dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Реальный прототип «великого комбинатора»

Реальный прототип «великого комбинатора»

Реальный прототип великого комбинатора

Когда на постсоветском пространстве происходило становление Украины и России как действительно самостоятельных, независимых государств, между ними возникло много спорных вопросов касательно раздела общего наследия в политике, экономике и других сферах. Докатились эти споры и до литературы. По какому признаку относить того или иного писателя к украинской, либо русской литературе: происхождению, национальности, языку, месту действия и сюжетам произведений, колориту героев или же общему ментальному настрою? По крайней мере, в советской литературе были два писателя, которых никому еще в голову не взбрело делить подобным образом: Илья Ильф и Евгений Петров. Если, конечно, их вообще следует относить к советской литературе. Ведь, учитывая, насколько хлестко они разоблачали и высмеивали язвы советского общества, более «антисоветских» авторов сложно сыскать!

Да и как их поделить? Еврея и русского по национальности, одинаково успешно трудившихся и в Украине, и в России, территории которых включила в себя также география сюжетов их произведений? А их наиболее известный персонаж – «великий комбинатор», избравший свою индивидуальную жизненную траекторию на обочине «социалистического строительства» - одинаково дорог, как украинской, так и российской читательской аудитории. Об этом свидетельствует, среди прочего, хотя бы и то, что памятники Остапу Бендеру украшают города обеих стран. В России они установлены в Санкт-Петербурге, Элисте и Пятигорске, а в Украине - в Харькове, Жмеринке, Бердянске, Мелитополе и, разумеется, Одессе.

В то же время, не всем почитателям талантливых литераторов известно, что их главный герой Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей (именно так он представляется, если помните, в «12 стульях») имел вполне реального прототипа в жизни. И звали его Осип Шор.

Родился Осип Вениаминович Шор 30 мая 1899 г. в г. Никополе (ныне Днепропетровской области) в семье владельца магазина колониальных товаров, купца 2-ой гильдии Вениамина Шора и его жены – дочери крупного одесского банкира Екатерины (Куни) Бергер. Вырос Ося в Одессе, куда Шоры переехали, когда ему был всего годик, т.е. в 1900 г.

В Одессе семья Шоров жила в доме №78 на улице Полтавской победы (ныне Канатной). Осип или Остап, как называли его домашние и друзья, был вторым ребенком в семье. На тот момент у него уже был старший брат Натан. В 1901 году их отец умер от сердечного приступа. Через несколько лет Екатерина Бергер вторично вышла замуж за удачливого петербургского купца Давида Раппопорта. От этого брака родилась девочка Эльза, ставшая впоследствии известной художницей.

В 1906 году Остап Шор поступил в мужскую гимназию Илиади. Через много лет Ильф и Петров поместили туда же Остапа Бендера, который, как утверждают авторы «Золотого теленка», на всю жизнь запомнил «латинские исключения, зазубренные... в третьем классе частной гимназии Илиади». Судя по оценкам, к точным наукам он был склонен больше, чем к гуманитарным. Единственная тройка среди тринадцати дисциплин у него была по русскому языку и словесности. По предмету, изучавшему «законы еврейской веры», Шор имел твёрдую четвёрку. А вот, что характерно, по законоведению у юного Шора была даже пятерка!

Затем став студентом физико-математического факультета Новороссийского университета, но передумав учиться в нем, наш семнадцатилетний герой в 1916 году покинул Одессу и отправился в Санкт-Петербург. Там он написал заявление о поступлении на механический факультет Технологического института имени императора Николая I. Но дело о принятии в число студентов Осипа Шора, начавшееся 13 ноября 1916 года, было закончено 13 сентября 1917– го отказом.

Уже в то время непризнанный гений увековечил себя несколькими блестящими аферами. Так на сельскохозяйственной выставке в Одессе он представил курицу без перьев. Одесские газеты разнесли весть об удивительном открытии отечественных селекционеров - мечте поваров и домохозяек - курице, которую не надо ощипывать! На это сообщение тут же отреагировала мясная промышленность. Крупнейшие мясозаводчики прислали в Одессу своих агентов, которые были приглашены в местное научное общество, где седой профессор прочел им длинную лекцию о революции в области птицеводства. В роли профессора выступил переодетый О. Шор. Фирма «Идеальная курица» заключила контракты с крупнейшими птицефабриками юга России. Однако в назначенный срок, курицы заказчикам не поступили. Заводчики забили тревогу, но профессора и фирму найти не удалось. Нашли только курицу, у которой на шее болталась записка: «Мы одесские селекционеры вывели еще курицу без головы и костей».

Впрочем, это была далеко не единственная гениальная идея прототипа «великого комбинатора». О чем свидетельствует уже то, что когда 30 мая 1918 года Осип Шор праздновал свое 18-тилетие, поздравлять его пришли весьма уважаемые люди - сахарозаводчик Евлампий Кутякин, бандит Васька Косой и раввин местной синагоги Берштейн. Все они обращались к имениннику с большим почтением и благодарили его за гениальные идеи. Какие именно?

Купец Кутякин был обязан Осипу по гроб жизни за то, что тот помог избавиться ему от конкурента купца Розенбаума. Оба они консервировали вино сахаром, и у обоих оно прокисало, не доехав и до Самары. Шор нашептал купцу Розенбауму тайный рецепт - если в вино добавить борной кислоты, то оно не превратиться в уксус, даже доехав до Хабаровска. В результате Розенбаум разорился - у вина оказался такой «насыщенный букет», что его не стали пить даже горькие пьяницы.

Банда Васьки Косого давно присмотрела для грабежа банк, но там была огромная двухсоткилограммовая дверь с кодовыми замками, к которой было не подступиться. Только взглянув на здание банка, Осип понял, что дверь открывать не потребуется, нужно только переодеться трубочистами и попасть в банк через печные трубы. Стоит ли говорить, что Шор получил свой процент после осуществленного ограбления.

Но самую остроумную идею он предложил раввину. Берштейн хотел лучшей жизни для своих прихожан, и он, по совету Осипа, начал продавать места в раю. Для наглядности на стене синагоги была вывешена схема рая, представленная как дорогой пансионат. Внизу был прейскурант, где каждый мог выбрать себе местечко в раю по вкусу и по карману. На взносы желающих раввин отреставрировал синагогу и отремонтировал собственный дом.

Особого внимания заслуживает 10-ти месячное путешествие Осипа Шора из Москвы в Одессу в послереволюционной сумятице. Кругом царил хаос, вот и выкручивался безденежный Осип как мог. Именно это путешествие дало впоследствии несколько блестящих сюжетных находок для будущих произведений Ильфа и Петрова. Не умея толком играть в шахматы, несостоявшийся студент представлялся гроссмейстером, не держав ни разу в руках кисти, он устроился художником на пароход, курсировавший с агитационными рейсами, наведывался в различные заведения в качестве пожарного инспектора... Кроме того, Осип женился на тучной женщине, послужившей прототипом мадам Грицацуевой. Причем сделал он это исключительно из меркантильных соображений - времена были голодные, а она держала лавку. Так и пережил зиму.

В Одессу Осип Шор вернулся в самый тяжёлый период. За очень короткое время в городе сменилось 14 властей. На улицах вовсю орудовали банды Мишки Япончика. Город утопал в бандитизме. Молодые одесситы начали объединяться в народные дружины под эгидой местной милиции. Осип Шор был физически развитым человеком. Еще в гимназии он увлекался классической борьбой, гиревым спортом и футболом. Жить ему в Одессе было не на что. Поэтому Осип Шор устроился в одну из таких дружин и вскоре стал ведущим оперуполномоченным по борьбе с бандитизмом Одесского уголовного розыска.

Осип Шор налетчиков не щадил, а сопротивлявшихся при задержании бандитов беспощадно ликвидировал. Пойманных допрашивали с таким пристрастием, что они выдавали сообщников пачками. Поэтому, взбешенный Мишка Япончик распорядился застрелить «борзого» опера. В кафе на Ланжероновской улице произошла знаменитая перестрелка, в ходе которой банда не досчиталась четверых наемных убийц, а Осип Шор не получил даже царапины.

И все же ему отомстили. Бандиты убили его брата, поэта Анатолия Фиолетова. Вычислив убийцу, сыщик лично явился в бандитскую «малину» во Втором Заливном переулке на Пересыпи, выложил именное оружие на стол и спросил: «Кто из вас, подлецов, убил моего брата?». В широком пиджаке, матросской тельняшке и «капитанке» на голове, Шор, страшный и могучий, долго стоял перед кающимся убийцей. А потом ...простил его. Всю ночь Остап провел у бандитов. При свете огарков они пили чистый спирт, не разбавляя его водой. Читали стихи убитого поэта и плакали. С первыми лучами солнца Остап спрятал в деревянную кобуру маузер и беспрепятственно ушел, чтобы снова начать борьбу с бандитами не на жизнь, а на смерть.

Однако, гибель брата подействовала на Шора, как и рассчитывали бандиты, угнетающе. Он поклялся не брать больше в руки оружия, уволился из уголовного розыска и уехал в Петроград. Там сразу же (в 1922 г.) угодил в тюрьму за драку с человеком, оскорбившим его спутницу. В заключении Осип пробыл недолго: его освободили сразу же после поступления сведений из Одессы о его боевом прошлом и стали уговаривать поступить на службу в Петроградский уголовный розыск.

В 1934 году неугомонный Шор уезжает в Челябинск помогать своему другу Василию Ильичеву, директору тракторного завода, поднимать народное хозяйство. В 1937-м году Ильичева арестовывают сотрудники НКВД в его служебном кабинете. Остап затевает с ними драку, что было, без сомнения, на то время более чем смелым поступком. Его арестовали, но он опять совершил нечто выдающееся – сбежал. Долгое время скрывался в Ленинграде, а затем перебрался в Москву, где жил у своего одесского приятеля Юрия Олеши, уже известного тогда как автора «Трех толстяков» и «Зависти».

Во время Великой Отечественной войны Остап пытается пробиться в блокадный Ленинград, где находятся его родственники. Это ему не удается. В конце концов, из-за всех мучений у него развилась серьезная болезнь – экзема, которая переросла со временем в рак кожи. Больного Остапа эвакуируют в Ташкент, куда эвакуировалась его сестра. Здесь Осипа вылечили.

После войны Остап Шор с сестрой переехал в Москву. Детей у него не было – семьёй он так и не обзавелся, а его сестра Эльза Раппопорт (кстати, первая жена Леонида Утёсова) работала на «Мосфильме» костюмером-гримером.

Вскоре О. Шор вышел на пенсию по инвалидности, но до последних лет жизни работал проводником поезда «Москва–Ташкент». 15 дней он ехал на поезде в Ташкент, 15 дней – обратно в Москву, месяц жил у сестры в столице в крохотной комнатёнке, носил потертый макинтош и сандалеты, и по старости лет уже ни с кем не общался.

Он дожил почти до 80 лет, перенеся два инфаркта и ослепнув на один глаз. После смерти был похоронен на Востряковском кладбище в Москве в 1978 г.

Кстати, на родине Осипа Шора в Никополе, с конца 1990-х по 2003 год местными энтузиастами ежегодно проводился День авантюриста, в программу которого, среди прочего, входил конкурс по распиливанию гирь.

Может быть, именно учитывая замечательные человеческие качества Осипа Шора, впитавший их литературный образ (воздавая при этом заслуженную дань несомненному беллетристическому таланту И. Ильфа и Е. Петрова) обрел поистине всенародную и международную популярность. Впрочем, на фоне современных «комбинаторов» от бизнеса, политики и криминала (которые, чаще всего, уже сращены) Остап Бендер, как и его реальный прототип, кажутся на редкость высокоморальными гуманистами, интеллектуалами и неисправимыми романтиками.