотелось бы представить "про людське (тем более, "про брюссельське") око".

Тактика "вооруженного выжидания" времен Первой мировой войны, позволившая Румынии в ноябре 1918 г. оккупировать Северную Буковину, не сдана в архив. Пусть в несколько измененном виде, она "точечно" применяется Бухарестом и сегодня. К сожалению, главная "точка" это - мы.

В выстраивании украинского вектора своей политики Бухарест активно пользуется двойными стандартами: с одной стороны, Румыния, как член ЕС и НАТО, активно демонстрирует свою поддержку курсу Украины на евро- и евроатлантическую интеграцию, с другой, пытается вмешиваться   во внутренние дела Украины, навязывая ей свою игру. Среди прочего, например, используется такой инструмент, как языковая политика, в связи с которой моделируются надуманные  поводы  для   обвинения Киева в несоблюдении  прав национальных меньшинств, в частности, румынского.

В юго-западном регионе Украины официальный Бухарест через свои  консульские учреждения, неправительственные организации активно формирует прорумынское общественное мнение и сепаратистские настроения. Муссируется вопрос о создании "Солотвинского автономного округа", используется показавшая свою эффективность в Молдове практика выдачи местному населению румынских паспортов.

Бухарест целеустремленно старается заблокировать жизненно важный для Украины проект по восстановлению судоходного канала Дунай-Черное море, что в будущем может послужить базой для отщепления украинских территорий и присоединения их к  "Великой Румынии". Идеологи панрумынизма открыто заявляют, что некоторые украинские территории (Северная Буковина, Бессарабия) являются исконно румынскими землями.

Еще не улеглись страсти вокруг проигрыша Украиной дела по острову Змеиный, как возникла угроза очередного территориального спора. Бухарест допускает изменение госграницы в районе ненаселенного острова Майкан на Дунае между украинскими городами Вилково и Килия, мотивируя это тем, что фарватер реки в этом районе изменился.

В результате проводимых румынской стороной дноуглубительных работ фарватер на Дунае сместился ближе к украинскому берегу, что  создало формальный повод для утверждений о румынской принадлежности острова. В отношениях между двумя, действительно, дружественными странами нечто подобное было бы просто невозможно. А тут - пожалуйста!

Одновременно Румыния активно возражает против работ такого же самого плана в украинской части дельты Дуная, способных подорвать ее монополию на выход крупнотоннажного флота из Дуная в Черное море.

Все сказанное крайне важно, однако, есть и куда более серьезные вещи. Сосредоточиваясь на угрозах, уже нашедших свое внешнее проявление, украинская власть зачастую упускает из виду латентно протекающие процессы с далеко идущими последствиями. Никто в Киеве, к примеру, не говорит о том, что за последнее время в Причерноморье при активном участии Бухареста складываются новые конфигурации, в основе которых лежат, прежде всего, стратегические проекты и стратегические цели.

По сути, Бухаресту отчасти удается то, что так и не удалось Киеву - найти некий стержень, способный объединить ряд государств Черноморского региона. Примечательно, что за последнее время Румыния сумела привлечь на свою сторону государства, которые считались стратегическими партнерами или союзниками Украины - Польшу, Азербайджан, Грузию и Молдавию. Какой уж там не встающий со смертного одра ГУАМ! ГУАМ отдыхает!

Одним из "фронтов" румынского стратегического давления на Украину в настоящий момент является Молдова. Тут конкуренция между двумя странами заложена на уровне объективных геополитических реалий. Степень ее субъектности близка к минимальной. Правящие режимы в Киеве, сменяя друг друга, закрывают на это глаза, стараясь отвернуться и увернуться от этой проблемы, но это не означает, что она снимается с повестки дня.

"Румыния в агрессивной политике, направленной на расширение своих территорий любыми, в том числе и незаконными, аморальными способами, может использовать Молдавию как инструмент влияния на Украину", - заявил недавно председатель подкомитета по вопросам сотрудничества со странами СНГ комитета Верховной Рады по иностранным делам А. Логвиненко.

По большому счету Украина должна была бы быть заинтересована в Молдове по целому ряду причин, начиная с того, что на территории этой соседней страны проживает значительная украинская диаспора.

Задержка в формировании полноценной системы органов власти управления в Молдовы ведет к отсрочке на неопределенный срок урегулирования остающихся погранично-территориальных вопросов по передаче Кишиневом Киеву участка территории на автотрассе Одесса-Рени в районе молдавского поселка Паланка. Из-за отставания от Румынии и Молдовы в развитии портов Украина теряет значительную часть доходов от перевозки грузов по Дунаю.

Эта ситуация несет в себе не только экономические, но и политические отрицательные последствия: Придунавье - это стратегически важный для Киева регион с точки зрения подключения к европейской и черноморской транспортной инфраструктуре.

У Бухареста же отношения с Кишиневом заметно улучшились после прихода к власти в Молдове "Альянса за европейскую интеграцию" (АЕИ), представители которого проводят откровенно прорумынскую политику.

Сегодня ведутся переговоры об объединении энергетических систем двух стран и строительстве газопровода Унгены-Яссы, который соединит молдавскую газовую систему с румынской, позволив при этом поставлять газ в оба направления. На этом фоне показательным выглядит тот факт, что Киев до сих пор не может решить вопрос об энергетической независимости южных районов Одесской области, получающих электроэнергию от Молдавской ГРЭС, расположенной на территории Приднестровья.

Следует отметить и целенаправленные усилия Бухареста превратить Румынию в значимую для Евросоюза страну-транзитера энергоносителей. Хотя в условиях экономического кризиса у режима Т.Бэсеску нет средств для реализации амбициозных планов в энергетической сфере, румыны не отказываются от задуманного, продолжая упорно работать на перспективу.

Из всех возможных вариантов дальнейшего развития ситуации для Киева наименее подходящим был вариант поглощения Румынией Молдовы, независимо от конкретной формы такого поглощения. Вариант, настойчиво и последовательно прорабатываемый в Бухаресте, находящий значительную поддержку среди части политической элиты в Кишиневе.

По состоянию дел в настоящий момент Киев явно уступает Бухаресту в конкуренции за влияние в Молдове. Надежды на изменение положения дел в лучшую для себя сторону Украина могла бы, пожалуй, связывать исключительно со сменой правящего режима в Кишиневе.

Украинским интересам  в Молдове (если признать, что таковые имеются) и в регионе в целом отвечал бы отход от власти по итогам выборов 28 ноября таких "фанатов" прорумынского курса, как М.Гимпу, В.Филат и др. Если бы это произошло, то позволило бы, пусть не остановить полностью процессы румынской политической, экономической, "унионистской", этнической экспансии в Молдове, то, во всяком случае, затормозить их, предложив какую-то реальную альтернативу.

Персональной же альтернативой М.Гимпу и иже с ним  является умеренный, пользующийся поддержкой и на Западе, и в России М.Лупу, способный не только выравнять опасный крен Молдовы в сторону "унионизма", но и объединить большую часть политикума на платформе молдовского патриотизма. Именно М.Лупу мог бы решить еще одну важную для политической стабильности в Молдове задачу привлечения к участию во власти обновленной, преодолевшей внутренний кризис ПКРМ.

Затягивание процесса внутриполитического урегулирования в Молдове создает угрозу неконтролируемого развития ситуации в стране и регионе в целом. В целях недопущения непрогнозируемого сценария украинской власти стоило бы скоординировать свои усилия на данном направлении со всеми заинтересованными сторонами, ориентированными на выдвижение конструктивных решений и их воплощение в жизнь.

Украина и Румыния непосредственно, хотя и заочно, конкурируют еще на одном направлении: в поисках решения молдовско-приднестровского конфликта и в процессе урегулирования в Приднестровье. И в этом случае Киев пока проигрывает Бухаресту, но тоже сохраняет потенциал как для выравнивания ситуации, так и для дальнейшего поворота ее в свою пользу.

Хотя заявления министра К.Грищенко о том, что Киев-де разделяет "беспокойство" Брюсселя в связи с пребыванием российского миротворческого контингента в Приднестровье, вряд ли могут способствовать тому, чтобы этот поворот, действительно, произошел.