dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Все ли «достижения» западной культуры нам необходимы?

Все ли «достижения» западной культуры нам необходимы?

Все ли «достижения» западной культуры нам необходимы?

Многовековое политическое, социально-экономическое и культурное наследие европейской цивилизации вызывает вполне обоснованное восхищение. Демократические институты власти, правовое государство, развитое гражданское общество, высокие социальные стандарты, передовая наука и технологии, ценности культуры и искусства – все это и многое другое стало общепризнанным весомым вкладом старого континента в копилку общечеловеческого достояния.

Не случайно, во многих сферах жизнедеятельности человеческого общества европейские нормы и стандарты стали примером и образцом для подражания многими другими странами на разных континентах. Не являются исключением в этом плане и восточнославянские по своей этнокультурной основе страны: Беларусь, Россия и Украина. Последняя положила евроинтеграционные устремления в основу своей внутренней и внешней политики. И действительно, у Европы есть чему поучится. Но вот все ли без разбору нам нужно перенимать у Западного мира?

Вопрос, скорее риторический, с одной стороны. Но, с другой, у части наших сограждан он может вызвать широкую гамму негативных реакций: от легкого скепсиса - до категорического неприятия. Что в свою очередь, объясняется социально-психологической аллергией на многолетние старания советской пропагандистской машины, которая неустанно твердила о «загнивании Запада». Помните, как в известной песне группы «Наутилус Помпилиус» «Гуд бай, Америка!»: «Нас так долго учили любить твои запретные плоды»?

Доминирующий стереотип «продвинутости» (активно поддерживаемый мощными СМИ) предполагает нынче уже некую противоположную заангажированность, когда любое несогласие с прелестями т.н. «западного образа жизни» или критика в его адрес воспринимаются как признаки косности, реакционности и отсталости.

Но стоит ли так безоглядно бросаться из одной крайности в другую? Во-первых, следует учесть, что пословица «Что русскому здорово, то немцу смерть» имеет и возвратное направление. Далеко не все новации в этико-моральной и правовой сфере, родившиеся, к примеру, в англо-саксонской и протестантской среде будут приемлемы в восточнославянских странах, где наиболее влиятельной конфессией традиционно остается православие. Во-вторых (что гораздо существеннее), некоторые «прогрессивные веяния» бросают вызов самоидентификационным основам самой же западной цивилизации, и являются, без преувеличения непосредственной угрозой для человечества в целом. Более того, они вызывают сопротивление и в самих западных странах, но с подозрительным упорством продолжают навязываться и лоббироваться влиятельными властными и негосударственными структурами этих стран.

Может, автор несколько сгущает краски? Нисколько. За примерами далеко ходить не надо. Легализация наркотиков и издание «Детской камасутры» (рекомендована с 5 лет) - в Нидерландах. Отмена уголовного преследования за инцест - в Швейцарии. Педофилия - это уже не отклонение, а почти норма в Канаде. В США – официальная отмена слов «отец» и «мать» в документах. В Германии – обязательная образовательная программа толерантности к геям... Увы сей, мягко говоря, достойный сожаления список «плодов прогресса» в сфере морали и права можно было бы продолжать еще долго.

Поэтому, ограничимся здесь рассмотрением лишь некоторых аспектов того, что вызвало к жизни столь шокирующие явления общественной жизни – идеологических истоков и практических результатов «гендерной политики». В Украине она преподносится как равенство человеческих прав, охрана детей, женщин и семьи. Что, впрочем, достаточно успешно могло бы осуществляться и с помощью другого политико-правового и просветительского инструментария, без использования теории гендера.

Если внимательно почитать любой «современный» гендерный учебник, то оказывается, что, согласно гендерной теории, человек рождается дву- или несколькополым и сам может выбрать — быть ему мужчиной, женщиной или принадлежать к иному полу. «Устаревший» термин «пол» (sex), существовавший для отличия женщины от мужчины, ООН и ЕС уже заменили на термин «гендер». В учебнике «Основы теории гендера» дается следующая, ясное дело, сугубо научная информация: «фиксируется как минимум 5 гендеров (полов)» — это женский, мужской, бисексуальный, гомосексуальный и транссексуальный, которые являются равными и должны быть приняты общественностью. Суть данной идеологии – в преодолении границы «обязательного разделения на мужчин и женщин» и в создании нового человека, свободного выбирать собственную половую (гендерную) идентичность, вне зависимости от биологической идентичности. Кто не согласен с этими законами, тот может быть наказан, в связи с новым антидискриминационным законодательством.

Одной из главных целей Евросоюза объявлено установление гендерного равенства, которое провозглашено также одной из восьми целей тысячелетия ООН. Важным достижением в деле защиты прав человека считается также «Декларация Организации Объединенных Наций по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности», принятая в 2008 году. Согласно ей, в частности, все общеобязательные документы, которые готовят в структурах ООН и принимаются на международном уровне, проходят гендерную экспертизу и основываются на позициях гендерного равенства. Кстати, Украина отозвала свою подпись под этим документом. Не подписали его также Россия, Китай и США.

В Декларации Европейского Парламента, которая была принята еще в 1998 году, указано, что парламент «не даст своего согласия на вступление в ЕС стране, которая своими законами или политикой нарушает права геев и лесбиянок». В Лиссабонском договоре (от 01.12.2009), который заменяет Конституцию ЕС, в статье 5b указано, что в своей политике и деятельности Евросоюз должен бороться с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации. А 24 ноября 2010 года Европейский Парламент уже объявил о своем намерении «укреплять семью» и обязать каждую страну — члена Евросоюза к обязательному узакониванию «однополых браков» или гомосексуальных гражданских партнерств не зависимо от ее законодательства. В этом случае существует очевидный риск для подрыва суверенитета государств — членов ЕС в области семейного права и в частности определения норм брака в своей собственной стране.

В Украине уже создано множество гендерных правительственных и неправительственных организаций, проектов, Центров, и кафедр. Украина принимает «гендерные» законы, получает «гендерное» финансирование и на государственном уровне пропагандирует гендерную идеологию.

Между тем, современные украинские законы обеспечивают полное равноправие мужчин и женщин (по крайней мере, в правой плоскости, так как причины фактической неравности лежат, преимущественно, в социально-экономической сфере) в рамках традиционных ценностей, согласно которым женщина была создана как женщина, а мужчина - как мужчина.

Гендерное равенство же слепо отрицает естественный характер такого разделения и утверждает, что мужчина, например, может свободно выбирать, хочет ли он быть мужчиной или женщиной (или выбрать другой пол-гендер), и по его желанию ему в личные документы должны записать, что он - не мужчина, а женщина. Согласно гендерному равенству, необходимо ликвидировать обращение «господин» и «госпожа», потому что это является признаком гендерной дискриминации.

Одновременно в Европе вводится запрет на обращение к родителям - «папа» и «мама», - потому что это, якобы, пережиток «гендерных стереотипов», когда мужчина назывался мужчиной, а женщина - женщиной, мама - мамой, а папа - папой. О том, что в Украине также нужно ввести понятие «один из родителей», что позволит распространить формы реализации права на отцовство за пределы понятия «мать» и «отец», говорилось на гендерной конференции в Харькове, проведенной 25.09.2010 г. Там же шла речь о необходимости «нормативного уравнения в правах всех, независимо от сексуальной ориентации и гендерной идентичности».

Такие «устаревшие гендерные стереотипы», согласно гендерной политике, нужно устранить и как можно быстрее. В деятельность по осуществлению этой цели должны быть вовлечены практически все министерства Украины. Насаждаемая государственная гендерная политика преподносится, как проводимая исключительно в интересах самих женщин, а также как защищающая институт семьи. Но на самом деле, одной из целей таких реформ является как раз уничтожение традиционного института семьи, продвижение и легализация гомосексуальных отношений.

Так, например, сами гендерные теоретики, в частности, сотрудница Гендерного информационно-аналитического центра «Крона» Ольга Плахотник, считают, что, если на государственном уровне поддерживать консервативную модель семьи («ответственные отец и мать живут в официальном браке, не делают абортов и рожают двух и более детей, возрождая тем самым «традиции украинского народа» и «институт семьи»), то это сводит семейную политику до противоположности идеи гендерного равенства. То есть, налицо противопоставление традиционной семьи и гендерной политки.

Еще 8 сентября 2005 года в Украине был принят закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» № 2866-IV. В этом законе употребляется термин «гендер». Тогда, Президент Украины подписал документ, в который вошло понятие, в то время еще точно юридически неопределенное. В 2005 году, когда депутаты принимали этот закон, термин «гендер» рассматривался в его тексте как «равный правовой статус женщин и мужчин и равные возможности для его реализации». Но законом также предусмотрено: «Если международным договором установлены правила, отличные от тех, которые предусмотрены Законом Украины, то приоритет имеют правила международного договора».

Сегодня, когда почти по всей Европе легализованы гомосексуальные «браки» с возможностью усыновления детей и преследованием за так называемую «гомофобию», с точностью можно утверждать, что термин «гендер» имеет совсем иное значение, а именно — «социальный пол» человека, который он сам себе выбирает. Об этом свидетельствует «Резолюция 1728 (2010)18» ПАСЕ под названием «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности», принятая 29.04.2010 года, в которой выражена обеспокоенность по поводу препятствования проведению собраний и нарушения свободы слова так называемых LGBT (lesbian, gay, bisexual, transgender). В резолюции также отмечается, что в некоторых странах-членах Совета Европы ждет решения вопрос юридического признания существующих де-факто «семей LGBT». Ассамблея призывает государства-члены СЕ предоставлять однополым «семьям» такие же имущественные права и обязанности, какие имеют разнополые пары. Также предлагается предоставлять подобным парам статус «близкого родственника».

Другим требованием резолюции является предоставление возможности для изменения пола. Указывается, что для искоренения гомофобии - неприязни гомосексуализма - государствам-членам СЕ необходимо проявить политическую волю: «В связи с этим Ассамблея подчеркивает особую ответственность парламентариев в деле инициирования и содействия законодательным изменениям».

6 августа 2010 года Министерство Украины по делам семьи, молодежи и спорта представило законопроект об «Общегосударственной целевой программе обеспечения равных прав и возможностей женщин и мужчин на период до 2016 года», которая имеет новые гендерные понятия, не использовавшиеся в законе «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» № 2866-IV от 2005 года. Языковой анализ этих новых терминов показывает, что поправками к закону подготавливается почва для восприятия термина «гендер» в том значении, которое он имеет в Евросоюзе. То есть, что человек рождается несколькополым и что он сам может выбирать — быть ему мужчиной или женщиной.

Подмену терминов можно проследить на следующем примере цитаты из закона № 2866-IV: «Государственная политика обеспечения равных прав и возможностей женщин и мужчин направлена на утверждение гендерного равенства; недопущения дискриминации по признаку пола».То есть, ее изначальный смысл заключался в том, что женщина и мужчина имеют право на равенство, и женщина не может подвергаться дискриминации из-за того, что она является женщиной».

Трактовка этого же закона сквозь призму нового терминологического прочтения будет означать разрешение однополых браков с правом такой «семьи» на воспитание детей, легализацию проведения гей-парадов, пропагандирование гомосексуализма в системе образования, право на произвольное изменение идентификационных документов личности, а главное - создаст предпосылки для уголовного преследования по обвинению в гомофобии всех тех (пусть к ним даже принадлежит большинство общества) кому не по нутру такой передовой жизненный уклад.

Таким образом, украинское общество, в результате бурной законодательной деятельности своих парламентских «кнопкодавов» (хотя я уверен, что большинство из них, учитывая их уровень компетентности и работоспособности, даже не осознавали, что принимали) в очередной раз оказывается жертвой правового «наперсточничества». Ведь, без всякого публичного обсуждения и учета общественного мнения (и даже, явно, вопреки ему) подрываются исторические традиции украинского общества, его моральные устои, традиционные ценности, семейный уклад; грубо игнорируется позиция основных конфессий и мнения серьезных ученых. Вместо этого навязывается сомнительного качества идеологический суррогат, отрицающий истинные общечеловеческие ценности и игнорирующий даже элементарный инстинкт самосохранения. «Ибо, не ведают, что творят...».