dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 13 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Полный карачун, или Национальные особенности празднования Нового года

Полный карачун, или Национальные особенности празднования Нового года

Полный карачун, или Национальные особенности празднования Нового года

Ну, вот уже и Йоль прошел с длиннейшей ночью тьмы, и Митра к нам опять пожаловал с прибывающим дневным светом, и не очень благозвучный для славянского уха Йоулупукке (хотя, конечно, чай, все-таки не чай Pukkala) на горе Корватунтури собирает подарки финским детям и запрягает оленей, и вторично-исторический и неминуемо плагиаторный западный Санта тем же самым занимается, во Франции – Noel в права вступает, да и в России уж больше десяти лет назад как полностью вступил (помните «Сказки Noel» известного и нынче подзабываемого на наших теренах афрорусского классика: «Ура! в Россию скачет / Кочующий деспот. / Спаситель горько плачет, / За ним и весь народ»?), и мы в соответствии с юлианским календарем начинаем тормозить наступление Рождества, а в соответствии с древними нашими языческими традициями констатируем приход карачуна… хотя тут впору озадачиться сакраментальным, «вечным» и «проклятым» вопросом: почему по языческому календарю карачун приходится на день зимнего солнцеворота, а приходит к нам кажный божий день в любое время дня и ночи?

Чтобы стало понятнее, о чем речь, обратимся к славному датчанину и прочему шведу Далю, без которого русский язык, возможно, не был бы великорусским: «КАРАЧУН – капут, конец, смерть, гибель, извод, мат; допяченье кого до конца… Пришел ему карачун». Что ж это за планида (еще одно словцо из дальнего Даля) у нас такая: когда к нормальным людям приходит Новый год, нам с вами почему-то неизменно приходит карачун (и не только в связи с пресловутым «газовим питанням» и вышеупомянутым вечным произволом северо-восточного «кочующего деспота»), причем праздник этот, как говаривал Хэмингуэй, «всегда с тобой»? Очевидно, корни этой загадки кроются в пресловутых глобально-исторических разломах цивилизационных тектонических плит, из-за которых мы все время оказываемся в ненужном месте в ненужное время. Европеец (и американец как «улучшенная порода» европейца) – человек рациональный и расчетливый, живущий по русской пословице «делу – время, потехе – час» (что в переводе на общецивилизационный означает бенджамино-франклиновское Time is money), а не наоборот, как у нас заведено: «делу – час, потехе – время».  И он точно знает этот свой час: неделька отвязного расслабона где-нибудь в мягких субтропиках под текилу и джаз или что там кому до вподобы – и рождественская декада, в которую можно и от работы отвлечься, и семье хотя бы формальное, с традиционной застольной молитвой и всенепременнейшими подарками всем и от всех, внимание уделить, и, может быть, для какого-нибудь мальчишника-девичника исключительно себе-любимому время уделить. Поэтому, невзирая на то, что европеец, как наследник древнегреческой демократии, – человек в гораздо большей степени политико-экономический, нежели «духовный» (как писал Аристотель, zoon politikon), и большую часть года достаточно угрюмо и скучно для себя и других тянет привычную служебную лямку, во время рождественско-новогодних празднеств стремится максимально отдалиться от всех тех злободневно-повседневных нюансов реальности, которыми по большей части нафарширована его голова. Жизнь замирает вместе с деловой и экономической активностью, политической и государственной деятельностью, парламенты самораспускаются чуть ли не как вешние цветы и пустеют с быстротою полок супермаркетов на дисконтных распродажах (хотя, к сожалению, не навсегда), народ сбрасывает с себя «бизнес-хаки» и прочие смокинги, а заодно – и шоры, мешавшие им радоваться жизни в условиях непреходящей производственной необходимости (даже королева Великобритании в этом году тихо съехала к себе в резиденцию в Сандрингеме еще 20 декабря, дабы спокойно насладиться не царственным, а обычно-человеческим одиночеством ничем не регламентированного покоя). По иронии вещей это «замирание жизни» сопровождается просто вулканической покупательской активностью, что приносит продавцам чуть ли не четверть валовых доходов за год (что подтверждает характеристику европейца как homo oeconomicus – прошу прощенья за латынь, но не я придумал, Джон Стюарт Милль). А через недельку-другую не «усталые, но довольные» европейцы с американцами с чувством выполненного долга и легкого отдохновения массово возвращаются в проторенное русло привычной рутины, как будто ничего и не случилось. А ничего действительно и не случилось, поэтому жизнь и далее продолжает мирное течение свое. Хотя могло бы случиться – и случалось, причем нередко такое, что европейцу в конце концов пришла в голову мудрая мысль: чинно перепраздновать этот краткий период, чтоб часом (тем самым «часом потехи») не учудить ничего лишнего. А то ведь действительно могут быть последствия. 1 января 49 г. до н.э. римский сенат потребовал от Юлия Цезаря распустить легионы, с которыми тот покорил Галлию. Цезарь вместо этого перешел со своим войском речку Рубикон, родил крылатое слово по этому поводу и в конце концов прикончил Республику, а с 1 января 46 года до все той же нашей эры повелел Новый год встречать именно в этот день введенное им юлианского календаря. 1700 год в Расее Петр Алексеевич Романов в припадке цезаризма также решил встретить 1 января, «как и все люди»; это был символический политический жест, знаменовавший затеянную им «модернизацию» Московщины, которая, как известно, известно к чему привела. В 1957 году в этот день американцы в соответствии с планом Drop Shot гипотетически собирались осчастливить жителей СССР тремястами атомными бомбами. 1 января 1959 года великий кубинский comandante устроил революцию на Кубе, дав повод для поговорки: «Ну что можно сделать хорошего на следующий день после Нового года? – Разве что революцию». Ровно через два года Никита Хрущев нежданно-негаданно ввел денежную реформу, которая для советских граждан была ненамного меньшим злом, чем ядерный удар по плану Drop Shot. В 1972 году в Советском Союзе в этот день утверждается воинское звание «прапорщик», что очень скоро приводит к дискредитации любого воинского звания в этой стране, деградации армии, а вместе с ней – государства и общества, в котором этих самых прапорщиков – «не по званию, а по душе» – расплодилось слишком много. Одним словом, чего только не вытворишь с новогоднего бодуна. Мы тоже оказались не совсем лыком шиты: в 1654 году 8 января Переяславскую раду провели (последствия давно, далеко и печально известны) – а 8-го потому, что, видимо, с 1-го по 7-е просто никаких сил и возможностей не было народ козацко-православный хоч до якоїсь тями привести. А может быть, и не стоило никого приводить до тямы? Пусть бы люди себе радовались жизни в меру сил…

Нет, праздновать и радоваться жизни мы, разумеется, еще о! как могём, но снова-таки как-то не так, на грани краха цивилизации или летального исхода для многих отдельно взятых людей (как пел «навесні» Олег Скрыпка, «затанцюю радісний, зрадію до смерті»). Мы народ в целом вроде бы православный восточного обряда, несмотря на разнообразие патриархатов и экзархатов, поэтому вполне могли бы ограничиться, кроме светского и всемирного Нового года, 7-м  января. Но не тут-то было: мы еще – народ, цепко держащийся за традиции, особенно если эти традиции предполагают алкоголизацию организма и всей страны, так что невозможно становится обойтись ни без «Старого Нового» года, ни, если уж быть последовательным, без Крещения. Помимо этого, мы ведь «горда та елегантна європейська нація», а потому, чтя отсталый юлианский календарь (при том что и греко-католики на него опираются), всегда готовы проявить солидарность с европейцами-американцами и помочь им как следует справить их Рождество (а ну как у них кишка тонка в одиночку выполнить эту миссию?). В итоге мы каждый раз из года в год доказываем беспрекословную справедливость поговорки, растиражированной в свое время любителем фольклора и возлияний Юрием Луценко: «Від Різдва по Іордан – український рамадан» – не учитывая, однако, странное с точки зрения православного ортодокса отношение к спиртным напиткам в странах рамадана. По причине этого недоучета мы, вместо того, чтобы обеспечить за рождественско-новогодний цикл четверть годового товарооборота, обеспечиваем практически столько же случаев острого и тупого алкогольного опьянения, смертельных и прочих несчастных случаев, смертоубийств и насилия на празднично-бытовой почве, разводов и безвестных пропаж, аварий на дорогах и в мозгах, оказываясь впереди планеты всей в фарватере самого мощного ледокола в мировом алкогольном океане – России. Мешая, между прочим, Януковичу В.Ф. выполнять очередное свое обещание – довести количество граждан Украины до 50 млн. ртов. Ну, в конце концов это бы ладно: жизнь у многих если не в материально-финансовом, то в морально-психологическом плане такая, что и впрямь остается только «зрадіти до смерті», до полного карачуна, и «передати по радіо: “Прощай, рідна Батьківщино”». Но ведь и так, «с гибельным восторгом», порадоваться не дадут. Потому что если всех нормальных, пусть, может быть, не таких «элегантных», как «моя нація», странах в этот период наступает политическое затишье (хотя когда там вообще происходят политические бури?), у нас оно, будучи формально объявленным (даже на два дня раньше официального окончания парламентской сессии, за что Рада проголосовала 232-мя голосами примерно четырех десятков присутствующих в пленарном зале депутатов), перерастает в политическое удушье – не в том смысле, что нас буквально душат, а по причине душной атмосферы, безнадежно испорченной грядущими выборами, текущей предвыборной кампанейщиной и всей этой одуряющей половой, которой все непосредственные участники и «инженеры-технологи» процесса стремятся набить нам мозги.

Складывается впечатление, что мы уже пять лет живем в ситуации безнадежно спрофанированного праздника – праздника, который остается таковым лишь для тех, кто политические выборы превратил в единственно возможный для страны способ существования. Заметьте, в 2004 году выборы предполагалось провести в разумные сроки, чтобы Новый год «країна зустріла з новим президентом» (таким образом у нас хоть что-то было бы новое). Первый тур состоялся 31 октября с, мягко говоря, неожиданным не только для власти, но и для скептиков-абсентеистов результатом, после чего 21 ноября еще была надежда устаканить ситуацию к Новому году, но тут разразилась Помаранчевая революция, и трехнедельное стояние народа отбросило дату к 26 декабря, когда уже пора вовсю готовиться к празднованию, выговаривать себе отгулы в течение всего января, закупать продуктов как перед войной и т.п. Впрочем, если бы кое-кто из тех, кого нынче называют юлеботами, юлефанами и юлезомби, отважились-таки на штурм всех зданий правительства вкупе с вокзалом, телефоном и телеграфом, возможно, уже тогда бы мы смогли встретить Новый год без оглядки на политику, а в нынешних выборах потребность попросту бы отпала, ведь не Ющенко в итоге все эти боты, фаны и зомби внесли бы на рекламных щитах в Мариинский дворец. Але ж не так сталося, як гадалося, и 26 числа состоялся «третий тур» выборов, за которым тотчас же последовало обжалование со стороны ПР, так что на самом кануне Нового года довелось наблюдать только в Украине возможное зрелище – поздравление одновременно от трех президентов Украины – уходящего, как Старый год, Кучмы, и двух подвисших в состоянии неопределенности – Ющенко и Януковича. В итоге инаугурация почти через месяц и после крещенской купели в Феофании. В этом году еще веселее: БЮТ проталкивает постановление о проведении выборов 31 октября, но Конституционный Суд отказывается признавать его правомочность, Геннадий Москаль и Андрей Шевченко (который из БЮТ, а не «Милана»–«Челси»–«Динамо»–сборной Украины) предлагают даты соответственно 22 ноября и 27 декабря (ну, разве не déjà vu?), велемудрый Литвин выдвигает проект проведения выборов 17 января, еще кое-кто тянет до 31 января, а в закутках высказываются соображения о том, что можно и до мая при известных условиях дотянуть. Но тут не нужно быть ни гадалкой, ни выдающимся правоведом, ни даже дважды головой Верховной Рады, чтобы понять: снова сработает логика (судьба?) приурочения выборов к украинскому рамадану, причем ближе к концу его, когда количество избирателей по указанным выше причинам изрядно подсократится, а количество существ, способных осознанно сделать свой выбор, и вовсе сведется к минимуму. И вновь нам, очевидно, предстоит под Новый год выслушивать тройное (это в лучшем случае) поздравление от президента, премьера и «лидера оппозиции» – первого с лекцией о том, «яка вона кака», второй с очередным заверением в том, «яка вона цяця», а третьего – с мучительным чтением с прозрачного экрана суфлера какого-то «немножко по-дебильному» составленного текста про христианские засады морали реальных пацанов и с явным желанием сказать то, что давно наболело – «шо все они казлы». И далее в том же духе до самой Водохрещи. Но, может быть, достаточно? Может быть, пора уже сказать всем этим благодетелям цитатой из Азарова: «Да пошли вы… Дайте водки выпить и запить ее шампанским. И не мешайте нам больше радіти до самої смерті»? Карачун на вас на всех!

P.S. Заразная (не только грязная) все-таки это штука – политика. Вот и Барак Обама пообещал не уезжать на свои родимые Гавайи в рождественский отпуск, пока американский конгресс не примет предложенный им законопроект по реформированию системы здравоохранения. С одной стороны – вроде бы со старыми долгами в Новый год хуже, чем со свиным рылом в калашный ряд. С другой – был-таки повод повременить с президентским отпуском, пока не поймают какую-то ненормальную, которая пообещала убить во время этого самого отпуска Мишель Обаму и полвзвода морпехов, если те вздумают оказывать сопротивление и защищать своими телами тело первой леди. Ненормальную поймали, но Обама все равно настаивает на своем. В связи с этим у меня заронилось подозрение. Раньше неоднократно в СМИ муссировалась информация о том, что Обама – тайный мусульманин. Теперь может оказаться, что он – еще и тайный украинец.