dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность VІІІ Международный конгресс украинистов: некоторые размышления о состоянии и перспективах проблемы

VІІІ Международный конгресс украинистов: некоторые размышления о состоянии и перспективах проблемы

VІІІ Международный конгресс украинистов: некоторые размышления о состоянии и перспективах проблемы

"В своїй хаті своя й правда,

І сила, і воля".

Тарас Шевченко

В октябре 2013 года (21-24) в Киеве состоялся очередной (восьмой по счету) Международный конгресс украинистов, посвященный 200-летию со дня рождения гения украинского народа Т. Г. Шевченко. Следует напомнить, что Международная ассоциация украинистов была создана в 1989 г. в Италии вблизи Неаполя на учредительном собрании с инициативы и при участии ученых-украинистов Национальной академии наук Украины, а такде специалистов из Канады, Италии, США, ФРГ, Польши, Бельгии, Голландии с целью помощи и развития украиноведения, сохранения памятников истории и культуры, пропаганды знаний о культурных достижениях, а также научного прогресса украинского народа в контексте мирового культурного процесса, проведения научных форумов и координации деятельности национальных ассоциаций в разных странах. Символично, что данная общественная организация была создана за пределами Советской Украины, что свидетельствовало о возможностях дальнейшего развития украинистики у себя на родине в условиях коммунистического режима.

В работе Конгресса приняло участие более 700 участников из более чем 20 стран: кроме отечественных специалистов, из России (наиболее крупная за численностью иностранная делегация), Польши, Словакии, Болгарии, Венгрии, Германии, Австрии, Канады, США и др., академических, государственных научных и просветительских организаций, культурных и общественно-политических институций, а также представителей закононодательной и исполнительной власти. Свои приветствия направили Президент Украины, Председатель Верховного Совета и Премьер-Министр страны. Работа велась в рамках 19 секций, 6 круглых столов и тематических конференций, материалы которых организаторы обещают опубликовать на страницах специального сборника. Кроме того, состоялась презентация полного собрания творческого наследия Тараса Шевченко, его вышитый "Кобзарь", макет рушника, который народные мастера обещают создать к моменту празднования двухсотлетнего юбилея в начале следующего года.

Все это хорошо и можно только приветствовать. Но достигнутые результаты, конечно, ставят и новые вопросы в контексте реального разрешения украинской проблематики сегодня и завтра. А поэтому некоторые размышления, которые появились после этого события.

В первую очередь, это определенные критические замечания: по идее появление самой такой организации как Международная ассоциация украинистов должно было в первую очередь привести к интеллектуальному прорыву в деле развития украиноведения на теоретической ниве. Но доклады на пленарных заседаниях, в первую очередь, этого не зарегистрировали. Подавляющее большинство выступлений, как и секционных сообщений, касались довольно конкретных нюансов проблемы шевченковедения или же относились к уровню украиноведческого краеведения и организации самого процесса изучения украинской проблемы в разных странах (что тоже важно, но является все же лишь основой для теоретических построений).

А это важно хотя бы  в плане определенного нынешнего противостояния между Украиной и Россией во внешней ориентации первой из них в направлении Европейского Союза. Тут присутствуют и запугивания полным экономическим коллапсом, и напоминанием, что все восточные славяне вышли из старого исторического центра, который находился в свое время на берегах Среднего Днепра. При этом почему то было быстро забыто, что еще совсем недавно, а именно в 2012 г. в пределах Российской Федерации на президентском уровне отмечалось 1150-летие российской государственности. Подчеркиваем: "российской", а не "древнерусской", что являлось краеугольным камнем исторической теории о восточнославянском единстве в советские времена. Ведь если уже в конце первого тысячелетия нашей эры  появилось государство под названием "Россия" (вообще то термин начал  использоваться начиная лишь с ХVІ века, а полностью утвердился во времена Петра Первого и его наследников сменив старое наименование страны "Московское царство" или "Московия"), то логически должны были бы формироваться нынешние Украина и Беларусь (или вся Восточная Европа была "Российской" уже тогда?). Поэтому тезис ЦК КПСС  о изначальной колыбели трех восточнославянских народов – так называемой древнерусской народности - по инициативе самой Москвы ныне "канул в лету".

В связи с этим можно хотя бы обратиться к статье А. Молчанова и Р. Артебякина "Лингвицид как литературная сплетня", которая была напечатана в двух номерах 2013 г. такого солидного издания как журнал "Родина" (объем, вполне вероятно, был предоставлен в связи с важностью темы). Не затрагивая статистических выкладок, которые могли бы послужить добротной основой утверждению главного российского коммуниста Г. Зюганова, что Украина достигла наиболее существенного развития только в рамках советской империи (вспомним хотя бы известную характеристику В. Ленина по этому вопросу), в ней также в частности говорится:

"Главное - в условиях трансформационной агрессии удержать власть, а при возможности конвертировать ее в собственность, при этом закрепить искусственное разрушение славянского ядра и как можно дальше "уйти" от Москвы. Учитывая то, что национальный язык тысячами нитей связан со всеми сторонами человеческого бытия – трудом, культурой, психологией, обычаями и т. д., он наряду с историей был использован как политическое средство для достижения упомянутых ранее целей. Нагнетание истерии в языковой и исторической сферах призвано было маскировать внешнее управление руиной Украины, присвоение частными лицами государственной собственности, созданной всем народом в течение двенадцати советских пятилеток, сделать необратимым развод славян". Вероятно читателю понятно, что речь идет о современной украинской власти, но для нас в данном случае не это важно, а сам ход исторического развития двух восточнославянских народов.

Хотелось бы указать уважаемым коллегам, что наследие современных украинцев, как и русских, не создавалось лишь в результате героических успехов советских людей на протяжении упомянутых пятилеток, а на протяжении многих веков их истории. Но экономика не наш профиль, а поэтому остановимся только на языковой ситуации. Для этого обратимся хотя бы к недавнему прошлому – к дискуссии между известными исследователями Д. Хабургаевым и Ю. Шевелевым о становлении языков двух народов. Постулаты первого из них, изложенные в книге "Становление русского языка" сводятся к следующему: из праславянского языка не выделяется единый праславянский язык (как не выделяется и южнославянский или же западнославянский); праславянский язык первоначально распался на племенные диалекты; эти диалекты позже вошли в территориальные диалектические объединения; племена, которые упоминаются в начальной летописи, уже не существовали в эпоху его создания – одни из них были известны составителю летописи, по названиям исторических сказаний, другие названия уже, как это исходит из самого анализа их морфологического состава, в действительности обозначали территории; под влиянием древнерусского государства, которое появилось в свое время, славянские диалектические объединения, как и славянизированные финские и балтские племена (или же территориальные объединения?) в языковом отношении объединились в единый древнерусский язык; катастрофа времен монголо-татарского нашествия положила конец единству этого языка; в последующие ХІV-ХV столетия, на основании новой политической конфигурации (Москва – Литва – Польша) начали формироваться три современные восточнославянские языка.

Его оппонент выдвинул свои контраргументы в статье "Між праслов'янською і російською": "Уже с первого взгляда на эту схему обращает на себя внимание, возможно, наиболее слабое звено: утверждение о единстве и самом существовании "древнерусского языка", который как-будто сложился в условиях централизованой Киевской Руси. Подчеркнем: речь идет не о литературном языке, который действительно был в своей (церковнославянской) основе единым, но более под влиянием церкви, чем государства, а о разговорном языке. Хабургаев нигде не предлагает хронологические рамки единства Киевской Руси. Фактически возможно вести речь о таком (относительном) единстве, да и то исключая Полоцкую землю, только для времен правления Владимира и Ярослава (980-1015, 1019-1054). Но семьдесят лет даже в современном СССР, в условиях развинутого транспорта, урбанизации, общего просвещения, повсеместного распространения радио, кино и телевидения, при жесткой ассимиляционной политики, не создали единства разговорного языка. А всего этого не было в том "СССР ХІ века".

Вот одна из актуальных проблем для работы филологов, этнографов и историков двух стран. А мы в этом вопросе уже заняли "принципиальную партийную позицию", подрывая теоретическую базу хотя бы снесением даже мемориальной доски вероятно наиболее крупному отечественному языковеду ХХ ст в Харькове. Я бы по этому поводу назвал местных чиновников, которые свято верят в свою правоту, "харьковскими талибами" по аналогии с афганскими "единомышленниками" в идеологических вопросах –  те также расстреляли из крупнокалиберных пулеметов буддийские статуи в своей стране – бесценный образец мировой культуры. И они по-своему были правы – ведь те не соответствовали канонам ислама. Чего тогда украинским коммунистам, которые даже в Верховном Совете принципиально не надевают значки с изображением государственного флага своей страны, возмущаться снесением памятников советской эпохи – ведь в свое время они это делали с изображениями представителей предшествующих времен на основании одного из ленинских декретов (конечно свято веря в собственные идеологические убеждения, и не учитывая мнения других).

И еще одна цитата из вышеупомянутой "родиновской" статьи: "Если бы "Москвой – Петербургом – Москвой" ставилась цель русифицировать малороссов, этого можно было бы добиться уже давно, потому что языки генетически родственны". Но как говаривал у одноименном водевиле главный его герой Шельменко-деньщик: "Так таки так, але трішечки й не так".  Вспомним хотя бы Валуевский циркуляр 1863 г. и Эмский акт 1876 г. – еще тогда империя ощутила реальную угрозу в стремлении украинцев сделать качественный шаг в идеологическом становлении собственного народа. Тогда же  официозные публицисты окрестили часть интеллигенции Южнорусского края "украинофилами", которые несли в массы национальную идеологию. Уже тогда началось национальное возрождение, которое нужно было, с точки зрения официальных имперских сил, остановить: утверждалось, что малороссийского языка не существует, малороссийская литература не имеет будущего и она вообще не нужна, а само существование ведет к политическому сепаратизму. Как говорил по этому поводу в те времена известный украинский историк В. Антонович: "Украинофильство проистекает не из моды, не из каприза, не из наследования кому бы то ни было, а из понимания факта действительно существующего; от факта тем более наочного, чем больше он освящается посредством знаний. Или приятный, или  неприятный факт; или же желанный он носителю той или иной искусственной теории, или комбинации, или же не желанный, он тем не менее существует, и может быть всесторонне доведенным".

По нашему мнению, вот на таких, и на подобных важных  проблемах и должны останавливаться украиноведы в своих дальнейших исследованиях, а их критики и оппоненты не только заниматься "бухгалтерским учетом" в вопросах, какая из наций более важная (по материалам советской статистики), а также спокойно и взвешенно рассматривать результаты и перспективы дальнейшего развития восточнославянского этнического массива не забывая при этом и третью сторону - белорусов.

В этой связи вспомним  о жизненном пути того же  Великого Тараса и его становления как личности с непосредственной помощью "клятих москалів": первые попытки его освобождения от крепостнической зависимости были сделаны еще в начале 1837 г. – годе смерти Александра  Пушкина. Один из наиболее известный в те времена художник К. Брюллов обратился к помещику Энгельгарду из просьбой дать вольную юному таланту, но получил презрительный отказ. К переговорам подключился художник А. Венецианов и друг  Пушкина поэт В. Жуковский. Крепостник согласился на это при условии получения за своего слугу баснословной на то время суммы выкупа – 2500 рублей. Для этого  тот же Брюллов нарисовал портрет Жуковского, который был разыгран в лотерею, а Тарас  выкуплен из неволи в 1838 г. Это был счастливый момент в его биографии.

А вот другой, и не менее знаковый  в этом плане пример: во время похорон великого поэта в Петербурге на панихиде в церкви Академии искусств  находились, кроме Костомарова, Кулиша и братьев Лазаревских (как бы сказали ныне "с украинской стороны"), светочи российской  интеллигенции Некрасов, Лесков, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Пыпин, Панаев, а также представители других славянских народов. Один из них, упомянутый Н. Лесков, в своих воспоминаниях об этом печальном событии подчеркивал: "Сам день его похорон навсегда останется знаковым в истории украинской письменности и общества. Наибольшая мечта поэта осуществилась и громко объявила о своем существовании". Но между двумя этими событиями было и третье: карательные санкции российского императора Николая І по отношению к украинскому гению, которые несомненно лишили его многих годов жизни и активного творчества.

Поэтому и сегодня не следует  продолжать процесс "перетягивания каната", а вместе с коллегами из других стран (в частности с российскими) продолжать изучать актуальные вопросы украиноведения и достигать новых  положительных результатов в этом достаточно непростом деле.