dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика (Во)сточное партнерство

(Во)сточное партнерство

(Во)сточное партнерство

Сточными", как известно, принято называть ямы, канавы и прочие, как естественные, так и рукодельные, резервуары, углубленные в землю и предназначенные для сбора продуктов жизнедеятельности человека, которые больше не могут быть применены с пользой и ни на что более не годятся.

"Восточное партнерство", предложенное Европейским Союзом шести постсоветским странам, с точки зрения результатов, достигнутых за первый период существования, сделало серьезную заявку на то, чтобы исключить из его названия первые две буквы - за ненадобностью.

Сколько именно лет или месяцев отроду "Восточному партнерству", сказать сложно. Отсчет его существования ведется чаще всего со дня "специальной церемонии" в Праге, то есть с 7 мая 2009-го. Хотя для будущих юбилеев могли бы подойти и другие даты. К примеру, 3 декабря 2008-го, когда план под таким названием был принят Еврокомиссией, или 20 марта 2009-го, когда он был утвержден на саммите Евросоюза.

Сгодилось бы, возможно, и 3 июля 2009 года, когда Евросоюз принял решение о приостановлении программы "Восточное партнерство" в связи с возникновением "новых вызовов" и появлением в его деятельности "других приоритетов". Или 9 июня 2010-го, когда было объявлено о том, что в структуре новой дипломатической службы ЕС будет создано специальное подразделение - департамент по "Восточному партнерству".

О том, что ждать чего-то хорошего для Белоруси, Украины, Молдовы, Армении, Грузии, Азербайджана (если сократить по первым буквам, выйдет - "БУМАГА", смешно, не правда ли?) от нового проекта ЕС вряд ли стоит, можно было с большой долей вероятности предположить еще 7 мая 2009 года, когда он официально стартовал на той самой "специальной церемонии" или саммите в Праге (Чехия тогда председательствовала в Евросоюзе).

Во-первых, на мероприятие не прибыла треть руководителей стран-членов ЕС - девять из двадцати семи! Отсутствовали - причем, без каких-то особых объяснений причин - лидеры Франции, Италии, Великобритании, Испании, Австрии, Португалии, Мальты, Люксембурга, Кипра. Полупустые "трибуны" более чем красноречиво свидетельствовали о том, что с затеей быстренько оформить польско-шведскую инициативу что-то не совсем так.

Во-вторых, сам саммит прошел достаточно скучно и невыразительно, даже несмотря на отчаянно-героические усилия сделать из "г...а - лялю" организаторов-чехов вкупе с самыми жаркими патриотами партнерства "по-восточному" поляками, а также литовцами, латышами, финнами и шведами.

Главное, чего недоставало и что просто не могло не броситься в глаза, это - полнейшее отсутствие конкретики, то есть, именно того, ради чего и примчалось, собственно, в гостеприимную Прагу шестеро негордых гостей.

Автор одной из резонансных статей по данному поводу в "The Wall Street Jornal" по горячим следам пражской встречи прокомментировал ее так: "Пресловутый совместный саммит Европейского союза и наших восточных партнеров в Праге, о котором столько говорили, оказался надувательством. Опубликованная в прошлый четверг декларация "Восточного партнерства" не стоит и той бумаги, на которой она была напечатана".

Может быть, кому-то покажется уж очень жестко и категорично. Однако же, если взглянуть на проблему по сути, то - верно! Надувательство, как его не называй и не прикрывай, оно надувательство и есть.

Из трех главных сфер деятельности, очерченных европейцами для новых партнеров, а это были: создание зоны свободной торговли (как между шестью странами-"жертвами" "Восточного партнерства", так и между всеми ими и ЕС), сотрудничество в энергетике и повышение энергетической безопасности участников проекта, наконец, облегчение визового режима, - никаких практических шагов не было предпринято ни в одной.

Более того, по некоторым направлениям гораздо больших успехов, чем "восточные партнеры", добились, если можно так выразиться в данном случае, "третьи" страны, то есть, те, кто не попал в формат "БУМАГА". Так, например, Сербия 19 декабря 2009 г. уже получила от Брюсселя безвизовый режим для всех своих граждан, а Россия, по оценкам ряда наблюдателей, находится заметно ближе к упрощению визового режима с ЕС, чем Украина.

Визовый режим - это крайне важно. Это - вопрос, с одной стороны, весьма важный в чисто прикладном смысле, с другой же, глубоко знаковый. Если политика европейского сотрудничества, партнерства, в конце концов, расширения, действительно, адресована не политическим элитам, а гражданам тех стран, которые сами себя причисляют к "Большой Европе" и за которыми на словах признается это право, - то она должна приносить реальную пользу именно "простым" людям во всех уголках Европы.

Внутри ЕС отношение к "Восточному партнерству" неоднозначное. Последовательным "патриотом" проекта до недавнего времени оставалась, пожалуй, только Польша (как-то оно будет с приходом нового президента?). Показательно в этой связи, что все "хорошие новости", связанные с "Восточным партнерством" - пусть даже они оказывались в большей степени мнимыми, чем реальными, - исходили как раз от представителей этой страны, в частности, от польского министра иностранных дел Р.Сикорского.

В Берлине же, Риме и Париже "Восточное партнерство" рассматривают как очередную откровенно антироссийскую комбинацию, у которой нет и не может быть никаких перспектив, предпочитая в максимально возможной степени дистанцироваться от него. Тут, в отличие от Варшавы, убеждены, что реализация сомнительных с точки зрения конечного "продукта" проектов в рамках "Партнерства" способно только усилить подозрительность Москвы к возрастанию активности Евросоюза на постсоветском пространстве и добавить в повестку дня европейско-российского диалога целый ряд тем, которые могут оказаться малоприятны и весьма неудобны для Брюсселя.

Кроме всего прочего, французы и немцы не совсем понимают, почему они должны выделять какое-то дополнительное финансирование на проект, который по своей сути является инструментом усиления роли "новых" членов ЕС из числа стран Центральной Европы и Балтии на постсоветском пространстве, сопровождаемое серьзеными рисками для них самих?

Нет единогласия среди членов ЕС и в отношении того, что следовало бы, а чего не следовало бы давать в формате "Восточного партнерства" каждому из его участников и что от каждого из них требовать. В первую очередь, это касается Украины, которую практически все стороны, так или иначе задействованные в проекте, рассматривали как лидера "шестерки".

Ряд стран Евросоюза - Германия, Франция, Венгрия, Румыния - не особо скрывают того, что считают поведение украинской стороны не очень конструктивным, направленным не на общее благо, а на то, что выторговать более выгодные для себя, несимметричные по сравнению с другими, условия.

С другой стороны, и требования европейцев к Украине весомее, чем к другим. От нее, скажем, упорно добиваются полной либерализации доступа иностранных инвесторов на национальный рынок, особенно, в сфере услуг и на транспорте. Взамен при этом практически никто ничего не предлагает, а звучащее со стороны Киева не первый год требование о снятии ограничений на импорт в ЕС украинской сельхозпродукции откровенно игнорируется.

Европейцы выступают за более жесткую "увязку" возможных уступок Брюсселя Киеву в области торговли с достижением Украиной хоть какого-нибудь прогресса в осуществлении экономических реформ, а также с выполнением Киевом обязательств, взятых в рамках сотрудничества с МВФ. В нынешних условиях это приобретает особое значение.

Европа не перестает ждать от руководства Украины окончательного прояснения позиции по вопросу подключения Евросоюза к модернизации украинской ГТС. Особая обеспокоенность в этой связи высказывается в свете недавних заявлений из Киева о желательности для него участия в этой работе как Евросоюза, так и России.

На фоне пробуксовки "Восточного партнерства" и его все более явного превращения в партнерство "сточное" и Украине, и остальным обманутым псевдо-партнерам пора было бы подумать об альтернативах. В этой связи никому из постсоветских стран ходить далеко не надо. Наевшись досыта обещаниями и пустыми декларациями из Европы, им самое время вновь обратить свои взоры к России, сотрудничество с которой сулит немалые - причем, в отличие от "европартнерства" - вполне реальные перспективы.

Для Украины эта тема тоже весьма актуальна. Она уже тоже по горло сыта красивыми рассуждениями об "общем европейском доме". Ей тоже, как воздух, нужны ресурсы для окончательного преодоления последствий кризиса и начала движения вперед. В "связке" с Россией это возможно. В формате "Восточного партнерства", увы, нет.

…В.Ющенко, выступая от имени Украины 7 мая 2009 года в Праге и наговорив кучу банальностей, произнес фразу, вопреки его воле ставшую пророческой: "Значення цього кроку (оформления проекта "Восточное партнерство" - Я.Р.) - у практичному змісті". Поскольку ровным счетом никакого "змісту" проект, предложенный Евросоюзом Украине и ее соседям, не выявил, то и никакого значения он не имел, не имеет и иметь не будет.