dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 20 Января 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Есть ли альтернатива «Восточному партнерству»?

Есть ли альтернатива «Восточному партнерству»?

Есть ли альтернатива Восточному партнерству?

Вопрос, вынесенный в заголовок материала, по всем законам жанра должен был бы звучать как риторический. Давать на него ответ по сути дела для большинства людей было бы как-то не совсем удобно по причине его - ответа - очевидности. Ведь даже детям известно, что альтернатива, то есть выбор, есть всегда, везде, при любой погоде и при любых обстоятельствах.

Тем не менее, для Украины, учитывая ее нынешнее безрадостное состояние и еще более беспросветное международное положение, данный вопрос звучит почти, как приговор.  

После массированной пропагандистской кампании, длившейся не один год, и украинская элита, и украинский обыватель окончательно уверовали в тот, на самом деле, далеко не бесспорный, факт, что как стремление Украины в члены Евросоюза (более известное у нас под кодовым названием "евроинтеграция"), так и ее участие в еэсовской псевдоинтеграционной программе "Восточное партнерство" безальтернативны. Иначе говоря, не подлежат ни обсуждению, ни критической оценке, ни - тем более - ревизии.

Так ли это на самом деле? Попробуем разобраться, повнимательнее присмотревшись как к самому проекту "Восточное партнерство", его истокам и первым шагам, так и к тем практическим результатам, к которым этот проект привел за два с лишним года своего существования.

"Восточное партнерство" придумали в Варшаве, а предложили на рассмотрение коллег по ЕС Польша, Швеция и Чехия, предварительно заручившись поддержкой прибалтов. Проект был официально запущен в мае 2008 года, когда Украина достаточно долго пребывала в контакте с Евросоюзом, упорно повторяя, что хочет стать его членом и получая авансы от европейцев. Тем не менее, никаких  гарантий членства он не содержит.

Более того, финансирование программы "Восточное партнерство" - 250 млн. евро в год выглядит весьма скромно (требуется не менее 600 млн. евро). "Старая" Европа по-прежнему достаточно сдержанно оценивает перспективы

и целесообразность ее реализации. На фоне стоящих сегодня перед ЕС проблем, прежде всего, в сфере  имплементации  Лиссабонского договора, борьбы по недопущению дефолта в  Греции и в ряде других стран-членов, "Восточное партнерство" ложится дополнительным, в том числе финансовым, бременем на наиболее развитые экономики Евросоюза.

В Берлине, Париже, Риме рассматривают "Партнерство" как откровенный продукт недоверия к России со стороны Восточной Европы, предпочитая в максимально возможной степени дистанцироваться от польско-шведской инициативы. Там склонны считать, что реализация сомнительных с точки зрения конечной отдачи проектов в рамках программы только усилит подозрительность Москвы относительно активности ЕС на постсоветском пространстве, добавит в повестку дня в российско-еэсовского диалога несколько весьма неудобных для Брюсселя тем. По сути, "Восточное партнерство" является своего рода инструментом усиления влияния восточноевропейских и прибалтийских стран на постсоветские республики в ущерб интересам их партнеров по ЕС.

Заинтересованность США проектом ЕС для шести постсоветских стран объясняется исключительно их собственными геополитическими интересами. Предварительное обсуждение вариантов подключения Вашингтона к участию в программе убедило европейцев в том, что администрация Б.Обамы, скорее всего, попытается использовать эту возможность для продвижения, в первую очередь, собственных субрегиональных приоритетов, которые не во всем совпадают с европейскими. При этом Белый Дом в ближайшее время не собирается выделять собственные средства в бюджет "Восточного партнерства".

В кругах политической элиты Украины, ключевого участника "Восточного Партнерства", углубляется скептическое отношение к нему. Ведущие акторы политического процесса видят в  программе "неуклюжую  попытку"  Брюсселя компенсировать Киеву отказ в предоставлении ему ясных перспектив интеграции в ЕС. Кроме того, многие украинские политики выражают недовольство "уравниловкой", предусматриваемой программой. Ведь все остальные ее участники находятся на значительно более низком уровне сближения с Евросоюзом, чем Украина, что ущемляет интересы Киева, нивелируя достигнутые им успехи на данном поприще.

В связи с этим украинская сторона последовательно доводит до руководства ЕС тезис о необходимости более внимательного отношения европейцев к "специфике Украины", настаивает на активизации двухсторонних переговоров по облегчению визового режима по примеру аналогичного диалога между Брюсселем и Москвой.

Как отмечают эксперты Еврокомиссии, среди членов ЕС нет единогласия по поводу переговоров с Киевом. Многие из них (Франция, Румыния, Венгрия, Германия и др.) считают, что украинская сторона ведет себя неконструктивно,   добиваясь   несимметричных, более выгодных для себя, условий. Европейцы же ждут от Украины полной либерализации доступа иностранных инвесторов на   национальный рынок, особенно в сфере услуг и транспорта, не соглашаясь при этом на полное снятие ограничений на импорт украинской сельскохозяйственной продукции в ЕС. В рамках проходящих в республике консультаций на эту тему национальные бизнес-круги высказывают острые критические замечания по поводу еэсовского предложения.

Еэсовцы также высказываются за необходимость более жестко увязывать уступки Брюсселя по основным запросам Киева в области торговли с прогрессом в проведении экономических реформ, выполнением обязательств по линии взаимодействия с МВФ. Проводится тезис о важности прояснения руководством Украины позиции по вопросу подключения ЕС к модернизации национальной газотранспортной системы в свете последних неясных заявлений украинских властей о возможности совместного российско-еэсовского участия. Европейцы не скрывают того, что только после этого можно будет предметно говорить о серьезном продвижении вперед в переговорах по торговой тематике.

На фоне "вязкого" продвижения переговоров между ЕС и Украиной по соглашению о зоне свободной торговли торгово-экономические связи Украины с Россией развиваются более динамично. Благодаря полученным от России скидкам на покупку газа, Украина в течение 10 лет сэкономит порядка 40 млрд. долларов. Совместные с Россией проекты в авиастроении, судостроении, машиностроении, энергетической промышленности, в атомной энергетике могут помочь Киеву реанимировать экономику.

Важны и экономические связи на уровне рядовых граждан. Украинцы - вторые по численности гастарбайтеры в России после узбеков. Ежегодно на работу в Россию из Украины легально въезжает 3,5 млн. человек. По нелегальной занятости эксперты приводят цифры от 5 до 15 млн.

В то же время для ЕС бывшие советские республики вряд ли когда-нибудь станут равноправными - пусть и "восточными" - партнерами, а их граждане - полноценными европейцами. У  "настоящей" Европы к странам СНГ свой конкретный интерес. Их привлекают сюда дешевая рабочая сила, рынки сбыта, природные ресурсы. А еще - возможность получить долю в цветущей тут пышным цветом коррупции, получив "откаты" от средств, поступающих по различным каналам из ЕС на постсоветское пространство.

Кроме того, постсоветские страны и, в первую очередь, по понятным причинам Украина важны для Брюсселя в плане их возможного противопоставления России. Глубина сотрудничества с ними будет определяться готовностью каждой из них дружить с ЕС против России.

…А Ю.Тимошенко тем временем, лишенная государственных постов и отлученная, таким образом, от общения с Европой и европейцами, призывает Евросоюз, Европарламент, Cовет Европы и все-все другие институции и инстанции, содержащие в своем наименовании приставку "евро" (хоть спереди, хоть сзади - хорошо, что к Евро-2012 еще не додумалась апеллировать), помочь ей в ее борьбе за власть против нынешнего правящего режима. Мотивирует она это как раз тем, что Украина является участником "Восточного Партнерства"! Может, что-то знает?..

О том, что, если бы нечто подобное произошло, то это стало бы прямым вмешательством извне во внутренние дела суверенного государства, ни она, ни ее покровители в Брюсселе не думают.