dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 18 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Так куда же все-таки дрейфует Крым?

Так куда же все-таки дрейфует Крым?

Так куда же все-таки дрейфует Крым?

Материки, как утверждает современная наука, вследствие смещения тектонических  плит, медленно дрейфуют и расходятся в разных направлениях друг от друга со скоростью до двух сантиметров в год. И только спустя миллионы лет эти изменения становятся заметными, существенно изменяя лик старушки Земли.

Процессы, которые в последнее время наблюдаются на сейсмически и политически неспокойном полуострове, позволяют предположить, что малозаметные изменения указывают на наличие дрейфа, удаляющего его от берегов Украины.

Сразу же должен оговорится, что сама фраза «Куда дрейфует Крым?» не только не является «ноу-хау» автора, но скорее даже наоборот — представляет собой достаточно затертый публицистический штамп. Другое дело, что те, кто его использовал (см. например - «Куда дрейфует остров Крым» http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=3552), зачастую выдают желаемое за действительное. То есть указывают для этого дрейфа вполне определенное, устраивающее их, направление. 

Так например, если Константин Затулин считает, что передача Крыма в состав УССР в 1954 г. «была абсолютно незаконным даже по советским меркам актом, пренебрежительным к населению», то вполне ясно к какому берегу, по его представлениям, должен причалить неспокойный полуостров.

Кстати, как ни парадоксально, но прогнозы геологов в этом плане вполне совпадают с затулинскими. Они на добротной эмпирической основе утверждают, что Крым (впрочем, как и вся территория Украины) дрейфует в братском северо-восточном направлении. Впрочем, те же геологи при этом уточняют: «Проблема Крыма состоит в том, что хотя, в общем, он движется на северо-восток, не исключено, что разные его части конфликтуют между собой».

Что же тогда можно сказать о геополитических реалиях, которые на порядок сложнее геологических? Поэтому, со строго научных позиций корректнее, наверное, будет признать (в отличие от всяческих китчевых «политэкспертов»), что с точностью направление и результат процесса здесь не может предугадать никто. Есть смысл говорить лишь о тенденциях. А если еще точнее — то об определенных, едва заметных для непосвященных, изменениях этих тенденций. Ведь именно они, несмотря на свою малозаметность, могут стать определяющими в точке бифуркации.

Но для того, чтобы заметить переменные, начнем с величин константных.

Хрупкое равновесие, сохраняющее нынешний статус Крыма с момента обретения Украиной независимости, обеспечивается несколькими геополитическими факторами.  

Вхождение Крыма в состав Украины, инициированное  Н.С. Хрущевым в 1954 г., было окончательно закреплено Декларацией о государственном суверенитете Украины и результатами Всеукраинского референдума 1991 г. (тогда в Крыму за независимость Украины отдали свои голоса 54,19% участников референдума). Закреплен нынешний статус Крыма и рядом международных нормативно-правовых актов. Важнейшими из них являются Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией 1997 г., Договор между Украиной и Российской Федерацией об украино-российской государственной границе 2003 г., Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Со стороны России все это время неоднократно слышны были призывы, как на неофициальном, так и на официальном уровне пересмотреть статус полуострова. Ее претензии опираются на симпатии преобладающего здесь русского и русскоязычного населения, его имперско-постсоветские стереотипы мышления, подавляющее преобладание в информационном пространстве и, наконец, военное присутствие ЧФ РФ на базе в Севастополе и других объектах. Мощным агентом влияния РФ на ситуацию в регионе стали неплохо финансируемые Москвой проросийсские политические партии, общественные организации и движения, казачьи формирования. 

И наконец, третий игрок по численности и потенциалу, но не по активности — крымскотатарское движение. Как раз, в его среде происходят в последнее время наиболее заметные изменения. В чем же они заключаются?

С началом возвращения депортированного народа на историческую родину, обозначилась проукраинская направленность политического вектора этого процесса. Возобновленные в 1991 году Курултай (неофициальный  парламент крымских татар) и Меджлис (исполнительный орган Курултая так и не зарегистрированный Министерством юстиции Украины) однозначно дали понять, что в киево-московском противостоянии интересов они поддерживают Киев. Такая ориентация коренилась как во вполне очевидных геополитических соображениях "враг моего врага – мой друг" (а ведь РФ официально объявила себя правопреемницей СССР), так и в дружеских личных связях между лидерами украинского и крымскотатарского национальных движений поддерживаемых еще с диссидентских времен.

На протяжении всего периода украинской независимости Курултай и Меджлис (его бессменным главой с 1991 г. является Мустафа Джемилев) во всех политических и избирательных баталиях неизменно поддерживали силы позиционирующие себя как "национально-демократические". Следуя такой линии, руководство меджлиса, в свое время, вошло в блок Виктора Ющенко «Наша Украина – Народная самооборона». Это сыграло определенную роль в событиях Оранжевой революции 2004 г. Насколько ценной была такая поддержка можно судить из того, что до недавнего времени Курултай и Меджлис влияли на волеизъявление подавляющего большинства крымских татар, которые составляют 13% всего населения полуострова.

Однако, судя по всем признакам, "медовый" период отношений крымскотатарского движения с нынешней украинской властью закончился. Основная причина – хроническое невыполнение последней ранее данных обещаний. В процессе реинтеграции крымских татар на полуострове так и остались нерешенными (в первую очередь, из-за бездействия и безответственного популизма центральных и местных органов государственной власти) ряд важнейших национально-культурных, социальных и экономических проблем. Острейшей из них, безусловно, является земельный вопрос. Его нерешенность, на фоне непрекращающегося "дерибана" крымских земель сильными мира сего разных политических мастей, вызвала взрыв негодования среди репатриантов. Что, в свою очередь, привело к активизации самозахватов среди них и, соответственно, эскалации напряженности в их отношениях с другими этническими группами, местными властями и правоохранительными органами.    

И если раньше, руководство Меджлиса занимало по отношению к официальному Киеву лояльную и выжидательную позицию, то теперь, похоже, и его терпению настал предел. О чем, красноречиво свидетельствуют, в частности, ряд выступлений делегатов первого Всемирного конгресса крымских татар (19 — 22 мая 2009 г.) (более детально о его работе см. в статье «Принесет ли прогресс крымский конгресс?» http://www.dc-summit.info/20090605328/Prineset-li-progress-kryimskiy-kongress.html). В них прозвучала открытая, острая и аргументированная критика несостоятельности национальной политики украинского государства относительно крымскотатарского вопроса. Так, в своем заключительном слове глава Меджлиса Мустафа Джемилев заявил: «Украина в такой ситуации или должна продемонстрировать свою состоятельность в решении национального вопроса, или же и она, как в свое время Россия, – но теперь это в ХХI веке! – станет называться «тюрьмой народов».

Ситуация усложняется тем, что Меджлис, хотя все еще остается самым влиятельным выразителем интересов крымскотатарского народа, но уже утратил былую монополию и продолжает терять влияние. На сцену вышли конкурирующие структуры.

Еще во время подготовки первого Всемирного конгресса крымских татар, активизировалась группировка, именующая себя партией «Милли-Фирка» (под таким названием действовала крымскотатарская партия в 20-е гг. ХХ в.). Она построила свою работу на критике идеи конгресса и лично Мустафы Джемилева, обвиняя его в узурпации власти и нетерпимости к мнениям других. «Милли-Фирка» попыталась, фактически, сорвать проведения конгресса в Крыму, организовав альтернативный конгресс в Турции. Однако, большинство крымскотатарской диаспоры (в том числе, и самой многочисленной - турецкой) предпочли все же принять участие в крымском конгрессе, организованном Меджлисом. Лидерам «Милли-Фирка» пришлось, поэтому, позиционировать свое мероприятие как «Встречу представителей депортированных тюркских народов». Ее участники обрушились с критикой на украинское государство, нынешние Курултай и Меджлис, и лично Джемилева. Так, например, президент Фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма, имеющий тесные связи со службой национальных меньшинств ООН, Надир Бекиров выступил там с докладом «о бесправном положении крымскотатарского народа в Украине, где он до сих пор не признается государством в качестве народа».

В отличие от «Милли-Фирка», которая не пользуется широкой поддержкой и предпочитает кулуарные методы политической борьбы, другая крымскотатарская организация из новичков - «Авдет» - опирается на массовое движение. Формально «Авдет» признает верховенство Меджлиса и в некоторых вопросах сотрудничает с ним. Вместе с тем, в своей практической деятельности эта организация проводит все более независимую политику и занимает достаточно жесткую позицию по отношению к официальному Киеву. В настоящее время она имеет по всему Крыму более 120 первичных ячеек, число которых до конца года планируется довести до 1000. Число сторонников «Авдета» и людей, задействованных в его акциях, сегодня достигает 15 тысяч человек. В своих действиях «Авдет» отличается высокой оперативностью, мобильностью и организованностью. Основой организации стало бывшее поначалу стихийным движение безземельных крымских татар.

Широкую известность организации «Авдет» принесла беспрецедентная акция протеста в столице под стенами Кабмина весной текущего года. Начавшись как пикетирование, она переросла затем в голодовку. Сугубо экономические требования к правительству о выделении земли стали приобретать отчетливую политическую окраску, а критика государственной политики Украины вылилась в весьма острые формы. Один из координаторов акции протеста Ринат Шаймарданов заявил: «Если Украина считает проблемы крымских татар малозначащими, мы сделаем так, что крымскотатарская проблема станет главной проблемой Украины. Мы перекроем Украине дорогу в Евросоюз».

Не может не вызывать беспокойства и усиление в Крыму влияния крайне радикальных организаций, проповедующих различные течения исламского фундаментализма. Самой известной и мощной среди них является международная панисламистская религиозно-политическая организация «Хизб-ут-Тахрир». Ее полное название «Хизб ат-Тахрир аль-Ислами» означает в переводе с арабского - Исламская партия освобождения. Она была создана в 1953 году в Иерусалиме судьей шариатского апелляционного суда Такиуддином ан-Набхани. «Хизб ут-Тахрир» провозглашает своей целью содействие возвращению мусульман к исламскому образу жизни и распространению исламской веры в мире путем джихада. Ее конечная цель - воссоздание единого теократического государства - Халифата. При этом образцом служит халифат раннего периода, так как, по мнению лидеров движения, именно тогда исламские ценности реализовывались в неискаженном виде. Деятельность организации официально запрещена в 29 странах мира (среди них – и во многих мусульманских), что неудивительно – в ее послужном списке причастность к целому ряду терактов и попытки организации государственных переворотов в нескольких мусульманских странах.

Меджлис официально отмежевался от «Хизб ут-Тахрир» и неоднократно осуждал ее деятельность. Его глава Мустафа Джемилев подчеркнул, что «различные религиозные сектанты» «могут представлять серьезную опасность для единства крымскотатарского народа. Все их действия направлены … на провоцирование конфликтов между людьми, противодействие восстановлению наших законных прав и решению наших насущных проблем, на дискредитацию нашей священной религии - Ислама».

В Украине  «Хизб ут-Тахрир» официально не зарегистрирована, т. е. находится вне закона. Более того, СБУ неоднократно заявляла о своей борьбе с данной "террористической" (по ее определению) организацией. Одним из последних актов этой борьбы стало недавнее блокирование СБУ ряда сайтов пропагандирующих в Украине идеи «Хизб ут-Тахрир». Правда, блокирование было проведено с несколько странной мотивацией: "Ресурс заблокировано из-за размещения рекламы противоправных услуг". К тому же, через некоторое время заблокированные сайты возобновили свою работу. Как отмечают наблюдатели, ячейки этой организации в Крыму действуют практически открыто. В частности, близкая к «Хизб-ут-Тахрир» автономная мусульманская община «Давет» провела в Симферополе конференцию «От притеснений и несправедливости капитализма к свету Ислама». Данное мероприятие было посвящено «88-й годовщине падения Халифата» и прошло в Крымском украинском театре. Подобные конференции под прикрытием общины «Давет» неоднократно проводились и ранее.

Президент Украины и его команда, чувствуя потерю своего влияния на крымскотатарское движение, предприняли, в преддверие очередных выборов, ряд демонстративных шагов направленных на восстановление былого доверия.  Однако, как и на многих других направлениях, активность В. Ющенко и его окружения выглядит несколько запоздалой и неуклюжей. В частности, Президент поручил генеральному прокурору и председателю СБУ рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по факту незаконных выселений в 1944 г. крымскотатарского народа и представителей других национальностей, проживающих на территории Крыма. Руководство Меджлиса, хотя и приветствовало президентскую инициативу, но без особого энтузиазма. Мустафа Джемилев в одном из интервью, говоря о перспективах его встречи с президентом, пояснил: «Вряд ли он что-то может решить. Поговорим о существующих проблемах, в том числе земельной, о топонимике, финансировании Программы возвращения и обустройства ранее депортированных, которое сейчас практически прекратилось, но предыдущие встречи показали, что решения, принятые по их результатам, не выполняются».

Меджлис активно ищет более энергичного защитника своих интересов. Так, по некоторым данным, ведутся активные переговоры с БЮТ. Впрочем, и Меджлис уже не может обеспечить былого электорального единодушия среди крымскотатарского населения. По мнению вице-губернатора Севастополя Владимира Казарина, Меджлис, в лучшем случае, контролирует только 40% крымских татар. Большая часть крымских татар, вообще разочаровалась в политике и не склонна поддерживать никакую политическую силу. Они могут сделать выбор, не руководствуясь рекомендациями Меджлиса.

В такой ситуации, казалось бы, может попробовать разыграть крымскотатарскую карту и Москва. Однако, как свидетельствуют последние события, Кремль не склонен к этому, по крайней мере, публично. Очевидно, что при подобных попытках, Россия может потерять гораздо больше – поддержку русского и русскоязычного населения Крыма. Ведь данные последних опросов показали, что его большинство до сих пор считает депортацию крымских татар оправданной.

Поэтому РФ предпочитает наращивать давление на Киев традиционными методами. Последние свидетельства тому – благословленный лично Путиным  пробег российских байкеров с соответствующей символикой на Крым и дефилирование через густонаселенные районы крылатых ракет ЧФ РФ без согласования с украинскими властями.

Между тем, усиливается активность на полуострове и других геополитических игроков.

Турция давно уже осуществляет ряд социально-экономических и гуманитарных проектов, направленных на поддержку репатриантов. Конечно, стенания некоторых "радетелей славянского единства", что Крым вот-вот возвратится в лоно Порты, страшно далеки от реальности. Турции как члену НАТО и стране, стремящейся вступить в ЕС, вовсе не нужен еще один очаг напряженности у своих границ. Пока что владельцы ялтинских гостиниц зафиксировали только один вид экспансии с турецких берегов: наплыв турецких мужчин – любителей секс-туризма. Хотя в более отдаленной перспективе …

Отчетливее обозначили свой интерес к полуострову США. Озвученное ими недавно намерение - открыть в Крыму свое консульство - явно продиктовано не только потребностями развития туризма.

Наконец, может усилиться влияние ЕС на процессы происходящие в Крыму. Это продемонстрировал, в частности, состоявшийся в мае в Праге учредительный саммит программы «Восточное партнерство» – нового инструмента сотрудничества ЕС со странами – восточными соседями. Одним из аспектов этой программы является развитие регионального сотрудничества. Крым может стать пилотным проектом в рамках регионального аспекта сотрудничества Украины и ЕС по программе «Восточное партнерство». Такую информацию подтвердила Комиссар ЕС по вопросам внешних отношений и Европейской политики соседства Бенита Ферреро-Вальднер. Высказываясь в поддержку проекта, премьер-министр АРК Виктор Плакида отметил, что автономия быстрее, чем другие регионы Украины, может стать самодостаточной, как в вопросе наполнения бюджета, так и в вопросах реализации социальной и экономической политики. Но для этого Крым должен тесно сотрудничать с Европейским Союзом.

Таким образом, процессы, происходящие сегодня в Крыму и влияющие на его будущее, сложны  и неоднозначны. Интерпретировать их в каком-либо одном направлении – явный признак соответствующего политического заказа. Пока очевидно только то, что борьба геополитических интересов на полуострове будет усиливаться. Для сохранения на нем мира и стабильности грядущей после выборов новой украинской власти придется извлечь серьезные уроки из ошибок своих предшественников.