dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 18 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Две войны, две истории, две памяти - одна правда

Две войны, две истории, две памяти - одна правда

Две войны, две истории, две памяти - одна правда

История и память – две сущности, как бы, разные, но тесно связанные друг с другом, взаимозависимые. В одном из своих, если так можно сказать, прикладном измерении история и память самым непосредственным образом экстраполируются на идентичность. С одной стороны, замыкая один круг, с другой, открывая сразу несколько новых. Без памяти и без такой ее важнейшей составляющей, как память историческая, включающая в себя не только перечень исторических событий и явлений, но  и в обязательном порядке их интерпретацию, оценку, нет полноценной идентичности.

Идентичность у каждого своя. Так было, так есть, так, будем надеяться, будет, несмотря на все успехи всепобеждающей глобализации, одним из последствий которой может при определенных обстоятельствах стать утверждение некой единой, универсальной, идентичности, одинаковой для всех участников процесса, включая как его субъектов, так и жертв.

Впрочем, идентичность – штука настолько непростая и непрогнозируемая, что, как говорится, мама не горюй. С ней не соскучишься. Раньше, например, о том, чтобы отказаться от своей идентичности нормальный человек и подумать не мог. Смена идентичности считалась столь же постыдной и мерзкой, как смена сексуальной ориентации. Сейчас, правда, другие времена – другие песни. И к тому, и к другому отношение резко сместилось в сторону "плюс".

Национальную идентичность формируют не только живые представители нации, но и те, кто уже ушел за черту. Без могил и памятников – своих, а не чужих – нет народа. Нет, и не может быть! Основой основ любой идентичности является память, как индивидуальная – каждого из нас в отдельности,  – так и коллективная – всех нас вместе. Если у нас нет общей для всех памяти, значит, мы – это не совсем мы, значит, не все из нас – мы.

Майские – победные для нескольких поколений украинцев, русских, белорусов, других народов СССР – дни опять принесли обострение тяжелой хронической хвори, охватившей с некоторых пор многие из этих и других народов, в числе которых волею судеб оказались и мы, украинцы. Ее название – беспамятство.

Войн всегда было, по сути, две. То есть историческое событие, конечно, было одно-единственное, а вот представления о нем – разные. Для них события 1939-1945 гг. были и остаются Второй мировой войной, для нас события 1941-1945-го – Великой Отечественной. Были. А вот, относительно того, остаются ли, сегодня могут быть большие сомнения.

Сегодня мы – уже не мы. Мы отказались от себя прежних, но так и не решили для себя, какими хотели бы стать. То, что нам предлагается с разных сторон, устраивает одних из нас, но не устраивает других. Водораздел по линии "свой" – "чужой" с каждым днем становится все глубже и глубже.

Привычным поведенческим алгоритмом для украинцев стала переоценка ценностных ориентиров. Характер устойчивой тенденции при этом приобрело желание отказываться от духовных и нравственных устоев и представлений, освященных собственной национальной традицией, ради ценностей, вошедших в моду под влиянием процессов глобализации и европейской интеграции. Девиз, блестяще сформулированный в свое время Т.Шевченко: "І чужого научайтесь, Й свого не цурайтесь", – утратил значительную долю своей актуальности и значимости. В первой его части он приобрел для украинцев и, особенно, для украинской властной элиты характер императива, во второй же, наоборот, заметно девальвировался.

Переоценке, причем, кардинальной, подверглось и представление о Великой войне – Великой Отечественной.

Нам начали со всех сторон объяснять и внушать, что, оказывается, она – никакая и не "отечественная", что наши враги в той войне и те, кто нас предавал, переходя к врагам и стреляя нам в спину, это и не враги, и не предатели вовсе, а. совсем наоборот, наши благодетели и спасители. А те, кого мы считали нашими братьями, друзьями, соратниками, они-то и есть для нас самые что ни на есть враги и супостаты.

Мы перестали чувствовать себя победителями, как-то уж очень рьяно, с какой-то неестественной легкостью и охотой взявшись рядиться в тогу жертв. Причем, жертв не тех, кто хотел стереть украинцев и всех славян с лица земли, без разбору, варварски уничтожая стариков, женщин, детей, а тех, с кем наши отцы и деды плечом к плечу шли в бой, с кем они вместе водружали Знамя Победы над зданием Рейхстага в Берлине в мае 1945-го.

А мы не хотим быть жертвами. Не можем быть ими! По определению. Днепр остается так же "широк, могуч". И над ним так же, как раньше, в дни нашей Победы, "летят журавли". Помните великолепную песню, песню Победы: "Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч, Над тобой летят журавли"? В ней все сказано предельно лаконично и ясно: "И увидел бой Днепр-отец река, Мы в атаку шли под горой". Атака была успешной. Мы выиграли этот бой! Да, жертвы были, но совсем не те, о которых сегодня кто-то пытается вспоминать, спекулируя на памяти. Жертвы были во имя победы. Воины отдавали жизнь. За победу! За Родину! Зная, что они отдают, и зачем отдают.

Днепр не сузить, журавлей не остановить и не повернуть вспять. И победу у нас не отнять. Так же, как память о героях, ее добывших.

Тот же, кто тот бой проиграл, может сколько угодно тужиться, чтобы представить свое поражение как победу, а нашу победу – как поражение.

Память хранит в сердцах нынешних поколений образы их родных и близких, вставших на защиту Родины от смертельной опасности, не как жертв, а как героев. Героев, одолевших и врага, считавшего себя непобедимым, подмявшего под себя полмира, и трудности и тяготы военного быта, и разлуку с семьями и родными местами, и грусть-тоску-печаль, непонятную никому, кроме них самих. Них – и нас.

Как там пелось в трогательной, сентиментальной песне из популярного в свое время советского фильма?  "Я не хочу судьбу иную…". Вот и мы не хотим! Тем более, если эту судьбу тебе навязывает кто-то чужой.

Отказаться от памяти о героях, согласившись считать и себя, и их жертвами, значит – предать. Предатели тоже были среди нас и в годы войны, и после нее. Есть они и сейчас. Их, однако, меньшинство. Не им решать, как нам относиться к войне, к истории, к памяти. Не им, а нам. Большинству.

 Наша победа 9 мая 1945 года очень сильно не нравится кому-то только потому, что она достигнута совместно с русскими, под крылом Москвы, под красным знаменем. А мы себе сегодня никак не можем позволить, чтобы нам было по душе что-то, от чего крутит носом этот самый "кто-то". Как быть?..