dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Уносимые еврорумынским ветром: украинцы Молдовы в ожидании и тревоге

Уносимые еврорумынским ветром: украинцы Молдовы в ожидании и тревоге

Украинская община Молдовы достаточно многочисленна. Согласно официальной статистике она насчитывает более 400 тысяч человек, по неофициальным – дотягивает до полумиллиона, составляя, таким образом, почти четвертую часть населения страны. В какое-то особое качество, правда, это весьма солидное количество никогда не переходило и не переходит. Различные группы этнических украинцев на берегах Днестра и Прута живут каждая своей жизнью. Горизонтальные связи между ними особой прочностью и интенсивностью не отличаются. Если же говорить об украинской общине в целом, то она неоднородна и внутренне разобщена.

В сельской местности значительная часть этнических украинцев – это автохтонное население, продолжающее пребывать в местах своего традиционного компактного проживания и оказавшееся вне государственной территории собственного этноса в результате изменения границ. В городах, в первую очередь, в Кишиневе, многие украинцы – мигранты, ставшие невольными жертвами миграционных процессов времен СССР, и их потомки. Важная особенность, отличающая первых от вторых, состоит в том, что в сельской местности украинцы говорят на диалектах украинского языка, в то время как для большинства украинцев-горожан родным языком и языком повседневного общения является не украинский, а русский. В нынешних обстоятельствах это приобретает политическую окраску.

Жизнь украинцев в Молдове простой не назовешь, даже если сильно захочется. Когда верховный представитель Европейского Союза по вопросам внешней политики и политики безопасности К.Эштон заявляет, что "рада видеть то, что происходит в Молдове", отнюдь не все "молдавские" украинцы могут сказать, что солидарны с таким мнением и что целиком и полностью разделяют такое понимание ситуации в их стране.

Многое из того, чем живет сегодня одна из самых небольших и бедных стран Европы, не может не беспокоить их, не вызывать у них тревоги. Нет сферы ни государственной, ни общественной, ни частной жизни, в которой бы в современной Молдове не ощущалось бы дискомфорта. Социальные проблемы стоят весьма остро, и с каждым днем ситуация тут продолжает ухудшаться. Остается нерешенным национальный вопрос и теснейшим образом связанный с ним вопрос межнациональных отношений.

Но, пожалуй, наибольшую головную боль у украинцев в Молдове вызывает политика румынизации, подкрепленная унионизмом как стратегией государственного развития, направленная на объединение Молдовы с Румынией, сопровождаемое отказом молдаван от собственной национальной идентичности и превращением их в "бессарабских румын". Для них все, что так или иначе вписывается в круг, очерчиваемый этими понятиями и явлениями, представляет собой самую настоящую угрозу. Перспектива в один прекрасный день оказаться в Румынии их едва ли радует по целому ряду причин. Взять хотя бы отношение Бухареста к национальным меньшинствам. Оно далеко от европейских стандартов, и это "румынским" украинцам хорошо известно и оптимизма не добавляет.

Украинцы в Молдове представляют собой субъект культурного процесса и общественной жизни. У них, например, есть свои общественные организации. Таких организаций не так уж и мало, хотя, принимая во внимание общую численность этнических украинцев, их могло бы быть и больше. Проблема, однако, не в численности, а в качестве деятельности украинских культурных НПО. Каждая из них предпочитает действовать в одиночку, на свой страх и риск, не объединяя усилия с другими себе подобными, а конкурируя с ними, стремясь набирать очки за счет других. Считать украинскую общину субъектом молдавского внутриполитического процесса оснований на сегодняшний день нет.

Отсутствие самостоятельной политической субъектности не защищает "молдавских" украинцев от угрозы превращения в объект политического воздействия и политических манипуляций в ущерб их собственным интересам. Официальный Кишинев воспринимает их как часть "русскоязычной" общины, зараженную "постсоветским синдромом", ориентирующуюся на Россию, действующую в интересах России, а не Молдовы, чинящую препятствия на пути реализации государственной политики и стратегического курса.

Один из ведущих молдавских идеологов унионизма К.Тэнасе в недавно опубликованном комментарии в газете "Тимпул" (которая, кстати, проводит среди читателей опрос на тему национальных меньшинств, предлагая ответить на вопрос: "Существует ли "проблема национальных меньшинств" в Молдове? Если да, то в чем она заключается?") не преминул отметить, что в состав руководства Движения "Единство", выступающего решительно против румынизации и объединения Молдовы с Румынией, входит "11 русских и шесть украинцев". На этом основании он делает вывод, что национальные меньшинства в Молдове, которые в свое время боролись против молдавской независимой государственности, сегодня пытаются вставлять палки в колеса, сдерживая страну на пути в ЕС и в НАТО.

В отличие от Бухареста, активно опекающего "бессарабских румын", и Москвы, время от времени вспоминающей о "молдавских" русских, Киев своим соотечественникам в Молдове помогать не спешит. Ни на уровне двусторонних украинско-молдавских отношений, ни, тем более, во все больше смахивающем на "бермудский" "треугольнике" Киев-Бухарест-Кишинев проблемы украинской общины в Молдове не обсуждаются. Если же речь случайно заходит о каких-то проблемах такого рода, то к серьезному разговору стороны оказываются не готовы, и в большинстве случаев дискуссия остается беспредметной и безрезультатной.

Практическая помощь из Киева приходит, но далеко не в том объеме, в каком того бы хотелось "молдавским" украинцам. Примером тут может быть ситуация со стипендиями для получения высшего образования: за 2011 год Румыния предоставила около 5000 таких стипендий, Украина – 108.

Политика румынизации, хоть и не направлена прямо против украинцев, все-таки бьет и по ним: далеко не полностью уважаются их права как национального меньшинства, в последнее время в массовом порядке под разными предлогами закрываются украинские школы и классы, которых в настоящий момент их в Молдове осталось всего полсотни. И тенденция к дальнейшему сокращению этого, и без того скромного, количества сохраняется. Прикрываясь лозунгом "оптимизации системы образования", Кишинев делает все для того, чтобы все граждане страны получали образование не на родном, а на молдавском (румынском) языке.

В этом контексте слова посла Украины в Молдове С.Пирожкова о том, что "Украину и Молдову (а значит, и украинцев Молдовы) объединяет общий внешнеполитический вектор – членство в Европейском Союзе", звучат, мягко говоря, несколько двусмысленно. Членство-то членством, но права человека и национальных меньшинств Молдова могла бы соблюдать уже сегодня, на этапе подготовки к вступлению в ЕС. А Украина, со своей стороны, могла бы, так сказать, по-соседски время от времени напоминать партнеру по общему вектору о том, что это важно и нужно. Пока, увы, ничего этого нет ни в реальной жизни, ни даже в риторике соответствующих ведомств Киева и Кишинева. Именно поэтому, наверное, украинцам в Молдове не остается ничего другого, как с тревогой всматриваться в день грядущий, не ожидая от него для себя ничего хорошего и моля Бога только о том, чтобы завтра было не намного хуже, чем было вчера.