dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 19 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Праздник общей славянской идентичности

Праздник общей славянской идентичности

Доктор филологических наук, Рудяков П.М.

"Кирилло-мефодиевской письменности суждено было сыграть объединяющую почти все славянство роль" 

(П.А.Лавров)

Славянство в очередной раз отпраздновало один из своих самых светлых, самых ярких и знаковых праздников - День славянской письменности, отмечаемый, как известно, 24 мая, в день поминовения святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, просветителей славян.

На государственном уровне, с большим размахом прошли праздничные мероприятия и в Москве - историческом центре славянского мира, с которым у многих связаны мечты о скором возвращении славян на то достойное место среди других народов, которое они занимали еще совсем недавно и которое в последние десятилетия утратили, незаметно для себя оказавшись на задворках Европы и на периферии мирового исторического развития.

В этом году празднование Дня славянской письменности в России было объединено во времени и в пространстве с еще одним важным событием - торжественным открытием ХІV-го Всемирного русского народного собора, посвященного на сей раз теме "Национальное образование: формирование целостной личности и ответственного общества". Такое сочетание, надо сказать, воспринималось вполне естественно и логично.

В рамках празднования состоялись также Международная научная славистическая конференция "Славянский мир: общность и многообразие", заседание Президиума Международного славянского комитета, презентации новейших славистических изданий, а также ряд других мероприятий, каждое из которых в отдельности и все они вместе взятые привлекли внимание общественности, нашли широкое освещение в СМИ.

Московские манифестации ко Дню славянской письменности стали ярким проявлением особой актуальности подзабытой было идеи славянского единства, свидетельством крепости, несокрушимости, единства славянского духа. Сделанный при этом акцент на общности славян как основе для их единения при безусловном признании своеобразия каждого из славянских народов полностью себя, думаю, оправдал. Причем как в отношении прошлого, так и касательно настоящего и будущего большинства из них.

Славянство должно рано или поздно занять нишу, предназначенную для него в архитектуре общего европейского "дома". Это, однако, случится в полной мере лишь тогда, когда вырастет уровень славянского национального и славянского наднационального самосознания, и лишь в том случае, если это, действительно, произойдет. Без осознания и утверждения обновленной славянской идентичности добиться позитивных изменений в жизни славянских государств и народов вряд ли удастся даже при самом благоприятном для них развитии ситуации в Европе и в мире.

Именно новую идентичность следовало бы рассматривать как тот инструмент, при помощи которого можно было бы попытаться переломить нынешний ход событий, далеко не всегда и не во всем устраивающий пока что значительную часть представителей славянского мира.

Поиском национальной идентичности заняты сегодня практически все славяне почти на всем пространстве, именуемом "славянским миром". Со всей серьезностью и ответственностью декларируют свое стремление к этому и россияне, и украинцы, и сербы, и болгары, и другие славянские народы.

Русские при этом уже, похоже, окончательно определились с магистральным курсом поисков, взявшись формировать свою обновляемую идентичность на базе славянской идеи и православия. В этом несомненно присутствует логика, просматривается перспектива. В этом видится залог возрождения как национального духа, так и российской государственности.

После несколько затянувшихся метаний и шатаний русские перестали стесняться того, что они - славяне, отказавшись от противопоставления понятий "славянин" и "европеец" и от интерпретации их, как, якобы, взаимоисключающих. Развитие по европейской модели и путь в Европу ни в коем случае не должны предполагать гласных ли, или же негласных - так сказать, по умолчанию - призывов к отказу от собственной национальной идентичности как неполноценной во имя чего-то другого, более "модного".

Тем же путем, уверен, следовало бы пойти и украинцам, для которых с точки зрения их новой национальной идентичности оппозиция "славянство" - "европейскость" не менее, если даже не более, акутальна, чем для русских. Для Украины угроза утраты собственной идентичности или какой-либо из ее важных составляющих ради реализации государственного проекта евроинтеграции выглядит, пожалуй, посерьезнее, чем для России. Причем, по целому ряду причин и обстоятельств и в том числе - с точки зрения такого фактора, как интересы и воля государственно-политической элиты.

Говорить о том, что эта проблема в достаточной степени осознается сегодня в нашей стране, на мой взгляд, преждевременно. Миф о том, что мы, украинцы, - истинные европейцы, а вовсе не какие-то там славяне, как это ни парадоксально, сохраняет свою привлекательность, остается широко распространенным и популярным. Будучи, при этом, всего лишь мифом.

О том, с какой самоотверженностью, вопреки всякой логике пытался культивировать этот миф режим Ющенко-Тимошенко, можно было говорить долго и предметно, да только не хочется по той простой причине, что это - дело прошлое. А вот о том, почему не желает вносить ясность в вопросы, связанные с национальной идентичностью, продолжая прятаться от жизни в мире мифов и иллюзий, новая украинская власть, - поговорить бы стоило.

Хочет того В.Янукович или не хочет, но в восприятии значительной части населения (и избирателей) он является носителем именно украинской славянской идентичности, близкой по духу и по форме идентичности русской. И радетелем за нее. Это подспудно присутствующее восприятие следовало бы, думаю, перевести в плоскость публичного обсуждения, сделав его фактом коллективного сознания и элементом государственной политики.

Это означает, что новая власть должна была бы назвать вещи своими именами, признав как принадлежность Украины и украинцев к славянскому миру, так и готовность формировать новую национальную идентичность на общей для украинцев и для русских славянской основе, с сохранением и дальнейшим развитием специфических для нашей нации составляющих.

У нас в последнее время много говорится о системе ценностей. В этой связи стоило бы, наверное, признать, что у нас и у русских такие системы в значительной мере совпадают, и это обстоятельство дает нам существенные дополнительные шансы и возможности для развития двухстороннего равноправного и взаимовыгодного сотрудничества.

Историческая и цивилизационная близость к России, общность с русскими - это наше большое преимущество. Его надо, не стесняясь и ни на кого не оглядываясь, использовать по полной. Так, как используют свои преимущества другие. В близости с русскими нет и по определению не может быть ничего ни зазорного, ни предосудительного. Искать другие варианты значит делать то, от чего предостерегал Т.Шевченко, призывая украинцев "свого не цуратися".

Киев пока что от этого почему-то уклоняется, предпочитая говорить о том, что в основе потепления украинско-российских отношений и активизации украинско-российского сотрудничества лежат исключительно экономические интересы и экономическая выгода. Сегодня этого, возможно, достаточно. Однако уже завтра может оказаться мало.