dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Национальная идентичность Точки отсчета для построения счастливого будущего

Точки отсчета для построения счастливого будущего

Точки отсчета для построения счастливого будущего

В размещенном ранее на сайте интервью академика Юрия Пахомова была озвучена интересная мысль о необходимости презентации истории украинского и русского народов в позитивном русле общих свершений и побед. Такой подход, по мнению автора, содействовал бы нормализации двусторонних отношений, снятию излишнего напряжения в межнациональном диалоге. При этом подразумевается, что Украина (Малороссия) в составе СССР (России) не была колонией в классическом понимании этого понятия, а одной из наций – основателей, полноправно пользовавшейся преимуществами и поровну разделявшая невзгоды, связанные с сосуществованием в рамках одной державы.

Сама идея, как направленная на улучшение атмосферы украинско-российского диалога, заслуживает самого пристального осмысления. Ведь действительно, когда из украинской истории сознательно изымается любой позитив целых десятилетий советской власти, а предыдущие столетия представляются в виде бесконечной череды иностранного гнета и поражений ситуация выходит за рамки контекста отношений с Россией. Использование таких подходов, по сути, способствует формированию среди украинцев серьезного комплекса неполноценности.   

Скорее всего, правда относительно статуса украинских территорий в составе Российской империи, как и УССР в составе Советского Союза лежит где-то посередине. Безусловно, в царской России статус малороссийских губерний в составе единой страны нельзя сравнивать с положением каких-нибудь отдаленных британских колоний. С переменным успехом каждое государство стремится к выравниванию разрывов в социально-экономическом развитии между центром и периферией, осознавая опасность их увеличения.

Другое дело положение украинского народа в составе империи. Объективно пребывая, по крайней мере, не на низшей ступени культурного развития и просвещения, украинцы, в том числе по собственной вине, оказались в подчиненном положении. И именно вопреки непростой ситуации, заставлявшей прикладывать дополнительные усилия для прорыва наверх, а не благодаря «особому приглашению» братьев - россиян десятки и сотни амбициозных украинцев пробивались в имперские властные коридоры. При этом важную роль также играла религиозная общность обеих народов – православие.

Но вопрос отношения колоний и метрополий это, прежде всего, вопрос власти. Если в колонии, не зависимо от реального отношения к ней со стороны метрополии, будь то откровенный геноцид или гуманное миссионерство, созревает местная элита, готовая узурпировать полноту власти на своей территории, разрыв неизбежен. И историю будут адаптировать в соответствии с новыми требованиями самоидентификации. Как современная Россия трактует период правления Золотой Орды? Безусловно, существуют различные теории, но в целом школьникам не преподают концепцию братского сосуществования слабых и разрозненных в то время русских княжеств с могущественной и благородной метрополией.  

В восприятии россиян не укладывается логика украинцев (далеко не всех, естественно), полагающих, что их народ был в той или иной мере объектом колониального угнетения со стороны России по одной простой причине. Принципы максимального использования колониальных ресурсов в интересах элиты метрополии распространялись в России и по отношению к исконно русским землям. Возможно, подсознательно, эти принципы культивируются и до сих пор – классический аргумент в пользу данного тезиса основан на сравнении уровня в жизни в Москве, Питере и российской провинции.

С другой стороны, Украина, как молодое государство, находится в чрезвычайно сложном положении в плане формирования позитивного видения своего прошлого. Понятно, что  концепция такого видения должна находить поддержку подавляющего большинства населения. Но если опираться на, грубо говоря, мировоззрение старшего поколения можно обнаружить ощутимое отсутствие государственнических ориентиров, связанное с инерцией воздействия советского прошлого. В этом нет ничего предосудительного – это объективная реальность. Просто если для России культурный проект под условным названием «Старые песни о главном» имеет важную идеологическую подоплеку, направленную на поддержку преемственности государственных традиций, для Украины он имеет несколько обратный эффект. Ностальгия за СССР, по сути, подразумевает ностальгию за временами отсутствия украинского суверенитета и от части входит в противоречие с самой идеей существования независимой Украины.

Украина, тем временем, с момента обретения независимости мучается в попытках создания собственного пантеона исторических героев. Можно дискутировать об успешности результатов этой деятельности, но сложно отрицать ее необходимость для развития полноценной украинской государственности.     

Как ни странно, «поддать позитива» в общее с Россией советское прошлое мешает именно сегодняшняя атмосфера взаимных обвинений и подозрительности, воцарившаяся в украинско-российских отношениях. Ведь формально, события 1991 года в Беловежской пуще создали идеальную в идеологическом плане ситуацию добровольного и цивилизованного развода стран-основателей СССР.  Более того, эти процессы опирались в то время на существенную общественную поддержку. Казалось бы, правительствам обеих стан оставалось лишь поддержать и развить в общественном сознании идею взаимовыгодного сосуществования бывших соседей на благо развития двусторонних отношений.

Но, к сожалению, логика любой власти подразумевает, среди прочего, реакцию не на самые конструктивные общественные запросы. Российская власть склонна оценивать распад СССР как «геополитическую трагедию», что соответствует российскому мировоззрению, где в сонме героев государственников стоят единым строем монархисты, декабристы и коммунисты с либералами. Такая концепция не предполагает наличие реального суверенитета Украины и других осколков бывшей империи.

Сегодня отдельные эксперты полагают, что современная Россия заинтересована не столько в территориальной экспансии по отношению к Украине, а скорее в «гуманитарной». Обладая значительной территорией, Россия испытывает существенные демографические проблемы. Причем, да простят нас адепты политкорректности, именно в части коренного, славянского населения. Упомянутая экспансия подразумевает максимальное использование в интересах России именно людских ресурсов этнически близкой Украины и ее полноценная реализация невозможна без сохранения и расширения значительного культурного влияния северного соседа на украинское общество. Отсюда и целенаправленная травля так называемой в среде российских пропагандистов «галицийской» идеологии, как такой, которая не укладывается в рамки гармоничного единения братских народов и вдобавок основывается на ценностях униатства, а то и католицизма.

Автор, безусловно, прав в другом. Война, как это ни прискорбно, рано или поздно придет сама – во всех частях света находится множество потенциальных детонаторов конфликта. А вот политики, старательно вызывающие ее дух на территориях наших стран, спекулируя на исторических противоречиях, ведут крайне безответственную политику. Кто, в случае чего, спросит с инициаторов массового штампования незатейливых книжонок и компьютерных игр на тему войны между Россией и Украиной?  Это адекватный ответ на общественную дискуссию, пусть и чрезмерно политизированную, об оценке УПА и Голодомора?

Кстати, что-то подсказывает, что наши народы скорее смогут сблизиться перед лицом глобальных вызовов, более серьезных, чем мировой финансовый кризис. Притянутые за уши разговоры о славянском братстве, на протяжение предыдущего столетия выглядевшие лукавой болтовней, могут найти новое продолжение в условиях расширения экспансии  цивилизаций, притесняемых до этого «золотым миллиардом». «Миллиард» рискует превратиться в «миллион», а украинцы и россиянами у разбитого корыта вечных распрей.

Все же, целесообразно исходить из того, что, в силу объективных причин, оценки украинско-российской истории будут меняться с ходом времени. Нам не удастся зафиксировать точку отсчета, допустим, последний понедельник марта, начиная с которого мы будем рассматривать украинско-российские отношения лишь сквозь призму совместных свершений.

Но для того, чтобы снять накопившийся в оценках исторических событий негатив, разумно было бы попытаться начать с чистого листа. В этом мы не придумаем велосипед, поскольку в истории были примеры и куда более напряженных отношений между соседями. Необходимо лишь освободиться от иллюзий нашей исключительности, отсечь экстремальные значения в оценках отношений – от кровной вражды до невиданного в мире братства.   

В европейском масштабе апробированной формулой национального примирения есть формула взаимного прощения (Германия – Польша: прощаем и просим прощения). Правда следует заметить, что она не совсем соответствует традициям обеих наших народов. Как украинского народа, не имевшего собственной государственности и компромиссной системы общенациональных ценностей. Так и российского, чье имперское сознание практически не предполагает возможность существования правдивой точки зрения, отличной собственной. Следовательно, надеяться на скорое воплощение такой формулы утопично.

Возможно, следует, не ожидая и не требуя взаимных извинений, попробовать объединить усилия наших стан в реализации упомянутых уважаемым академиком Пахомовым высокотехнологичных масштабных проектов, которые и станут предметом гордости украинцев и россиян в недалеком будущем?