dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Кому «на Европе» жить хорошо?

Кому «на Европе» жить хорошо?

Кому на Европе жить хорошо?

В представлении "рядовых" украинцев Европа ассоциируется едва ли не с раем на земле, где всем живется сытно, уютно и весело. Не в пример им самим, брошенным на произвол судьбы уже даже не как когда-то "на Руси", на которой хоть танки да ракеты были самые лучшие, а "на районе", где, если и есть что-то "лучшее", так это – проститутки да вышибалы-мордобойцы.

Само понятие "Европа" у нас – да, и не только, надо сказать, у нас – сильно мифологизировано. Мы как-то незаметно привыкли судить о том, как выглядит "европейская" жизнь по каким-то жалким обрывкам информации, из которых не то, что полную картину, а даже контур, мало-мальски похожий на свой оригинал, не сложишь. Знаний о Европе в Украине крайне мало, а вот легенд и мифов о "европейском рае" – хоть отбавляй.

В самосознании самих европейцев объединенная Европа выглядит сегодня далеко не однозначно. Оптимисты вынуждены признавать, что она пребывает в глубоком кризисе, охватившем все без исключения сферы жизни, начиная от экономики и "социалки" и заканчивая сферой таких краеугольных принципов европейского объединения, как общность ценностей и европейская солидарность. Пессимисты же склонны думать о том, что проект европейской интеграции в том его виде, вершиной которой явился Евросоюз в его нынешнем облике, пребывает в состоянии агонии.

У яркой привлекательной "медали" под названием "Europe" при всем ее блеске и великолепии имеется, как и любой другой медали и оборотная сторона, при взгляде на которую в буквальном смысле слова оторопь берет.

Недавние события в Лондоне и ряде других крупных городов Великобритании дали основания наблюдателям предположить, что не только эта страна, но и вся Европа стоит на пороге бурных социальных потрясений, а, возможно, и вступает в эпоху "полугражданских" войн.

Финансово-экономическая и социальная ситуация остаются крайне запутанными и напряженными. Кое-кто склонен думать, что в Европе нынче царит "зима 2009-го". С завидной регулярностью продолжают снижаться кредитные рейтинги не только "супер-проблемной" Греции и "просто проблемных" Португалии, Ирландии, Испании, но и европейских финансово-экономических колоссов, таких, скажем, как Франция.

Безусловно, по-своему правы те, кто в ответ на это только разводят руками: "Европа-де не зависит ни от каких рейтингов", Так-то это так, но для стабильности мировых финансовых рынков, от которых столь сильно зависит сегодня дальнейшая судьба как евро, так и Европы, это – плохой сигнал.

Дело уже дошло до того, что, кроме ставших за последние пару десятков лет привычными для всех кандидатов на вступление в ЕС, эксперты заговорили о кандидатах на выход (!) из него. В этом контексте называют, прежде всего, Грецию и Германию. У каждой из этих стран свои мотивы для того, чтобы быть недовольными своим членством в объединенной Европе и свои резоны, чтобы поглядывать на дверь, ведущую из нее.

Афины хорошо понимают, что без помощи остальных членов ЕС им с бедой, обрушившейся на страну и ее граждан, им не справиться, осознают, что надо начинать жить по средствам, но все равно не могут сдержать обиды по поводу того, что Европа-де делает для них и дает им "маловато".

У Берлина иные заботы. Берлин у Европы не берет, он ей, наоборот, дает, в частности, той же Греции. Германия нынче стоит перед серьезным вызовом. Ей, видимо, придется спасать и Евросоюз, и зону евро в одиночку. То есть, оплачивать весь европейский "банкет" за свой счет. В Германии слабо верят в то, что проблемы удастся решить. Там уже вовсю готовятся к скорому (!) дефолту Греции, разрабатывая систему мер, с помощью которой можно было бы защитить собственную банковскую систему.

Хотя, с другой стороны, поведение немцев ни в коем случае не следует рассматривать как чистой воды альтруизм. Германия получает неплохую прибыль от кризиса. По оценкам экспертов, только за счет предоставления финансовых гарантий и кредитов странам-членам еврозоны, оказавшимся в острой фазе кризиса, Германия за восемнадцать месяцев получила порядка 700 миллионов евро прибыли. Если же принять во внимание непрямые статьи доходов, связанные с ухудшением финансово-экономического положения нескольких "слабых" звеньев европейской экономики, то сумма окажется на несколько порядков выше – около 20-ти миллиардов евро.

Сценарии выхода из кризиса для Европы уже соперничают по популярности с наиболее рейтинговыми телевизионными сериалами и книжными бестселлерами...

Нет, конечно, хоронить Европейский Союз преждевременно. В Европе есть много такого, чему можно искренне позавидовать и поучиться. Но это "многое" рассчитано для "своих". Для тех же, кого европейцы считают – оправданно или нет, это уже совсем другой вопрос – "чужаками", из этого "многого" в большинстве случаев остается очень-очень мало.

Кому же в Европе, действительно, живется хорошо или, по крайней мере, неплохо? В нынешних условиях ответить на этот вопрос трудно, как, пожалуй, никогда прежде. Причем, сразу по целому ряду причин.

Когда сегодня речь заходит о проблемах и бедах объединенной Европы, на ум сразу же приходит пример Греции. И это не удивительно. Греческое государство и греческая власть оказались на грани полнейшего провала. Угроза дефолта висит над страной дамокловым мечом, снять ее не удается ни самим грекам, ни общими усилиями всей Европы. Мнение, согласно которому Греция обречена на банкротство, приобретает все больше сторонников. О возможных последствиях греческого дефолта на "старом" континенте предпочитают меньше думать и еще меньше говорить. Тем, кто понимает, без лишних разговоров понятно, что дефолт в одной национальной экономике способен потянуть за собой дефолт европейский. Это было бы равнозначно социально-экономической катастрофе глобального масштаба.

"Пациент, которого надо уже не лечить в регулярном режиме, а в буквальном смысле слова спасать, применяя экстренные меры, в этом случае не Греция, а стабильность всей Европы", - признают эксперты и политики.

Говорить о том, что греческая проблема уже решена или найден надежный рецепт ее решения, не приходится. Греков в настоящий момент удерживают на плаву молитвы, надежда на чудо и вера в помощь коллег по ЕС, которые, пускай и со скрипом, но, вроде бы, соглашаются что-то делать для спасения. Спасут ли – вопрос. Если же все-таки спасут Грецию, то не придется ли тут же спасать кого-то еще. Ну, и главный вопрос: какой окажется цена спасения? Кто из европейцев, сколько и кому проиграет от сиюминутной передышки, даваемой грекам?

Справедливости ради, стоит отметить, что грекам не всегда жилось в объединенной Европе так уж плохо. Напротив, за счет доступа к общеевропейским фондам они позволяли себе пошиковать и даже чуть-чуть пошустрить, осваивая куда больше средств, чем реально зарабытывали.

Курьеры в греческих министерствах получали доплату по 290 евро за своевременную передачу документов из кабинета в кабинет. Госслужащим выплачивалась надбавка за "копирование документов". Водители служебных автомобилей с дизельными моторами имели 25 евро в месяц за "разогревание мотора", машинисты электровозов – 420 евро за подержание "личной гигиены", то есть за регулярное мытье рук, водители автобусов в Афинах – 310 евро в случае отсутствия случаев опоздания на работу.

У Хорватии, страны, которая на всех парах буквально прет к членству в ЕС (успешно завершены переговоры с ЕК, одобрены их результаты, уже даже назначена дата официального вступления), свои проблемы. И тоже, как и в Греции, достаточно серьезные. Одна из них состоит в том, что народ вместо того, чтобы ликовать и радоваться по поводу вступления в ЕС, протестует, с нарастающей активностью поддерживая протестные акции.

Да, и в остальном проблем не становится меньше, чем было. Кроме тех, что принято считать традиционными, в связи с будущим членством в Евросоюзе появляются новые. У правительства хронически не хватает средств и оно в поисках дополнительных источников доходов – выставляет на продажу острова. Бывший премьер И.Санадер, обвиненный в коррупции ожидает суда, находясь в изоляторе предварительного заключения в Загребе.

Папа Римский ставит себя выше Верховного суда Хорватии. Ватикан обязал Поречско-пулскую епархию Хорватии вернуть недвижимое имущество, включая землю и 80 гектаров леса, в монастыре Дейла итальянским бенедектинцам, выплатив им, к тому же, компенсацию в размере 25 миллионов евро (!), вопреки тому, что Верховный суд Хорватии принял совсем иное решение по этому вопросу, сняв с епархии все имущественные претензии со стороны Ордена бенедектинцев.

Массовые акции протеста прокатываются по Испании. Их участники требуют не только сохранения рабочих мест и нынешнего уровня оплаты труда и социального обеспечения, но и "настоящей" демократии. Для нас, почитающих европейскую демократию эталоном, звучит более чем странно, не так ли? Тем не менее, это именно так.

Несладко приходится в "старой" Европе, кичащейся своей приверженностью мультикультурализму, некоторым национальным меньшинствам и этническим группам. Цыган, например, высылают из Франции назад в их родные Румынию и Болгарию, несмотря на то, что с формальной точки зрения они как граждане стран-членов ЕС имеют, вроде бы, полное право находиться как на Балканах, так на Пиренеях, только за то, что они – цыгане. Если мы – украинцы, то нас, что? Тоже куда-то надо высылать или не пускать?

Получается, что в Европе далеко не всегда, не везде и не всем живется сытно и сладко не только отдельным личностям, социальным слоям, этническим группам, а и целым странам! А кому-то живется и вовсе – плохо. Для Украины осознание этого факта должно было бы послужить серьезным основанием для глубоких раздумий по поводу своей возможной будущей европейской доли.