dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 18 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Рояль в пустыне

Рояль в пустыне

С.Лавров и К.Грищенко

12 января сего года в самый разгар газового конфликта практически незамеченной осталась очередная попытка создания эффективной площадки для выработки решений в сфере развития отношений Украины с Российской Федерацией.

Указом Президента В. Ющенка № 7/2009 «О создании Межведомственной стратегической группы по украинско-российским отношениям» с формальной точки зрения был предпринят шаг к обеспечению столь необходимой централизации и координации внешнеполитических действий органов государственной власти нашей страны на российском направлении.

Основными задачами Межведомственной стратегической группы, согласно упомянутому Указу, определена подготовка и представление Президенту Украины:

- предложений относительно дальнейшего конструктивного развития украинско-российских отношений;

- проектов Основных принципов Стратегии решения актуальных вопросов украинско-российских отношений и Генеральных директив делегациям Украины на переговоры с Российской Федерацией, предложений относительно актуализации Основных принципов и Генеральных директив;

- предложений относительно усовершенствования и развития договорно-правовой базы украинско-российских отношений;

- предложений относительно обеспечения согласованности мероприятий, осуществляемых государственными органами по вопросам развития украинско-российских отношений;

- проектов официальных заявлений и комментариев по вопросам украинско-российских отношений, предложений относительно инициатив международного характера в этой сфере.

Межведомственная стратегическая группа, для выполнения возложенных на нее задач, будет иметь право: получать от государственных органов, учреждений и организаций необходимые информацию, документы и материалы; проводить консультации с российской стороной по вопросам в рамках своeй компетенции; образовывать рабочие и экспертные группы, привлекать к участию в их работе представителей государственных органов, учреждений, организаций, ученых и специалистов; приглашать на заседание и заслушивать информацию представителей государственных органов, органов местного самоуправления, научных учреждений по вопросам, которые рассматриваются Межведомственной стратегической группой.

В случае необходимости, решения группы будут вводиться в жизнь соответствующими актами президента. Организационное обеспечение работы Межведомственной стратегической группы будет осуществлять Аппарат Рады национальной безопасности и обороны Украины, научно-аналитическое обеспечение - Национальный институт проблем международной безопасности.

Не надо быть ясновидцем, чтобы разглядеть за этой инициативой «уши» нашего Посла в Москве, тяжеловеса украинской дипломатии Константина Грищенко. Добровольно втянувшись в игру с заведомо сомнительным результатом «главный полпред» украинской власти в России попал в щекотливую ситуацию.

Ни авторитет, ни влиятельность бывшего сотрудника МИД СССР и министра иностранных дел Украины не позволяют добиться сколь бы то ни было существенных изменений в тональности разговора с московскими коллегами. И причины – на поверхности. Главный босс украинской дипломатии, известный так же как Гарант конституции или Арбитр нации, окончательно, кажется, выпал из поля зрения вершителей судеб России. И тут уже никакие личные контакты не помогают. Вернее помогают, но не всем. Вот уже у новых фаворитов Кремля связь потихоньку налаживается. А выходить из игры (для посла), как бы, поздновато, да и не совсем прилично. Тем более, что государства, по идее, меняются не так быстро и часто, как правители. Но до этого знаменательного события еще надо дожить, а работать необходимо уже сегодня. 

Тем не менее, формально (подчеркнем еще раз – формально) Указ о создании Межведомственной группы частично предусматривает именно те шаги, реализация которых в контексте формирования нашего внешнеполитического курса по отношению в РФ, да и не только к ней, более чем актуальна.

Эффективно реализовать национальные интересы (их выбор – отдельная тема) не возможно в условиях хаоса, когда в ту же Москву, как на престижный кастинг, ломятся представители практически всех политических сил, аналогично пытаются решать свои проблемы предприниматели, практически отсутствует гражданский диалог, а образовавшийся в этой связи вакуум заполняется преимущественно различными провокаторами. Сложно представить, что в контексте налаживания отношений с Российской Федерацией кому-то, следуя букве данного Указа, удастся запустить и практически протестировать более состоятельные механизмы внешнеполитической деятельности, обеспечивающие ее системность и последовательность. Но в практически безнадежных условиях такое стремление, пусть даже мотивированное поиском дополнительных аргументов собственного политического «веса» для российских партнеров, заслуживает всяческой похвалы. 

Сегодня говорить о существовании единого центра (не путать с чрезвычайно прогрессивной, бескомпромиссной и бескорыстной  парламентской фракцией) принятия внешнеполитических решений в нашей стране не приходится. Но это не значит, что не нужно стремиться к его созданию. Пытаться создать если не симфонический оркестр украинской внешней политики, то хотя бы рояль для качественного исполнения сольных произведений на смену беспорядочному применению примитивных шумовых эффектов. Иметь дело с одним влиятельным и полномочным центром принятия решений в Киеве предпочли бы и, за редким исключением, российские партнеры.

Понятно, что если бы удалось нейтрализовать весь негатив внутриполитической борьбы на самоуничтожение, в такой себе идеальной ситуации (вернее, в нормальных условиях) роль центра формирования внешней политики должен был бы исполнить МИД. Но насколько эффективным может быть роль Министерства иностранных дел в стратегическом планировании и координации действий на российском направлении в условиях традиционного противостояния с Секретариатом Президента, Кабинетом Министров и СНБО? 

Извращение базовых функций ведомства, которое активно началось еще в славные времена стабильности и порядка им. Л. Д. Кучмы, не дает возможности с оптимизмом представить такую картину. В силу непреодолимых внутренних обстоятельств – начиная от кассетного и кольчужного скандалов и заканчивая сегодняшней клоунадой на властном олимпе – министерство иностранных дел набивало руку в реактивных действиях. Все вопросы по внешнеполитической стратегии адресовались на Банковую. В борьбе за личное расположение президента (но не его администрации или секретариата!) министерство рьяно продвигало на внешней арене наиболее «резонансные» и не менее бесплодные инициативы. Достаточно вспомнить отдающую эстеткой брежневских времен «экономизацию» внешней политики или «модерновую», более уместную, наверное, лет так 50 назад, глобальную популяризацию Голодомора, как исторического явления. 

Именно отсюда произрастают корни гротескной ситуации, когда посол, фигура подотчетная министру иностранных дел, инициирует создание альтернативной площадки принятия внешнеполитических решений на базе совершенно другой структуры. По истине, украинское «ноу-хау»: в смысле «знаю как», но «не знаю кому».  

С другой стороны, имеет ли шансы эффективно заработать такая стратегическая группа в рамках Совета Безопасности, который, как представляется, безвозвратно утратил свой политический вес, достигавший пика еще во времена первого секретарства В. П. Горбулина? Более того, при всей очевидной взаимосвязи сегодняшних украинско-российских отношений с проблематикой национальной безопасности Украины, СНБО стоило бы концентрировать свою деятельность все же на вопросах обороны и безопасности, координации роботы силовых ведомств. Попытки сыграть роль сиюминутной альтернативы то для правительства, то для отдельных министерств и ведомств, вряд ли можно назвать рациональными и отвечающими государственным интересам.

Все же грустно, что вполне разумные попытки упорядочения формирования и реализации политики Киева на российском направлении в очередной раз, скорее всего, будут выглядеть весомо лишь на бумаге.    

С другой стороны, если учесть насколько глубоко принципы личной и партийной преданности лежат в основе кадровой политики ведущих кланов, рвущихся к власти в Украине, оказывается сомнительной не только сама возможность изготовления качественного музыкального инструмента украинской внешней политики, но и его дальнейшая судьба. По результатам грядущего политического года новые хозяева жизни не просто захотят перенастроить дипломатический рояль (или тот издающий разрозненные звуки агрегат, который достанется в наследство от «режима» Ющенко), а, скорее всего, до выяснения обстоятельств быстренько изрубят его на дрова. В тепле костра будет веселее рисовать в воображении новые внешнеполитические победы…