dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 18 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Традиции парламентского мордобития

Традиции парламентского мордобития

Традиции парламентского мордобития

– …Сер Арчібальд поцупив за чуприну мілорда Річарда,

Сер Норфольк від**здив сера Джона:

Ця х**ня зоветься "демократія"… 

Лесь Подерв’янський "Король Літр" 

Мы не зря вынесли подобную не совсем цензурную, или, лучше сказать, "не вполне парламентскую", цитату в эпиграф нижеследующей статьи – по-нашему, сугубо субъективному мнению, она наиболее кратко и емко отражает нынешнее положение дел в современном украинском (да, впрочем, и не только украинском) парламенте и культуре взаимоотношений между народными избранниками в процессе непростых политических дебатов.

Дерутся везде (географически) и все (политически). Впору вспомнить опять-таки цитату из классических "Трех мушкетеров": "– Портос, почему вы деретесь? – Я дерусь, потому что дерусь!.." И никаких гвоздей. Может, им чего-то не хватает? Интеллекта, интеллигентности, аргументов, на крайний случай? Или "так исторически сложилось"? Предлагаем совершить краткий экскурс в историю политических баталий и совместно придти к необходимым выводам.

В принципе, в парламентах дерутся, наверное, столько же, сколько они существуют. Во всяком случае, во Франции традиции депутатских драк восходят к Конвенту, а британский законодательный орган в свое время так страдал от битв и в Палате лордов, и в Палате общин, что в его уставе по сей день существует норма наказания за потасовки на рабочем месте – лишение права посещать здание парламента в течение месяца с вытекающим оттуда сокращением заработной платы.

Недавняя драка в парламенте Эквадора едва не закончилась трагедией. Один из законодателей неожиданно достал пистолет и уже намеревался выстрелить, но в конфликт вмешалась охрана. Потребовалось немало усилий, чтобы конфисковать у политика оружие. Беспорядки в конгрессе Эквадора – не редкость. По мнению наблюдателей, "поведение парламентариев характеризует общую политическую ситуацию в стране".

Регулярные драки происходят в парламентах Тайваня, Японии, Южной Кореи и других государств Юго-Восточной Азии. Выясняя отношения, народные избранники нередко применяют приемы из арсенала восточных единоборств.

По версии Дарьи Гусевой, ресурс vremya.ru, топ лучших депутатских драк начала XXI века выглядит следующим образом:

В середине марта 2005 года в парламенте Сомали произошло грандиозное побоище. Депутаты этого органа, вынужденные заседать в Кении, устроили массовую потасовку, избивая друг друга кулаками и стульями. Парламентарии, проигравшие голосование, расколотили урну для бюллетеней и смело напали на представителей большинства.

В июле 2004 года в парламенте Шри-Ланки случилась массовая потасовка. Президент страны Чандрика Кумаратунгу заявила, что министр торговли обвинил ее в попытке покушения на премьер-министра. После этого оппозиция призвала к отставке министра торговли, началась драка, и заседание парламента пришлось прервать на целый час.

12 марта 2004 года в парламенте Южной Кореи обсуждался вопрос об импичменте президента страны Но Му Хена. Сторонники главы государства из числа депутатов пытались не допустить обсуждения этого вопроса, однако служба безопасности выкинула буянов из зала заседаний.

31 октября 2001 года подрались около 20 депутатов индонезийского парламента. Группа народных избранников требовала права организовать собственную фракцию, но спикер парламента отклонил просьбу. Тогда, немного побросавшись дыроколами и обругав противников, две противоборствующие депутатские группы сцепились друг с другом.

В апреле 2000 года произошла массовая драка в нигерийском парламенте. Скандал начался с того, что президента страны Обасанджо обвинили в подкупе депутатов. Деньги, якобы предназначенные для подкупа, были разложены на столе в зале заседаний. Когда сторонники президента решили доказать правоту своего лидера кулаками, банкноты разлетелись по всему помещению.

По словам журналиста Михаила Виноградова (izvestia.ru): "…Во многих парламентах зарубежных государств "кулачные бои" стали своего рода традицией. Безусловный лидер в этом отношении – Турция. Местному законодательному собранию принадлежит абсолютный рекорд – убийство депутата. В начале февраля 2001 года произошла стычка между двумя депутатами. Один из них ударил коллегу в грудь, в результате чего тот скончался. "От сердечного приступа", – констатировали врачи. Часто парламентарии применяют в драках "подручные средства". Так, грузинский депутат Петре Цискаришвили ударил своего коллегу Давида Саганелидзе кастетом по лицу.

Впрочем, всегда интересней, когда события связанны с родными пенатами.

Будто бы поговаривают, что парламентские драки как вошли в моду с середины девяностых с легкой руки "соседского" Владимира Жириновского, так из нее и не выходят. Исторически это не правильно. В.О.Ключевский в монографии "Боярская дума Древней Руси" приводит такой вот пример:

"… в малолетство Грозного, в годы боярского самовластья, когда раз бояре среди самого заседания думы в Столовой избе "взволновались между собою" перед великим князем, схватили его любимца Воронцова, били его по щекам, оборвали на нем платье, не убили его только по просьбе великого князя, пинками вытолкали его из дворца и наперекор просьбе государя "приговорили" сослать избитого советника на Кострому."

И еще: "Когда в 1661 г. в Москву пришли вести о поражении Русских Литвой, царь созвал думу, чтобы обсудить, что делать. Тесть царя Милославский вызвался стать во главе царских полков, обещая привести польского короля пленником в Москву. Вспыльчивый царь вышел из себя от такого нахальства. "Ах, ты такой-сякой! с чего это ты взял хвастаться своим искусством в ратном деле? какие твои подвиги против неприятеля? смеешься ты что ль надо мной? пошел вон отсюда!" С этими словами Алексей вскочил с своего места, дал старику пощечину, надрал ему бороду, пинками вытолкал его из палаты и захлопнул за ним дверь."

Ну, самодержец – что тут поделать. Царь он и есть царь. Однако, как известно, в парламенте Англии – страны одной из самых древних традиций конституционной монархии и демократических форм правления – оппоненты плевались друг в друга, кололи шпагами. В этих целях в парламенте отодвигали друг от друга скамьи "противоборствующих" представителей (на две вытянутые руки со шпагой), а потом и на случай, чтобы трудно было до оппонента доплюнуть.

Среди законодателей нынешней "боевой" моды чаще всего называют парламенты африканских и латиноамериканских стран. Горячие темпераменты плюс политическая нестабильность творят "чудеса". Не отстают от "лучших домов" и постсоветские страны. Политическими бойцами богато Закавказье. То в Азербайджане лидер партии "Современный Мусават" Хафиз Гаджиев набрасывается на конкурента в ходе предвыборных теледебатов, то в Грузии лидер лейбористов Шалва Нателашвили, подозревая президента Михаила Саакашвили в краже предвыборных технологий, вызывает того на дуэль путем метания двух перчаток сразу. Однако одними из интереснейших по традиции (нашей, исконной) считаются бои в российской Думе.

Гордое звание "лучшего из лучших" по праву принадлежит депутату Жириновскому. Владимир Вольфович прославился на этом поприще еще в начале девяностых и не сдает позиции до сих пор – драка с доверенным лицом кандидата в президенты РФ Игоря Богданова после предвыборных дебатов в феврале 2008 тому подтверждение. Но и помимо "сына русской и юриста" земля русская настолько богата богатырями, что комиссия по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики Государственной Думы периодически впадала в отчаяние. Правда, с установлением пропутинского абсолютного большинства в парламенте стало поспокойнее. Настолько, что отдельные политики даже сетуют: не здорово это. "Мне кажется, что лучше бы уж депутаты дрались, чем занимались, тем, что происходит в нашем парламенте. Он просто в лучшем случае заснул, а в худшем – помер как парламент", - считает депутат Владимир Рыжков.

Аргументация противников политических драк лежит на поверхности: нецивилизованно, часто противозаконно, этически недопустимо и, наконец, просто некрасиво. Те же, кто относится к явлению со снисхождением, обычно упирают на политцелесообразность, а заодно – и на давность традиций и широту их распространения.

Довольно изобретательными в плане организации драк оказались члены Верховной рады Украины. Парламентарии за годы работы приобрели неоценимый опыт в штурме трибун, президиума, балконов и других возвышенностей.

За шестнадцать лет независимости Украины в зале заседаний Верховной Рады произошло более полусотни депутатских драк и потасовок. Представители различных политических сил награждали друг друга пинками и синяками, рвали рубашки, пиджаки и галстуки.

Как принято считать, первая серьезная драка в стенах Верховной Рады произошла в 1989 году, когда двое тогдашних депутатов – Куценко и Крючков – с помощью кулаков выясняли отношения в кулуарах. Тогда Крючков подлетел к Куценко и стал срывать ему значки, и едва не сорвал с него значок народного депутата СССР.

Эта потасовка вошла в историю, поскольку именно после нее было осуществлено первое и последнее наказание за драку в стенах Верховной Рады: парламент постановил не допускать Куценко на заседание за неджентльменское поведение.

Одна из наиболее известных перепалок произошла 12 декабря 2002 года. Тогда представители одной фракции пошли на штурм балкона, где засели их противники, оказавшие ожесточенное сопротивление.

Как подчеркивает интернет-ресурс korrespondent.net, сегодня парламентские баталии охотно транслируют все отечественные телеканалы. Такие зрелища, говорят специалисты, неадекватно влияют на сознание обычных зрителей.

Психолог Юрий Ирхин поясняет, что драка как таковая для цивилизованного общества не приемлема. "Они не имеют права таким вот образом себя вести, тем более на них смотрит вся страна, а они лицо этой страны", – отметил Ирхин.

В свою очередь журналист Дмитрий Понамарчук с ностальгией вспоминает некоторые  эпизоды из жизни парламентских хулиганов. "Хорошая была драка, которая переросла в плевки Бродского в Кендзьора. Это было в третьем созыве. Все хорошо помнят историю, когда Марченко побил на втором этаже депутата Мовчана. Марченко влепил ему по-настоящему, Мовчан упал, а Наталия Витренко ногой тоже добивала. Создали комиссию, но оно так ничем и не закончилось", – рассказывает Понамарчук.

Юрий Ключковский, народный депутат от НУ-НС, также не видит в подобной эмоциональности ничего зазорного. "У нас обостренно воспринимаются такие явления, как стычки возле трибуны между депутатами. Я не знаю такого парламента, где такое не происходит", – уверяет нардеп.

Согласен с коллегой и Александр Ефремов, член регламентного комитета Верховной Рады. "Что касается излишне эмоционального поведения, то мы видим это почти во всех странах. В Японии ломают стулья друг другу на голове. Это неизбежный процесс тех эмоций, которые аккумулируются в зале", – поясняет он.

В то же время юристы вынуждены признать, что наказать депутатов-хулиганов практически невозможно.

Теоретически, наибольшим наказанием для депутата-дебошира называют временный запрет посещать сессии парламента. Впрочем, на практике такое случается редко.

Среди самых "боевитых" украинских политиков почетные места регулярно занимает Нестор Шуфрич. Он умудряется быть фигурантом едва ли не всех громких драк последних лет. Без Нестора Ивановича не обошлась ни защита экс-губернатора Закарпатья Ивана Ризака от "люстрации" (правда, Тамаре Прошкуратовой досталась более выигрышная роль с приковыванием себя к кровати объекта спасения), ни отстаивание интересов Николая Рудьковского (когда нога парламентария пострадала от автомобиля, оставшегося безнаказанным), ни просто рядовые парламентские драки. Подготовка к публичному бою с полковником Гелетеем – всего лишь логичное развитие событий. Политикам, изначально прославившимся под грифом "одиозный", нужно трудиться над сохранением имиджа, как бы странно это не выглядело.

В контексте драк время от времени всплывают имена различных политиков (Владислава Лукьянова, Евгения Червоненко, Юрия Соломатина, Леся Танюка, тех же Григория Суркиса, Степана Хмары да и многих других). Но такое паблисити, как Юрию Луценко, не досталось никому. По сути, загадочная драка (или избиение – над этим трудятся лучшие умы Генпрокуратуры) между министром внутренних дел и столичным градоначальником довела ситуацию с политическими битвами до абсурда. После январских событий следовало либо притормозить практику раз и навсегда (Юрий Витальевич имиджево мог и выиграть от красивого ухода в отставку, но он сделал ставку на другие ключевые моменты пиара), либо окончательно признать: у украинского политикума проблема по типу трудностей детсадовской группы – детишки дерутся слишком часто. Но сенсация была спущена на тормозах, а сейчас Ю.Луценко был вынужден подать прошение об отставке с занимаемого поста из-за обвинений в скандале и дебоширстве в аэропорту Франфурта-на-Майне. Что это – новый виток пиара или безысходность?..

Завершая тему "кулачной демократии", хотелось бы обратить внимание на выдержки из мнений различных популяризаторов и аналитиков определенных взглядов на развитие демократических тенденций в парламентах.

Неплохо, как по нам, охарактеризовала "политические драки" в своей аналитической статье Ксения Сокульская (podrobnosti.ua), озаглавленной точно так же:

"Словосочетание "бои между политиками", казалось бы, должно вызывать ассоциации со сложным ходом предвыборной кампании, с рейтинговыми гонками или с противостоянием представителей разных ветвей власти… И вызывает. Иногда. Ведь в большинстве случаев слова "политическая драка" понимаются буквально: политики вновь обратились к мордобою.

Что такое политическое противостояние "по-взрослому" вроде бы неплохо представляют все: поочередные выступления с парламентской трибуны, прения вокруг каждой поправки к свежепринятому в первом чтении закону, трудные, но результативные (или нет) голосования… А после этого: пресс-конференции, выступления чиновников, статьи политиков в прессе, где они аргументировано хвалят или критикуют президентские/премьерские указы… К счастью, описанная ситуация находится по эту сторону грани с фантастикой, но проявления "цивилизованного подхода" в поведении политиков случаются далеко не всегда. К восторгу публики, порой в сессионном зале или за его пределами бывает, мягко говоря, не скучно. Украинские власть имущие оставляют за собой право на толкотню, тычки в спину, а порой и на масштабное "битие лиц" (или иных мест, "которыми может гордиться каждый мужчина"). Таким методом проблемы не решить, зато можно получить массу удовольствия если не от самого процесса, то в ходе его созерцания.

Безусловно, "так жить нельзя", но из года в год ситуация не меняется.

Причем к собственно парламентским боям в Украине все уже давно привыкли. С одной стороны, они проявление общей политической незрелости народных избранников (проще решить вопрос силой). Заодно драки – это еще и проявление стремления к дешевому пиару. Хороший пинок или подножка, не говоря уже об экзотике вроде кражи депутатской карточки, - верный способ зарезервировать себе место в вечернем выпуске новостей. С другой стороны, та же межфракционная куча мала – это эффективный метод блокирования работы парламента. И хотя препятствование принятию каких-либо решений путем срыва пленарных заседаний – путь более чем сомнительный, но достойную альтернативу ему в Верховной раде пока не изыскали. И все острые моменты 2008 года – тому доказательство.

Еще одна технология политических драк – это случайные массовые потасовки с участием "первых лиц". Один из самых известных и скандальных моментов ратной славы депутатов – это местные выборы в Мукачево в 2004 году. И хотя подобные инциденты случались и до этого, но после упомянутых печальных событий использование боевой единицы "нардеп" (точные тактико-технические характеристики до сих пор не известны) приобрело впечатляющие масштабы. Свежи в памяти народной штурм здания ЦИК в октябре 2004 года; события лета 2005-го, когда депутаты-"эсдеки" пытались спасти "региональных" узников совести; захват здания Генпрокуратуры в мае 2007-го, попытки отбить Николая Рудьковского у правоохранителей в феврале 2008-го… Краткий перечень не отражает всей "красоты картины" – депутаты уже давно практикуют ввязывание в сомнительные ситуации, размахивая во все стороны своим неприкосновенным статусом. В большинстве случаев парламентарии оказываются в выигрыше – трудно противостоять людям, которых и оттолкнуть-то безнаказанно нельзя. Но иногда и им достается.

Как мы уже упоминали, первая украинская "рада-битва" датируется 1989 годом, но широкое распространение бои получили к середине девяностых, пройдя через несколько апогеев – в 2003, 2005, 2007 и, наконец, зимой 2007-2008. Но, если в европейских парламентах народные избранники успели поуспокоиться, а случающиеся порой инциденты имеют разовый характер, то украинцам до такого спокойствия далеко. Возможно, все дело в незрелости политической системы, и через сотню-другую лет все поправится. Если тлетворное влияние не помешает.

Время от времени акты рукоприкладства "случаются" с политиками любых стран, но далеко не везде политические драки стали старой недоброй традицией. Апологеты идеи парламентского мордобоя любят приводить в пример благополучную и цивилизованную Японию, где стены высшего законодательного органа видели даже кровопролитные потасовки. Выделяется среди прочих стран и Тайвань, где депутаты вдохновенно дерутся уже добрых два десятилетия, правда, в последние годы, судя по негромким признаниям, бои имеют в основном постановочный характер.

Знатные драчуны по понятным причинам становятся героями средств массовой информации. Если для них – пиар, то для медиа – инфоповод и яркая картинка. По самому большому счету, в том, что народные избранники все чаще решают разного рода проблемы своими руками в буквальном смысле, есть определенная вина и журналистов, и восторженных зрителей. Но тяга к сенсациям неистребима, а потому – "маємо те, що маємо".

Проблема в том, что парламентские драки – это своего рода "рабочие будни", от участия в которых мало кто застрахован. В толкотне под трибуной могут помять и миролюбивого депутата, а "штурмовые бригады" просто чаще становятся героями новостей, попадание в которые может случиться с каждым. Ответить ударом на удар, заступиться за честь дамы (чем отличался Степан Хмара), наступить на ногу агрессору (трогательная история с каблуком Юлии Тимошенко и туфлей Григория Суркиса запомнилась надолго) – ничто человеческое власть имущим не чуждо. А вот стремление сделать себе имидж на рекламировании боевых заслуг достойно порицания"

Кроме того, хотелось бы обратить внимание на выдержки из статьи "Парламентский кризис на Украине: Слезы, драки и измены" ("Tygodnik Powszechny", Польша) Малгожаты Ноцунь и Анджея Бжезецкого, которые интервьюировали Владимира Фесенко - украинского политолога, директора Центра Политических Исследований "Пента". Она была опубликована еще в 2006 году, однако ситуация, как нам видится, мало в чем изменилась.

"– Как назвать то, что сейчас происходит в Киеве? Являются ли драки в парламенте частью демократии или компрометацией украинских политиков? А может, – как утверждают некоторые – это уже контрреволюция?

– То, что произошло за последние недели на Украине, это парламентский кризис. Однако если политикам не достанет доброй воли, то страну может охватить глубокий политический кризис. Сейчас идет серьезная битва нервов; победит тот политик, который лучше сыграет на нервах оппонента.

Принимая во внимание всевозможные варианты развития этой ситуации – то ли политики придут к компромиссу, то ли дело дойдет до досрочных выборов – стоит помнить, что такие вещи, как драки в парламенте и блокирование трибуны, уже были в истории Украины. И поэтому я не вижу никаких предпосылок, чтобы говорить о контрреволюции…

– Отдают ли украинские политики себе отчет в том, что скандалы в Киеве могут сильно повредить имиджу их страны в мире и подорвать кредит доверия, заработанный в последние годы?

– Боюсь, что они не сознают этого. Впрочем, это их беспокоит в последнюю очередь. К сожалению, большая часть наших политиков бьется в эти минуты за защиту своих частных интересов или интересов групп, которые они представляют. Конечно, это также борьба за реальную власть, за должность премьера, а в перспективе – и за кресло президента. При этом никто не обращает внимания на репутацию. Такую позицию демонстрируют как Юлия Тимошенко, так и Виктор Янукович…

– Кое-кто ищет причины такого поведения украинских политиков в "казацкой душе" – ментальности, которая заставляет лавировать, не держать своего слова. Все казацкие атаманы подписывали договоры сразу с несколькими государствами и ни одно из них не хотели уважать.

– Подобный исторический опыт есть не только у Украины, но и у Польши. Причины разделов Польши в XVIII веке также кроются в психологии. Боюсь, что в этом аспекте мы не сильно отличаемся друг от друга. Конечно, украинские интеллектуалы ищут сегодня такие исторические и культурные параллели. Приводят примеры сражений Богдана Хмельницкого, которые в результате привели к присоединению Украины к России. Взывают также и к легенде Гражданской войны 1921 года, к батьке Махно.

И то, что происходит сейчас в парламенте, по сути своей напоминает сражения, которые устраивал анархист Махно.

На Украине каждый политик знает, что может не придерживаться договоренностей, обманывать партнеров по коалиции. Что-нибудь пообещать, и пойти дальше, не оглядываясь на обещания. В последнее время среди политиков переживает ренессанс популярности выражение "кидалово", почерпнутое из жаргонного языка советских времен и обозначающее обман кого-либо. В результате все это приводит ко все более углубляющемуся скандалу и расколу. Причина проста: политики себя не уважают.

Но с некоторого момента украинская политика все меньше ассоциируется в обществе с великими конфликтами прошлого, она все больше становится похожей на мыльную оперу. Словно в бразильском сериале – есть у нас любовь, измены, драки, слезы, проклятия, разводы. Часть украинцев еще интересуется этим сериалом и следит за ним, а часть уже совершенно не обращает внимания на нашу политическую жизнь…"