dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 22 Сентября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Как далеко пойдет Европа?

Как далеко пойдет Европа?

Как далеко пойдет Европа?

Количество исходящих из Европы озабоченных, встревоженных, резких, и даже негативных откликов на украинские внутриполитические события в последнее время растет, как грибы после дождя. С некоторых пор не проходит буквально ни дня, чтобы с той стороны Карпат нас кто-нибудь за что-нибудь не пожурил, не поругал или не навесил бы какой-нибудь очередной не очень лестный с точки зрения европейского бонтона ярлык.

Чем ближе ноябрьский саммит Украина-ЕС, на котором стороны, как ранее предполагалось, должны были подписать долгожданное Соглашение об ассоциации, - тем "старушка" Европа все чаще испытывает к своей "моложавой", не очень, по ее меркам, путевой, соседке отнюдь не соседские и не партнерские чувства, все активнее берется ее поучать и научать.

В общий недовольный гул, все больше начинающий напоминать стройный хор, уже влились голоса Евросоюза, Парламентской Ассамблеи Совета Европы, Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия), Международного Фонда по Избирательным Системам, Европейской народной партии, ряда ведущих европейских СМИ (включая такие суперавториты, как "Файненшл Таймс", "Гардиан" и др.). Слова, которые должны были бы насторожить партнера, произнесли в ходе визитов президента Украины в их страны и столицы канцлер Германии, президент Литвы, а также президент Еврокомиссии.

Есть основания констатировать, что этап формирования негативной для Киева повестки дня по "украинскому вопросу" в информационном и в политическом европространстве завершен или, по крайней мере, близок к своему завершению. И эта точка зрения, по сути, не имеет альтернативы.

Что дальше? Как далеко способна зайти Европа в отстаивании  принципов и подходов,  предлагаемых ею, на украинском направлении? Какие методы могут, а какие не могут быть применены европейцами с целью принуждения Киева к демократии по европейскому образцу? Где находится та "красная черта", переход которой В.Януковичем и его "командой" послужит для Европы сигналом о переходе от слов к действиям? Когда такой переход (если до него дойдет дело) мог бы произойти?

Однозначных, четко определенных ответов ни на один из этих вопросов пока, к счастью для нас, нет. Хочется верить, что они в европейских столицах еще не поднимались. Тем не менее задуматься над проблемой: "как далеко пойдет Европа, если…", - мне лично кажется отнюдь не лишним уже сегодня, не откладывая эту задачу на "потом", которое может наступить очень скоро. Хотя, с другой стороны, может и не наступить вовсе.

От чего в большей степени зависит сегодня формирование мнения европейцев о том, что происходит в Украине и в украинской политике? От того ли, что они узнают от представителей официальной власти? Или же от качества лоббистских усилий украинской оппозиции, предлагающей Европе свое мнение, умело адаптированное под ее собственные представления? А может, решающее значение в выработке позиции принадлежит информации и выводам, получаемым от европейских посольств и представительств, работающих в Украине неправительственных организаций и СМИ?

И вообще: следует ли считать, что события в Украине рассматриваются европейцами как полностью самостоятельный, полноценный "текст" или они продолжают оставаться в тени "контекста", то есть, иначе говоря, событий на пространстве бывшего СССР, в первую очередь, России, и оценки уже не только наших, украинских, но и этих, постсоветско-российских, событий?

И тут, мне кажется, до однозначного ответа тоже еще далеко. "Текст" и "контекст" выступают как взаимодополняющие стихии, пребывая друг с другом в тесной связи, оказывая друг на друга непосредственное влияние. Вне общего "контекста" собственно украинские события пока в Европе не воспринимаются и, похоже, в скором времени восприниматься не будут.

В том, что же именно происходит сегодня в Украине, кто в чем прав, а в чем - нет, Европа, похоже, так еще до конца не разобралась. Представления европейцев продолжают формироваться в значительной степени под влиянием стереотипов и клише, а также - личных симпатий-антипатий. А кроме того, еще и достаточно стихийно и ситуативно. Чаще всего все пытаются свести к противостоянию сил "пророссийских" и "прозападных", прощая одним гораздо более серьезные просчеты и ошибки, чем те, за которые вынуждены, как говорится, по полной расплачиваться другие.

Наблюдая за все более бурным потоком европейской критики в адрес украинской власти, я почему-то все чаще лювлю себя на мысли о том, что, если бы не болезненный и поучительный "оранжевый" урок, то Страсбург и Брюссель уже не предупреждали бы Киев, а поставили бы его в угол, заклеймив позором и заставив демократической "кровью" этот самый позор смывать. То есть, иными словами, душили бы "донецких" всеми доступными средствами без малейшего сожаления и сострадания.

С точки зрения украинских интересов, "бодаться" в настоящий момент с Европой даже ради благородной цели - далеко не самое подходящее время. После того, как стало ясно, что до подписания договора об ассоциации в этом году дело не дойдет, и его отложат, как минимум, до следующей осени, - в распоряжении ЕС в отношениях с Киевом исчез "пряник", остался же один только "кнут". Для нас это плохо и небезопасно. Нас нечем поощрить, но есть, чем ограничить и чем примерно наказать. При желании, конечно, которое - увы нам, увы! - может возникнуть в любой момент из ничего.

Против Украины в такой ситуации, как это ни парадоксально, играет даже такой, вроде бы, целиком и полностью положительный факт, как формирование специальной дипломатической службы Евросоюза. Почему для нас это может быть опасно, спросите вы? Да потому, что новому ведомству сейчас крайне важно найти для себя достойное занятие, которое оправдало бы целесообразность создания еще одной евробюрократической структуры и окончательно закрыло бы рты критикам этой идеи и скептикам.

Пока что все силы главы брюссельской дипломатии К.Эштон и ее службы сосредоточены на организации переговоров между Белградом и Приштиной. Но уже через каких-то шесть-восемь месяцев (возможно, и того раньше) на "балканском" направлении может воцариться затишье, или оно и вовсе зайдет в тупик. Тогда "эштоновцам", как воздух, понадобится, пусть маленький, но успех где-то в другом месте, подальше от проклятых Балкан и упрямых, несговорчивых балканцев. Мы на роль нового объекта применения усилий евродипломатии готовы, к сожалению, как никто другой.

Ожидать европейское наступление под знаменем "защиты демократии" сразу после местных выборов в Украине 31 октября вряд ли следует. А вот следующие украинские парламентские выборы, независимо от срока их проведения, вполне могут стать тем рубежом, на котором Европа решит дать решающее сражение тем нашим политическим силам и лидерам, которые будут "назначены" на роль врагов демократии, утеснителей свободы слова, прав человека и т.д., и т.п. И, соответственно, действенно поддержать тех, кого объявят защитниками "демократии" и "европейских ценностей".

Если это предположение окажется верно, то нынешняя оппозиция при поддержке из Брюсселя, Страсбурга, Варшавы, Вильнюса может получить хороший и даже очень хороший результат, заняв в новом составе Верховной Рады 250-270 мест и перехватив политическую инициативу.

Тогда парламент "попрет буром" против президента, президент же, ясное дело, станет искать пути усмирения парламента. Для Украины и украинцев такое развитие событий может стать новым испытанием в духе приснопамятного "бодания" В.Ющенко и Ю.Тимошенко, поставившего страну на грань катастрофы. Вмешательство во внутренние дела извне на стороне одной из противоборствующих сил будет продолжено, и это обстоятельство также не пойдет на пользу ни стране, ни народу.

Как спасаться? Есть два пути. Первый - это идти на поводу у Европы, выполняя одно за другим ее требования и заведомо зная, что будут появляться все новые и новые. Европейские чиновники, кстати сказать, высокого мнения о политике "выдвижения условий", апробированную в отношении Сербии. Считается, что на Балканах она дала очень хорошие результаты, и отказываться от нее нет никакого резона.

Второй путь - искать защитников, способных взять нас под свое крыло, не допустить обострения ситуации и не дать шанса европейцам прицепиться к нам, что называется, по-взрослому. Где именно их искать, понятно даже маленьким детям. В сложившейся в настоящий момент ситуации от Европы и от ЕС нас способна защитить только Россия, и никто другой.

Существует, правда, еще и третья возможность, которую, правда, мы покаместь может обсуждать исключительно как теоретическую. Ее суть - в установлении баланса между европейским и российским векторами внешней политики с использованием на каждом из этих направлений шансов и возможностей и минимизацией угроз и вызовов. До того, чтобы думать о чем-либо подобном серьезно и предметно, мы еще не доросли. Дорастем ли? Можем, но пока не получается. Хотя перспективы "третьего" пути огромны.