dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 21 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность И снова о Вацлаве Гавеле. И о «мафиозном» капитализме как перспективе евроинтеграции

И снова о Вацлаве Гавеле. И о «мафиозном» капитализме как перспективе евроинтеграции

И снова о Вацлаве Гавеле. И о мафиозном капитализме как перспективе евроинтеграции

Где-то с полгода тому назад, роясь в своих давних записях, наткнулся на упоминание о выступлении в 1990 году тогдашнего президента тогдашней Чехословакии Вацлава Гавела в Осло. Темой выступления была опасность коллективной ненависти. В нынешней ситуации эта проблема показалась мне ничуть не менее актуальной, чем два десятилетия тому назад, и я сел за компьютер. Но, как часто случается, показавшиеся мне более неотложными дела заставили взять паузу и начатая статья стала ждать своей очереди.

И вдруг – известие о смерти Гавела. Его кончина пробудила интерес к его имени, жизни и деятельности, пришедшие будто из небытия. И пошло, и поехало. Статьи, эссе, воспоминания, комментарии... Разумеется, я тут же закончил начатую статью (она была размещена на интернет-портале «Дискуссионного клуба САММИТ» - «Самая страшная ненависть - коллективная»), но испытывал при этом некое чувство неловкости: никому же не докажешь, что писать начал вовсе не из-за смерти Гавела. Но, любопытное дело: в этом сонме публикаций не было ни единого слова о жутком беспокойстве выдающегося гуманитария и проницательного политика по поводу коллективной ненависти. Понятно, нынешние авторы делали упор на его диссидентстве и непродолжительной политической деятельности, для порядка упоминая о его драматургии и совсем мельком говоря о том, что Гавел был философом.

Понятно, вспомнили о том, что именно с Гавелом связано само понятие «бархатной революции», пытаясь при этом провести знак равенства между ею и более поздними «цветными революции», забывая тут же, что последние никакими революциями не были, ибо они ничего по сути не меняли: грузинские розы, воткнутые в бутылки на столе парламентского президиума разгоряченными молодыми людьми, разметавшими немногочисленную охрану, имели, кроме нежных лепестков, еще и шипы, которые вот уже продолжительное время держат большинство жителей страны на грани выживания или за ней, а оранжевые отблески киевского Майдана-2004 оказались блеклой акварелью – живописной техникой, которой никогда не писали масштабные полотна. То же, что совершил Вацлав Гавел, было в условиях начала 1990-х просто чудом: в новейшей истории можно вспомнить разве что учение Льва Толстого о непротивлении злу насилием (в полной мере реализовать его толстовцы так и не смогли), блестяще воплощенное великим Махатмой Ганди в Индии как «сатъяграха», что примерно означает «упрямство в истине».

Не располагаю точными данными о том, что Гавел в своих действиях руководствовался гандизмом, но то, что чехословацкая «бархатная революция» была реализована в гандистском духе, не вызывает сомнений. Вспомним, как Ганди, как будто не реагируя на все жестокости британского колониализма в Индии, проповедовал диаметрально противоположную тактику противодействия: «Только когда человек соблюдает законы общества, он способен судить о том, какие из этих законов хороши и справедливы, а какие несправедливы. Только тогда у него появляется право на гражданское неповиновение определенным законам в определенных обстоятельствах». И далее (что чрезвычайно важно для нынешнего времени, когда отовсюду слышны призывы к насилию, восстанию и пр): сопротивление проводится открыто, публично, участники готовы принять наказание, которое предусмотрено действующим законодательством.

Именно таким образом была осуществлена «бархатная революция», хотя здесь и термин-то «революция» не очень применим.

Пожалуй, единственным, кто попытался честно рассказать о тихом подвиге Вацлава Гавела, был его политический советник в конце 1990-х голов Иржи Пехе. Он подчеркнул, что концепцией Гавела была концепция демократии, основанная на сильном гражданском обществе и морали. И добавил при этом, что именно это отличало Гавела от типичного политика Вацлава Клауса – другой ведущей фигуры эпохи посткоммунистических трансформаций, который выступал за быстрые преобразования, лишенные моральных колебаний и препятствий, связанных с верховенством права. Как известно, апогей конфликта Гавел – Клаус пришелся на 1997 год, когда правительство во главе с Клаусом распалось после серии громких скандалов. Гавел назвал систему, выпестованную Клаусом, «капитализмом мафиози». Логика посткоммунистических трансформаций не поставила точку на политической карьере Клауса: нынче он – президент Чешской республики (Гавел оставил этот пост в 2003 году) и является одним из ведущих политиков, которые высмеивают Гавела как наивного моралиста.

Удивительно, но сейчас, говоря о нынешних европейских ценностях, их апологеты упрекают Украину, в том же, в чем Вацлав Гавел упрекал современную ему Чехию – в процветании мафиозного капитализма! Отсюда закономерным представляется вопрос: насколько необходима Украине евроинтеграция, если этот самый мафиозный капитализм давно у нас благоденствует?!

Увы, уроки Вацлава Гавела, который предвидел разрушительные силы нынешней индустриальной цивилизации и глобального капитализма, не идут впрок никому ни у него на родине, ни за её пределами. Украина здесь не является исключением. И, как на многих континентах планеты, у нас постоянно видят выход в реализации права народа на восстании, как об этом еще в XVII столетии писал творец доктрины либерализма Дж. Локк. Правда, пока речь идет лишь о том, чтобы взять кого-то «на вилы», сломать забор, плюнуть в лицо «беркутовцу». Но ведь все кровавые революции начинались с сущих пустячков.