dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 19 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Уличная подтасовка

Уличная подтасовка

Владимир Канаш

Печатные и электронные средства массовой информации Украины вразнобой сообщили о переименовании шести киевских улиц и одной площади. При этом уточнялось, что речь, собственно, идёт не о переименовании, а о возвращении исторических имён. Решение это, как обычно, было принято на заседании городской комиссии по вопросам наименований и памятных знаков, а далее должно быть утверждено на сессии Киевсовета. Что ж, событие вроде бы ординарное: и до сих пор перименования в Киеве (да и в столице ли только?!) проходили время о  времени, но всегда непоследовательно, в рваном ритме и преимущественно без учёта мнения общественности.

Лукавая формулировка – возвращение исторических имён – прикрывала на самом деле политические и идеологические  цели. Разве «советская» улица Ленина  в Киеве прежде называлась Богдана Хмельницкого? Даже в послевоенные года старые киевляне нет-нет да и упоминали старое название — Фундуклеевская. Но Иван Фундуклей, который был киевским гражданским губернатором в течение 13 лет (1839 — 1852 гг.), хоть и оставил по себе добрую память как государственный деятель, а ещё более как меценат, благотворитель, издатель и учёный, но, оказывается, имел отношение к аресту в 1847 году Николая Костомарова и Тараса Шевченко, ибо как высокий чиновник должен был выполнить указание, полученное из Петербурга. Нынешняя наша топонимика по своей ангажированности вполне сравнима с советской, и потому справедливое возвращение  исторического названия в этом и многих других случаях не состоялось.

Просто десятки названий, бытовавших в Киеве в ХІХ и в начале ХХ веков, были проигнорированы упомянутой комиссией по той лишь причине, что имели отношение к имперскому прошлому: чем не большевистский подход?! Но есть и немало других примеров, когда выясняется, что имперское прошлое не при чём. Улица Горького, бывшая когда-то  Кузнечной, переименована в Антоновича. Улицу Артёма пытаются переименовать в Січових стрільців, хотя   в досоветское время имела вполне приемлемое для всех название Львовской. Улица Урицкого в ХІХ веке именовалась Игнатьевской, но принцип возвращения исторических имён и здесь был проигнорирован. Кстати,   нынешней улице Ветрова в числе шести других упомянутая комиссия   возвращает прежнее название, но почему-то с поправкой: вместо Назарьевской, каковой она была, предлагается Назаровская.

Есть и вполне анекдотические казусы. Ушли в небытие названия улиц Карла Либкнехта и Розы Люксембург, что вполне объяснимо. Но почему же осталась  непереименованной улица, названная в  честь другого немецкого коммуниста Эрнста Тельмана, которая со средины позапрошлого века именовалсь Немецкой (поскольку вела к немецкому кладбищу)?

Переименование улицы Январского восстания в улицу Ивана Мазепы инициаторы этой явно политической акции объясняли тем, в частности, что на этой улице располагался Никольский военный собор, сооружённый на средства гетмана Мазепы. При этом забывают (а скорее умалчивают), что улица эта имела историческое название Никольской, которое и следовало восстановить.    А возникло оно потому, что улица вела к Никольскому больничному монастырю, основанному в ХІІ веке лаврским монахом (бывшим  князем черниговским Святославом) Николою Святошей. Но что нам какой-то инок, служивший после пострига из князей в монахи привратником в Печерской обители! Сейчас нам важнее Мазепа.    

Сочувствую членам комиссии, которые вынуждены блуждать в лабиринтах сочетания несочетаемого. А дело-то в том только, что в основу практики перименования не был положен основной принцип – возвращать исторические названия безо всяких исключений. Так поступили в Москве, и, скажем, улице Пушкинской вернули её название Большой Дмитровки, хотя Пушкин в симпатиях к коммунизму замечен не был и до сих пор для россиян остаётся «их всем» и никакого идеологического или политического компромата на него не собрали.

Дело, понятно, не ограничивается киевскими холмами. Есть город Кировоград, и  трудно найти хоть какой-то аргумент для сохранения такого названия: ведь С. М. Киров к этому городу ни малейшего отношения не имеет. Город был основан в 1754 году как крепость св. Елизаветы, а императрица, чье имя — Елисаветград –   закрепилось за ним, была известна тем, что  восстановила (увы, на время) украинское гетманство, хоть и не без  "лоббирования" со стороны своего фаворита Кирилла Разумовского.

Ещё одна история, но уже с другим подтекстом. Город Червоноград Львовской области, который был заложен в конце XVII века воеводой краковским и коронным гетманом Польши Феликсом Потоцким и тогда получил название Кристинополя в честь его жены Кристины.  В  сентябре 1939 года в ходе разграничения между Германией и СССР в Кристинополь на короткое время вошли советские части, потом их заменил вермахт, а границу установили сразу за городом  по Западному Бугу. Вскоре после того, как в 1944 году советские войска выбили немецкий гарнизон из Кристинополя, в городе была установлена власть нового польского режима. По советско-польскому соглашению от 16 августа 1945 года Кристинополь вошел в состав Люблинского воеводства Польской Народной Республики. Весной 1946 года в условиях проведения печально известной операции  "Висла"  всё украинское население было выселено за Западный Буг и его приток Солокию или же депортировано на западные польские земли. Наконец, 15 ноября 1951 года по условиям нового соглашения о советско-польской границе Кристинополь вошел в состав Украинской ССР (к сожалению, без большинства прежнего населения)  и вскоре получил название Червоноград. Удивительно, но до сих пор вопрос о возвращении городу историческеого названия не решён, хотя в самом Червонограде переименованы все улицы с совеским подтекстом.

Как видим, в нашей топонимике царит полный хаос, как, впрочем, во многих других вопросах, связанных с историей. Методом перетягивания каната этих проблем не решить, но для других путей наше общество ещё не доросло.