dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 23 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Скрещение Крещений

Скрещение Крещений

Скрещение Крещений

Празднование 1025-летия Крещения Руси в Киеве прошло под знаком неопределенности и раздвоенности, не только вызвав много самых разных вопросов, но и  породив немало сомнений. Дилеммой номер один при этом оказалась истина, еще совсем недавно казавшаяся столь же незыблемой, как и представление о Киеве как о матери городов русских. Не украинских, не велико- и малорусских, не белорусских, а именно русских. Суть дилеммы в определении того, какой именно народ крестил в Киеве в далеком 988 г. князь Владимир, и какой из нынешних народов и какое из государств имеют больше прав считать себя наследником киевского ритуального действа?

Праздника украинско-русского братства и духовного единения в залитом, как и более тысячи лет тому назад, светом то ласкового, то палящего июльского солнца Киеве не получилось. Руководители Украины и России, а также Российской православной церкви и ее киевской "дочки" – УПЦ Московского патриархата, – физически пребывая в одном и том же святом для них и для украинского и русского народов места, на легендарной Владимирской горке ментально со всей очевидностью находились, по сути дела, далеко друг от друга. Одни – одной ногой в Европе, пускай и иллюзорной, другие – обеими ногами и руками в общем русско-украинско-белорусском виртуальном пространстве, символом которого и являются, собственно, киевские холмы над Днепром и киевская днепровская купель.

Если проанализировать то, что говорили по поводу празднования Крещения высокопоставленные лица от имени России и Украины, то станет понятно, что в Киеве встретились и скрестились-схлестнулись два разных представления о значимом историческом событии и о его последствиях, заметно отличающиеся друг от друга и даже, положа руку на сердце,  противоречащие друг другу. Разных, чтобы не сказать – диаметрально противоположных. И точек соприкосновения между ними в настоящий момент гораздо меньше, чем точек отталкивания.

Важно и то, что "скрещенными" и встроенными в ситуацию очевидного противопоставления оказались взгляды официальных Киева и Москвы не только на одно событие прошлого, а и на весь исторический процесс, его сущность, особенности, последствия. Столкнулись две различные концепции государственного развития, его геостратегического, геополитического сопровождения и историко-культурных основ.

Общность украинского и российского подходов к Крещению Руси в настоящий момент сведена к минимуму. И в Украине, и в России признают, что акт обращения древних славян в новую для них христианскую веру с легкой руки князя Владимира начался в 988 году в Киеве, а также то, что принятие христианства было действием позитивным, принесшим куда больше пользы, чем вреда. Дальше начинаются противоречия, с каждым шагом нарастающие и набирающие вес буквально не по дням, а по часам.

Новая (точнее, обновленная) позиция официального Киева в данном вопросе строится на принципе предельного упрощения ситуации, сведения всего массива смыслов, концептов, контекстов к трем главным постулатам. Первое: Крещение Руси – это Крещение Руси Киевской. Второе: Крещение – это "европейский выбор" Украины-Руси в его современном понимании. Третье, Крещение – это символ "соборности" Украины в ее нынешних границах. Такой вот воинствующий "украиноцентризм" с претензией на эксклюзивное присвоение традиции Древней Руси и без оглядки как на историческую правду, так и на мнение окружающих, в том числе – России.

Взятое все вместе, в единстве того, что оно утверждает, и того, что отрицает, украинское толкование древнерусского периода истории восточных славян означает ничто иное как отказ от собственных корней и, по большому счету, от своей традиционной национальной идентичности. Европе такая решительность не может не нравиться. Собирая под свое крыло "малые" и "средние" народы с периферии, Европа предпочитает прививать им идею высшей "общеевропейской" идентичности, в которой-де должны раствориться идентичности национальные. При этом, правда, ни французы, ни англичане, ни немцы, ни итальянцы, ни испанцы, ни голландцы, ни португальцы о чем-либо подобном не помышляют. Для "старой" Европы действуют одни правила, для "новой" – другие, для "самой новой" – третьи.

В предлагаемую Москвой концепцию "Русского мира" такой взгляд на Крещение Киевской Руси и на саму Киевскую Русь никоим образом не вписывается, и, естественно, вписаться не может ни под каким соусом и ни при каких обстоятельствах. Логика "украиноцентричного" толкования древнерусского периода общей истории украинцев и русских делает идею "Русского мира" не только сомнительной для Киева, но и вредной и опасной для него и для той новой национально-националистической картины прошлого и настоящего, которая предлагается в качестве обоснования правильности и целесообразности "европейского выбора" Украины.

Историю, как известно, и пишут, и переписывают победители. Судя по всему, В.Янукович уже почувствовал себя таковым. Не рановато ли?..