dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 26 Мая 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность «Минская Русь»

«Минская Русь»

Минская Русь

Пока славные верховные представители современных государственных реинкарнаций Киевской и Московской Руси вместе праздновали 1025-летие Крещения Руси  (хотя и складывалось впечатление, что не общей для тех, и для других, а особой для каждого из них), – Минск хранил многозначительное молчание. Третьим – то ли лишним, то ли нет – на гуляньях ни в Москве, ни в Киеве его нынешний полновластный хозяин быть не захотел. К себе тоже особо никого не зазывал. Хотя, если бы захотел, то, наверное, мог бы. Даже не наверное, а наверняка. При желании состряпать сказку о "Руси Минской", как бы, альтернативную двум другим – Киевской и Московской – в наше время проще пареной репы. Была бы цель поставлена.

Словосочетание "Минская Русь", положа руку на сердце, выглядит не просто необычно и странно, а даже как-то нелепо. Почти так же нелепо, как в свое время выглядел, верно, ставший впоследствии привычным и обычным термин "Киевская Русь", ныне употребляемый направо и налево. И даже время от времени наполняемый совсем иным, чем то, к которому все успели  привыкнуть, и которое соответствует исторической правде, содержанием. В отличие от Руси Киевской, Минская Русь (или, может, лучше сказать: "Минская (Вильнюсская)", отдавая должное Вильнюсу в становлении и развитии белорусской идентичности и государственности) права на жизнь пока не имеет. Как и смысловой базы для формирования мифа о современной Белоруссии как о единственной наследнице Древнерусского государства.

И тем не менее. Право на существование предлагаемого необычного словосочетания дает наличие на карте современного мира суверенного государства Беларусь. Раз есть государство, значит, есть его руководство. Раз есть государственное руководство, значит, есть амбиции. Раз есть амбиции, значит, все остальное можно присовокупить. Все, включая "родословную".

Историческое обоснование искомого вывода при желании легко можно "изобразить", ретроспективно выпятив то, что укладывается в новое толкование событий прошлого, подретушировав то, что не укладывается. Десяток грамотных специалистов при обеспечении для них соответствующей мотивации справились бы, играючи, с такой задачей за полгода, максимум год. Двое-трое дилетантов от истории – за месяц.

Кто бы там, что не говорил, оснований для продвижения  концепта "Минской Руси", у Минска ничуть не меньше, чем у Киева для привычных для последнего причитаний на тему "Киевской Руси-Украины" как прямой предшественницы "оранжевой" Украины.

Судите сами. На территории Древнерусского государства после его распада сформировались новые государства, среди которых было  и Великое княжество Литовское, в составе которого находилась долгое время часть территории современной Белоруссии. "…Тогда как литовская военная мощь двигалась на юг, к Киеву, киево-русская цивилизация – православие, церковнославянский язык и зрелая правовая традиция – распространялась на север, в сторону Вильнюса", – констатирует Т.Снайдер, и с ним трудно не согласиться. На месте Вильнюса как нового центра притяжения и смещенного к северу центра православной славянской ("постдревнерусской") цивилизации вполне мог бы оказаться и Минск, но, как бы там ни было, даже без этого стартовая платформа для сотворения мифа о "Минской Руси", как говорится в подобных случаях, налицо.

Если зайти с другого конца, то шансов на существование у Минской Руси не убавится, а, наоборот, прибавится. Большая часть протобелорусских земель в 1362 году вошла в состав Великого княжества Литовского,  в эпоху правления тут Гедиминовичей фактически бывшее литовско-русским: белорусский этнос составлял значительную часть населения, православие было господствующей религией. Показательно в этой связи, что с 1398 года оно официально называлось Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское. Раз территория хоть каким-то боком когда-то входила, значит, можно выдвигать претензии на что угодно. Как нынче и поступают многие.

После Люблинской унии 1569 г. белорусские земли опять попадают туда, куда надо, если смотреть под углом зрения сотворения мифа о Минской Руси, – в состав Польско-литовской державы, принявшей эстафету у Великого княжества Литовского во многих отношениях, в  том числе с точки зрения сохранения в новых исторических условиях традиции Киевской Руси.

В плане языка и языковой ситуации для Минска не составило бы особого труда провозгласить свой язык языком Древней Руси. В Московском государстве, как известно, официальный язык Великого княжества Литовского, который частенько называли "русским", именовали "литовским" или – "белорусским"! Для того чтобы воспользоваться положениями Литовских Статутов, русским (московским) людям приходилось переводить их на тот московский диалект русского языка, которым они пользовались. Без этого текст Статутов был для них непонятен. Тот же фокус, кстати, был проделан в советское время: в 1960 году в Минске перевели Статут 1529 г. на русский язык, чтобы советские ученые имели возможность его изучать.   

Таким образом, заветная для молодых современных национализмов, пышным цветом расцветших на постсоветском и постсоциалистическом пространстве, триада – этнос, территория, язык – у белорусов вполне соответствует требованиям, выдвигаемым в подобных ситуациях. К тому же,  и топонимика на их стороне: есть основания утверждать, что задолго до появления топонима "Российская империя" как обозначения России термин "Русский" появился в названии государства. Причем, по современным понятиям, правда, слегка подправленным, той самой "Минской Руси".

Итак, да здравствует Минская Русь! С нетерпением будем ждать следующей "круглой" даты: 1030-летия Крещения Руси – не Киевской и, уж конечно, не Московской, а Минской, самой древней из всех Русей. И самой русской из них.