dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность «Кращі люди» национал-демократии: воры, подлецы, христопродавцы

«Кращі люди» национал-демократии: воры, подлецы, христопродавцы

Кращі люди национал-демократии: воры, подлецы, христопродавцы

При всем эклектизме политического и идейно-идеологического поля эпохи трансформации, вне всякого сомнения, важнейшее, даже, пожалуй, центральное место в его структуре занимает национал-демократия. Хорошо это или плохо – это совсем другая тема, требующая отдельного обсуждения. В данном же случае важно, что это так, а не иначе. Именно национал-демократия, выступив оппонентом коммунистической идеологии и практики КПСС накануне распада СССР, в независимой Украине взяла на себя роль фактора, определяющего мейнстрим государственного и национального развития. Точнее говоря, попыталась взять. Особо в этом, однако, не преуспела, так и не сумев ни предложить что-либо конструктивное, конкретное, перспективное, ни внятно сформулировать свои предложения, ни сплотить вокруг себя достаточно по количеству и качеству сторонников.

Украинская национал-демократия как явление представляет собой весьма занимательный и в каком-то смысле поучительный феномен. Она отнюдь не уникальна, а только одна из многих, однако в некотором роде проявляет национальную специфику. Правда, к сожалению, не в позитивном, а в негативном, ее варианте. В том виде, в каком она была реализована на практике в годы независимости, национал-демократия оказалась проектом не просто лишенным позитива и перспективы, а глубоко порочным, вредным для национального развития и становления суверенной государственности.

Национал-демократия по-украински – это гремучая смесь личных посткоммунистических комплексов и амбиций ее лидеров и звезд, диктатуры меньшинства, вождизма, русофобии, провинциализма, дилетантизма, бытового антисемитизма, замешанных на казнокрадстве, махинациях и злоупотреблениях в особо крупных размерах, а также на предательстве во всех его формах. В среде нацдемов существует культ предательства. У них предатель в самом прямом смысле на предателе едет и предателем погоняет.

Так сложилось, что национал-демократам в первые годы существования Украины как независимого государства была отдана на откуп вся гуманитарная сфера. Тут они хозяйничали, как хотели, без каких-либо сдерживающих факторов и ограничений. И дохозяйничались, как говорится, до ручки. Именно они, пребывая на всевозможных высоких государственных постах, заседая в наблюдательных, общественных, художественных советах, определяли государственную политику в сфере культуры, науки, образования, искусства, а также охраны здоровья и т.д. Именно они уничтожили национальную духовность, обрекли украинскую духовную культуру на жалкое, ничтожное существование, бросив ее на произвол судьбы, как в моральном плане, так и в материальном отношении.

Одна из фундаментальных бед национал-демократов – почти полное отсутствие в их рядах людей честных, достойных, порядочных, которые пребывали бы на первых ролях. Моральная нечистоплотность – это родовой признак нацдемов. Да, еще плюс к этому – катастрофический дефицит профессионалов. Обстоятельства в Украине сложились таким удивительным образом, что с первых же дней и месяцев обретения независимости и прихода национал-демократов к власти бал среди них стали править дилетанты. Дилетантизм, причем, агрессивный, воинствующий стал нормой, чтобы затем быть возведенным едва ли не в абсолют.

Показательным для понимания сущности явления, о котором идет речь, представляется первое поколение национал-демократов, поколение звезд отечественной политики, претендующих на звание "Тараса Шевченко наших дней". В первых рядах этих, с позволения сказать, "кращих людей" стоят Н.Жулинский, Д.Павлычко, П.Мовчан, В.Яворивский, И.Юхновский, Л.Танюк, Р.Лубкивский и другие, не менее одиозные, типы.

Все они, на первый взгляд, очень разные, индивидуально своеобразные. Это, однако, только первое, поверхностное впечатление. На самом деле, в данном случае имеем дело с одним и тем же типом личности, рядящемся в разные обличья. Всех их объединяет многое. Например, такая пикантная деталь, как отсутствие биографии до 1991 года. Все они как бы появились на свет уже пятидесяти-, как Жулинский, или даже шестидесятилетними, как Павлычко. До этого, надо понимать, они витали где-то в эмпиреях, летали в космосе или работали "штирлицами" в глубоком тылу вражеских государств.

Это тем более странно, что все они без исключения во времена СССР делали карьеру и сделали ее, достигнув весьма и весьма приличных по тем меркам высот. Карьерный рост был дополнен получением от "тоталитарного" коммунистического режима уймы привилегий и материальных благ, которые почему-то сыпались на каждого из них, как из рога изобилия, хотя огромная масса населения в то время даже мечтать не могла ни о чем подобном. Все, или почти все, как бы, само шло к ним в руки и в карманы. Так, как будто, какая-то невидимая и неведомая, но мощная сила, тянула их вперед и вверх.

Предположить, что эта сила носила характер внутренний, определяясь недюжинными способностями и талантами лиц, о которых идет речь, их особой жаждой жизни или сверхъестественной целеустремленностью было бы в данном случае верхом наивности. Каких-либо признаков одаренности у этих людей никогда не наблюдалось. Наоборот, большинство из них были абсолютно заурядны, чтобы не сказать – бесталанны. Причем, в такой степени, что это замечали и отмечали не только все вокруг них, но и они сами. Замечали и, зверея от этой мысли, брались за свои черные дела с еще большим рвением. Сила же, двигавшая их, была не внутренней, а внешней.

С тех пор никто из них на дух не переносит слово "люстра". По той понятной только им одним и таким, как они, причине, что к нему вдруг может добавиться окончание "-ция". Того же слова, которое получится в результате этого добавления, они до сегодняшнего дня боятся, как огня. Почему, дорогие читатели, предлагаю догадаться вам самим. Это не сложно.

Все будущие украинские нацдемы получили от СССР больше, чем их коллеги, и гораздо больше, чем они заслуживали по их профессиональным и, тем более, личным качествам. Что это? Случайность? Или закономерность, в основе которой лежит нечто скрытое от постороннего взгляда? Может быть, счастливый билет оказывался в руках у жулинских, мовчанов да танюков после того, как они становились членами КПСС? Возможно, и даже весьма вероятно. Как, впрочем, возможно и то, что не только это. Одного членства в правящей партии для того, чтобы обеспечить столь обильный звездопад элементов благополучия, было бы явно недостаточно.

Один из непреложных законов общественного бытия: серость безжалостна к тем, кто не сер и небанален, и не прощает им этого. Она всегда весьма склонна рядиться в тогу небанальности, идя на все для того, чтобы казаться не тем, чем есть на самом деле. В обычных условиях эти потуги выглядят потешно, не приводя к нежелательным последствиям и не вызывая ничего, кроме снисходительной усмешки. В условиях же социально-политического лихолетья, безвременья на ряженых появляется спрос. Они, становясь вдруг крайне востребованными, прут изо всех дыр и щелей. В случае же если безвременье затягивается, именно они занимают все видные позиции в обществе, превращаясь в цвет нации и пример для подражания.

Путь к новому успеху и к куда более высокому уровню личного благосостояния, чем при СССР, у всех нацдемов из числа "кращих людей", в общем, однотипен: предательство, продажа старого хозяина, переход на службу к новому, частичная потеря памяти. Как только "железный занавес" еще даже не рухнул, а только зашатался, все они наперегонки бросились искать новую "крышу". И очень быстро обрели ее, став "сноуденами", только наоборот, с другим, так сказать, вектором.

Роднит и делает их похожими друг на друга, как братьев-близнецов, еще одна общая черта – страстное желание поскорее дорваться до кормушки.

Парадоксально, но факт: первые контактеры из диаспоры из США и Канады, хлынувшие в Украину в конце 1980-х – начале 1990-х гг., с первого же взгляда обратили внимание именно на "кращих людей". Именно их стали первыми из наших звать-зазывать посетить диаспорные институции за океаном, да отведать там "ихнего" житья-бытья без коммунизма, КПСС, КГБ. Нацдемы первой волны встретили братьев по разуму с распростертыми объятиями и сразу же ввели их в самые потаенные уголки советской системы. Своего коммунистического и сексотского прошлого, при этом, они совершенно не стеснялись, ведя себя так, как будто всю жизнь только и думали о благе Украины, каждым своим шагом приближая ее независимость.

Разглагольствуя о высоких материях, "кращі люди" всегда думали совсем о другом: о том, как еще что-нибудь урвать, как еще куда-нибудь пролезть, где кто-нибудь что-нибудь даст, как выцыганить у государства еще что-нибудь для себя, для брата, для свата, и для свата брата. За нецелевое использование бюджетных средств и казенного имущества, злоупотребление служебным положением, уклонение от уплаты налогов каждого из нацдемов можно сажать без суда и следствия. За доносительство – каждого второго.

…При всей их мелкости и никчемности  "кращі люди" по сей день остаются титанами украинской национал-демократии. Лучше их никого нет. После них не появился никто, кто мог бы конкурировать с ними. Не в воровстве и жульничестве, а в демагогии на национально-патриотические темы. И это – приговор их делу. Что же касается самих "кращих", то ни уважением, ни почтением они сегодня не пользуются даже в той среде, откуда вышли и неотъемлемой частью которой являются. Никто не гордится ими, никто не испытывает в отношении их ни капли благодарности. Еще год-два, и им грозит полнейшее забвение. Если, правда, кто-нибудь из них, не тряхнув стариной,  не напомнит о себе и о своем существовании каким-нибудь громким скандалом. Пока что весомую заявку на нечто подобное подал академик Н.Жулинский, оскандалившийся с кооперативным союзом "Турбота", историю которого сейчас "изучают" в одном из киевских судов.