dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 19 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Главы из книги «Ратко Младич. Житие» (Часть 2)

Главы из книги «Ратко Младич. Житие» (Часть 2)

Михаил Загребельный

Cудьба офицера (1943 – 1991), или Двух присяг не бывает

Сербы – народ патриархальный. Они свято, можно даже сказать – истово, и как-то по-особому трогательно чтут свои истоки и традиции, передавая все, что с ними связано, из поколения в поколение, от отца к сыну, несмотря ни на какие внешние обстоятельства, а порой и вопреки им. Именно эта особенность сербской ментальности едва ли не в решающей степени помогла им с честью пережить многовековое османское иго, сохранив себя как нацию и физически, и духовно. Именно она помогает им и сегодня, когда, говоря словами Иво Андрича, те далекие "турецкие времена" кажутся детской забавой в сравнении с утратами, испытаниями, унижениями, выпавшими на их долю на рубеже ХХ и ХХІ веков. Обычаи предков для большинства сербов – неприкасаемая ценность, святыня. За то, чтобы сделать все так, как велит обычай, серб не сочтет зазорным ни кровь пролить, ни голову сложить.

Патриархальный стиль жизни во многих сербских семьях сохраняется даже сегодня, когда крестьянский когда-то народ давно уже превратился в современную, "модерную", нацию, абсолютно ни в чем не уступающую никому ни на Балканах, ни во всей остальной Европе. В середине прошлого века, когда на свет появился наш герой, верность обычаям культивировалась еще сильнее. Эта особенность самым непосредственным образом отразилась на будущем генерале-герое, определив его имя. По обычаю, если сын рождается в военное время, ему называют Ратко. От сербского слова "рат", что по-русски означает – "война". Магия имени... Пустые ли это фантазии, или сочетание звуков, составляющих наши имена, действительно, каким-то чудесным образом способно воздействовать на каждого из нас и в нем таится некий ключ, с помощью которого возможно предугадать судьбу человека?

Ратко – уменьшительная форма от Растислав или Ратимир. Cлово "работа" - по-сербски оно звучит: "рад" – очень похоже на слово "война". "Рад" и "рат". Случайно ли это? Кто знает? Язык – это дух нации. Сербам на протяжении всей их истории воевать приходилось ничуть не меньше, чем работать. Война частенько становилась основной "работой" для многих поколений сербских мужчин. И делать ее они всегда умели отменно. Византийский император Ираклий в далеком УІІ веке пригласил именно сербов для защиты своих западных пределов от неустрашимых, неуловимых для его регулярной армии аваров. Защитили. Тысячу лет спустя сербов в Европе считали едва ли не единственными, кто способен на равных противостоять грозной турецкой коннице в открытом поле. И не только противостоять, но и громить османов, сдерживая их в пределах Балкан и не пуская в глубину "старого" континента.

Имя Ратко по его звучанию и написанию близко к другому сербскому имени – Растко. Для несербского уха разница между ними почти неразличима. Растко – так звали самого младшего сына основателя сербского средневекового государства Стефана Немани. После смерти Растко был причислен к лику святых, превратившись в Святого Саву – культовую личность сербской истории. Одной из главных составляющих национальной ментальности сербов принято считать "святосавство" – комплекс ценностей и представлений, определяющих всю систему жизнедеятельности человека. Один из постулатов этого комплекса: "бери бремя по мере". Мог ли исполнить этот завет Святого Савы Ратко Младич, когда, честно выполняя свой долг перед Родиной и следуя присяге, пошел на гражданскую войну? Даже если бы очень-очень сильно захотел, то, думаю, вряд ли. Ему и его армии противостояли в этой войне такие силы, в сравнении с которыми армады турок-османов и полчища Гитлера выглядят почти так же скромно и камерно, как старинный фаэтон в сопоставлении с поездом метро.

Магия имени... Магия имен... Живой классик сербской литературы поэт Матия Бечкович говорит: "Вук – собирательное имя сербского народа. Вукашин, Вуядин, Вукота, Вуксан, Вучета, Вукман, все это – только производные от нашего общего имени". "Вук" по русски означает – "волк".

Связь имен – связь времен?..

С фамилией нашему герою, считайте, тоже повезло. Она у него красивая и по форме, и по содержанию. "Младич" по-сербски означает "юноша", "молодой человек". Всегда молодой, вечно юный Ратко Младич увидел свет в боснийской деревушке Божановичи в районе Калиновик 12 марта 1943 года (иногда называют 1942 год). Я называю ее "боснийской", потому что она расположена на территории Боснии. По этническому составу жителей Божановичи – деревня не "боснийская", а сербская. Хотя особого тут противоречия тут, по сути, нет или, по крайней мере, не должно было бы быть. Исторически Босния и Герцеговина – сербские земли, а средневековая Босния была вторым, после самой Сербии, сербским государством.

Иво Андрич в 1943 году в оккупированном немцами Белграде завершит исторический роман "Мост на Дрине". В нем он повествует о судьбе Родины, где "все оттеснялось в темные кладовые подсознания, где таились и бродили подспудные и, казалось бы, давно уже отжившие вековые предрассудки, неистребимые предубеждения расовых, религиозных и сословных каст, подготавливая для далеких грядущих времен непредвиденные перевороты и взрывы, неизбежные, как видно, в истории народов, и тем более этого народа". Действие романа охватывает три с половиной столетия, а смысловым и композиционным стержнем в нем выступает мост через реку Дрину в небольшом боснийском городке Вышеграде. В финале простоявший несколько веков, переживший немало испытаний в мост попадает снаряд, разрушая один из его одиннадцати пролетов. Вместе с ним уходит в небытие целая эпоха. Но не только это привлекает пристальное внимание писателя. Не менее важно для него то, что с уничтожением моста оказывается нарушенным не только соединение между правым и левым берегами одной из многочисленных балканских рек, но связь Запада с Востоком, одной из "площадок" или, иначе говоря, контактных зон которой традиционно считаются Балканы. Обрывается и связь времен – прошлое отсекается от будущего. Ничего хорошего от такого поворота событий не ждут ни сам Андрич, ни его герои, ни читатели.

Герой трагедии. Именно так озаглавил в 2006 году Мило Елесиевич первый фундаментальный сборник исследований и документов о судьбе Ратко Младича на английском. Отец Младича, участник Народно-освободительной борьбы народов Югославии против фашистских оккупантов, красный партизан, погиб в 1945 году. Существуют две версии этого скорбного события. Согласно одной, отец Младича погиб при взрыве бомбы. Согласно второй, - при взятии партизанами родной деревни Анте Павелича, лидера усташей, пособников фашистов.

Боснию, на что в своем капитальном исследовании обращает внимание Елисиевич, во время Второй мировой войны постигли ужасы построения этнической державы. Гитлеровцы в союзе с хорватскими римокатоликами и лидерами боснийских мусульман систематически и планомерно уничтожали сербов, евреев, цыган. Когда живые завидовали мертвым. Кад су живи завидели мртвима. И попустительствовал этому сам Ватикан. Добавим, в 1992 году первым государством, которое признало отделение Хорватии от Югославии, оказался Ватикан. А боснийские мусульманские политики в 1942 году коленопреклонно направили Гитлеру меморандум с просьбой взять их под покровительство Третьего рейха. В 1943 году в столицу Боснии Сараево заявился великий муфтий Иерусалима. Он освятил дивизию СС из боснийских мусульман. Восемнадцатилетний эсэсман Алия Изетбегович отправился в ее маршевой колонне на восток Боснии. Воевать с отцом Ратко Младича, с сербскими партизанами. В начале девяностых на поле боя встретятся войска президента Изетбеговича и генерала Младича. События в Боснии 1942 – 1943 годов редко, если не сказать никогда, становятся предметом размышлений в нынешних западных, якобы, свободных обществах. А зря. Ведь дороги истории любят извиваться по спирали.

После рождения сына мать Ратко заболела тифом. Не могла кормить грудью малыша. Младенца спас итальянский солдат из расквартированного в селе подразделения оккупационных войск. Отец пятерых детей, он делился с ним – сыном врага – своим, пускай не очень скудным по меркам военных лет, но все же далеко не царским, пайком. Варил протертый супчик, кормил молоком. Один итальянский журналист свидетельствует. «Ратко Младич рассказывал нам, что во время Второй мировой войны будучи совсем маленьким ребенком, остался в живых благодаря итальянцам. Итальянцы для него — великий народ, а по его трогательным рассказам о своей жизни и о жизни его народа я понял, что он - очень тонко чувствующий человек. Он хорошо распознает, кто делает добро, а кто — зло и его жизненный девиз: око за око, зуб за зуб»

В 90-е годы в беседе с другим итальянским журналистом генерал делился воспоминаниями: «Я родился в 1943 году, когда Югославия пылала в огне войны... Но потом жил в Югославской федерации. В относительном мире... А знаете почему? Потому что и первая, и вторая Югославия построены на трупах сербов и залиты сербской кровью. И это вместо того, чтобы сербский народ ценой такого количества жертв и пролитой крови создал свое государство, Сербию, как например, Италия, или Франция, или Швеция, или Перу, или Испания... Потому что в Перу живут перуанцы, в Испании — испанцы... Конечно же, в тех странах могут жить и другие народы...

Да, в Югославии был мир, но какой мир? За счет сербов. Была тюрьма Голый остров. Заключенные были сербами, которые спрашивали себя, почему они не признаны сербами в Югославии? На Голом острове отбывали наказание все сербы и черногорцы, недовольные господствующим тогда в стране режимом. Этот режим сделал нацию из мусульман, которые до принятия ислама были или сербами или хорватами. А у них не было ни своего особого языка, ни истории, ни страны. Ничего своего не было. Они были той частью своего народа, которая приняла ислам для того, чтобы потом зверски истреблять свой народ. Если вы изучите структуру самых высших кругов Югославии, то увидите, как были представлены в них шиптары (албанцы – Авт.), мусульмане, словенцы, хорваты. Коль скоро господин любит историю, пусть заглянет в давнюю историю и увидит, что те народы, которые я сейчас упомянул, никогда не имели своего государства. Даже на территории бывшей Югославии. Обе бывшие Югославии завоевали авторитет в мировом сообществе благодаря жертвам со стороны сербов, за счет пролитой сербами крови. Во время первой мировой войны, защищая югославскую территорию, погиб каждый третий серб. Во второй мировой войне погибло 1 миллион 400 тысяч сербов. Из них 850 000 стали жертвами усташей в Ясеновце . После второй мировой войны Югославия была одной из 50 стран-основателей Содружества народов, которое предшествовало Организации Объединенных наций. Затем стала одним из основателей Организации Объединенных Наций...»

Печально, по сей день ведут споры, как повлияло сопротивление гитлеровцам в Югославии весной 1941 года на судьбу СССР. На мой взгляд, дневники Гальдера дают исчерпывающий ответ. В его записях от 17 марта 1941 года к докладу у Гитлера находим дату начала « Барбароссы», 16 мая. Но апрельские бои здорово потрепали захватчиков. Особенно досталось их гордости, моторизованным, танковым войскам. В частности, 46-му корпусу Фитингофа. Будущей элитной составляющей 2-й танковой группы Гальдера после 22 июня. Даты, которую Гитлера вынудило избрать мужество югославского воина. Обычно выдержанный в своих записях Гальдер теряет 15 апреля 1941года самообладание из-за стойкости югославов. «Сейчас нельзя останавливаться ни на минуту до тех пор, пока вся страна не будет прочесана. Те, кто не сдаются, пусть умирают с голоду».

До одиннадцати лет Ратко мечтал о поприще учителя. Не случайно. Тяга к знаниям, самообразованию, литературе – отличительная черта его характера. После ареста 26 мая 2011 года он попросит в камеру романы русских классиков. Мальчишеские грезы Ратко развеял его любимый школьный преподаватель. Неожиданно он позволил себе жестокость в отношении учеников. Младич решает стать сначала хирургом. А потом, как его отец, военным. Офицером. Когда он в 1958 году идет учиться на солдата, престиж и популярность югославского воина находились на высочайшем уровне. Вооруженные силы Югославии воочию наблюдал в октябре 1957 года Георгий Жуков. В строго секретной телеграмме в ЦК КПСС от 16 октября 1957 года он сообщает: «С 8 по 14 октября я с группой генералов, находясь в Югославии, посетил Задар (порт нашего прибытия в Адриатическом море), Белград, Загреб (центр республики Хорватия), Риеку, Опатию, Любляну (центр республики Словения). Из военных объектов югославские товарищи показали нам Высшую военную академию в Белграде, учебный технический центр югославской армии в Загребе, танковую бригаду в Ястребарско, тактическое учение усиленного батальона горно-пехотной бригады в районе Загреба, боевую артиллерийскую стрельбу артиллерийского дивизиона в районе Любляны, учебный центр связи югославской армии в Любляне.Из личных разговоров, наблюдений и обобщений я прихожу к выводу, что не только наш советский народ, наша партия и ЦК КПСС хорошо не знают истинного положения в Югославии, но и видимо, нас, в свое время, информировали далеко неправильно, что и создало не совсем объективное понимание положения дел в стране, в Союзе коммунистов, в обороноспособности югославских вооруженных сил.

О вооруженных силах Югославии

Югославская армия является лучшей армией из всех социалистических стран Восточной Европы и только уступает в моторизации и механизации Чехословацкой армии. Очень хорошее впечатление производит личный состав вооруженных сил, боевая подготовка которого стоит высоко, особенно хорошее впечатление производят генералы, офицеры и сержантский состав. Весьма хорошо продумана организация обучения молодых солдат, различных специалистов и офицеров через учебные центры армии, а также система допризывной подготовки и подготовки кадров запаса для обеспечения мобилизационного развертывания и комплектования войск в случае развертывания боевых действий. Военным обучением в мирное время по существу охвачено все мужское население, которое должно быть способно в любое время встать под ружье, а в сочетании с природными (горными) условиями местности Югославия представляетиз себя очень серьезную военную мощь, способную к длительной войне даже против значительно превосходящих сил противника. В этом отношении оценки нашего Генерального штаба являются далеко неправильными и заниженными» По возвращении из поездки на Балканы Жукова с треском снимают со всех постов. Хрущев его схарчил. Будто бы Жуков намеревался возглавить переворот. Как выразился Микоян, хунту-мунту. Как знать. А если Жуков и впрямь намеревался свергнуть окостеневших вождей? И направить СССР либеральным курсом. Подобно Югославии. Может, союз СССР и Югославии, их сотрудничество с неприсоединившимися государствами по иному развернули бы карту планеты. Фактом остается то, что руководство СССР, особенно после 1968 года, опыт Югославии ни понять, ни критически оценить не стремилось. И наши державы преспокойно были преданы растерзанию поодиночке в начале девяностых.

В возрасте пятнадцати лет Младич поступил в Военно-промышленную школу в пригороде Белграда Земуне. Однажды генерал поделился своими воспоминаниями о посещении Италии. Тогда он был курсантом на военном корабле «Чайка». Прекрасные юношеские воспоминания. Каким Ратко был стыдливым и скромным. Он не решился выйти из магазина, в котором примерил несколько пар ботинок, без покупки. Ни одни не оказались ему впору. Пришлось таки купить хоть что-то. Купил самые красивые, но меньшего размера. Потом подарил их кому-то.

Ратко Младич рос и учился в Югославии Иосипа Броз Тито. Как и Тито он верил в необходимость всеми силами сохранять и укреплять нерушимость своего федеративного государства. Во время переписи 1960 года в графе национальность Младич уверенно запишет: «югослав». В 1965 году он становится членом правящей партии, Союза коммунистов Югославии.

Выпускники школы в Земуне, как правило, не добивались высоких должностей в Югославской народной армии. Честолюбивый и настойчивый Младич поломал эту недобрую традицию. В 1965 году он заканчивает с отличием Военное училище сухопутных войск. Свою военную карьеру он начал 4 ноября 1965 года в Македонии, в Скопле в звании подпоручика и в должности командира стрелкового взвода. В 1965 году произошло знаменательное событие в отношениях Украины и Югославии. На День победы в Белграде состоялась премьера фильма об освобождении Белграда в 1944 году. "Проверено нема мина". Совместное производство студии "Ловчен – фильм" и киностудии Александра Довженко. Увы, этот пример кооперации не перерос в тенденцию. Вспоминаю, как советские бюрократы на дух не выносили даже упоминание о Югославии. Мол, они ж там как капиталисты... Ныне украинские еврочиновники о судьбе сербов, Балкан еще более неохотно рассуждают. Зато при случае истово пакуют свои дорожные кофры. Им от распада Югославии один прибыток. Сколько посольских и евро-ооновских хлебных замаячило. Налетай, торопись...

В Скопле молодой офицер встречает свою судьбу. Мать его будущих детей. Девушку по имени Босилька. "Босиляк" по-русски означает – базилик, душистый василек. Вспомнил об этом в беседе с журналистами в девяностых. »... Еще до того, как я познакомился со своей будущей женой, одна ее школьная подруга описала ей меня очень страшным. Вероятно, моя супруга и не влюбилась бы в меня, если бы подруга ей в этом не мешала. А она и вчера вечером, когда мы вместе с ней ехали сюда, сказала, что все еще открывает во мне что-то новое. Не достаточно одной этой встречи, чтобы вы узнали меня, а я — вас»

Ратко Младич прошел в вооруженных силах Югославии по всем ступеням. Занимал должности командира роты, батальона, бригады. С 1989 по 1991 год служит начальником учебной подготовки Третьего военного округа.

В 1978 году он в числе первых окончил обучение в Командно-штабную Академии. Его суммарный балл из 10 максимальных составил 9.57. Младич не был подарком для отцов-командиров. Во время прохождения службы в гарнизоне Куманово, в 1978 году к командиру батальона капитану Младичу нагрянула незапланированная проверка. Двадцать старших офицеров во главе с полковником. Дерзкий капитан заявил, что в этот погожий весенний день не желает нарушать график боевой подготовки ради бессмысленных инспекций. Полковник потерял дар речи. А капитан невозмутимо продолжил, что самолично готов предложить проверяющим подучиться вместе с его личным составом. И выразил уверенность, что многим из прибывших есть что подтянуть. Взбешенный полковник бросился в Скопье жаловаться к генералу Михайловскому. Генерал мудро рассудил, что, может, и впрямь иной проверяющий заслуживает пинка в одно место. Болтаются по отдаленным гарнизонам, собирают там дань, от паприки до сыра. Чего же ожидать чернильным душам от строевого честного служаки? Такого, как этот непокорный капитан. Генерал Михайловский переспросил фамилию нашего героя. Немногим более чем десять лет спустя имя Ратко Младича узнает весь мир.

Любодраг Стоядинович учился и служил вместе с Ратко Младичем в армии. »У меня с ним были очень интересные беседы. Младич - очень образованный человек, с прекрасным чувством юмора. Я был уверен, что он придерживался хорошо разработанной системы военной этики»

После службы в Третьем военном округе Югославии, в македонской столице Скопье, Младича переводят в Косово.С января по июнь 1991 года занимает должность одного из помощников командующего Приштинским корпусом в Косово. В том же году набирают обороты процессы распада Югославии. В июне 1991 года Младич был переведен в город Книн. В Краину, населенную сербами часть Хорватии.

В Книне Милан Мартич, будущий президент непризнанного государственного образования "хорватских" сербов Республики Сербская Краина, в августе 95-го варварски разгромленного регулярными частями армии Хорватии при самом активном участии отставных пентагоновских генералов в ходе спецоперации "Буря", сплотил вокруг себя группу милиционеров, отказавшихся подчиняться приказам республиканского МВД в Загребе. Затем инициировал так называемую революцию бревен. В разгар туристического сезона под руководством Милана Мартича сербы из Книна и прилегающих районов бревнами блокировали автодороги, по которым иностранные туристы ехали на Адриатическое побережье. Ситуация накалилась до предела.

От полковника Младича командование ожидало, что он вмешается в ход событий. И не просчиталось. Хорватские власти предержащие из кожи вон лезли, чтобы части Югославской народной армии, расквартированные на территории республики, покинули ее как можно скорее. Одним из методов принуждения к уходу военных избрали блокаду казарм. Отключили электричество и воду. Книн уже стал тогда символом сербского сопротивления. Солдаты ЮНА находились в осажденных казармах. Их отцы-командиры не решались отдавать решительные приказы. Но уже шли бои между хорватской национальной гвардией и наскоро созданными отрядами сербской милиции. Младич прибывает в Книн. И делает заявление. Сказал, как отрезал. "Кто еще не понял, что сейчас решается вопрос "быть или не быть", тот отправится на свалку истории... Ниспосланному на нас, воскресшему злу необходимо противостоять всеми имеющимися средствами".

Он продолжил вопросом. "Кто враг?" Полковник сам на него ответил. И себе, и подчиненным: "Враг - каждый, кто стреляет в наших солдат, кто отключает воду и электричество, кто устраивает провокации и блокирует казармы".

Младич сумел успешно деблокировать казармы. Но его решимость расправиться с противником и бескомпромиссность не встречали последовательной поддержки наверху. Полковник оставался неудобным для начальства офицером. Почему? Он сам поясняет. « Я был офицером, который думает своей головой» В конце июля 1991 года представляет в Генеральный штаб ЮНА план действий на случай продолжения прежней провокационной и агрессивной линии Хорватии и Словении. Младич высказал свою точку зрения, разделяемую командованием Книнского корпуса. Предложил план мер про принуждению незаконных вооруженных формирований хорватов сдать оружие. Генштаб занял позицию «моя хата с краю». В итоге продолжала литься кровь. Младич объясняет. «Потому что оружие с военных складов досталось тем, кому нельзя было его показывать даже на картинках...»

Приходит к выводу, что у него не остается другого выхода, как начать брать всю полноту ответственности на себя. Под его командованием части Книнского армейского корпуса 26 августа 1991 года захватили неподалеку от Книна село Киево. ( В эти дни после провала ГКЧП в Киеве украинские политики самозабвенно делили синекуры в предвкушении самостийности). После артобстрела в Киево вошли танки. Вслед за танками в Киево прибыл Мартич. Репортаж об этом показало белградское телевидение. Сорвал хорватский государственный флаг со здания полицейского участка. Растоптал его сапогами. В 2007 году трибунал в Гааге приговорил 52 – летнего Мартича к заключению сроком на 35 лет. В 2011 году тот же трибунал отвесил 24 года за решеткой его противнику, хорватскому генералу Анте Готовине...

Не колебался Младич, разруливая ситуацию на командном пункте недалеко от Сплита. Там под землей оказались заблокированными 164 офицера и солдата. Тогда наблюдателей ООН попросили доставить находившимся в осаде продукты. Международные столоначальники сердобольно отправили... собачьи консервы. Рассвирипевший Младич схватил телефонную трубку. Предупредил немецкого посредника. "Вы, швабы! Я начну вас через 10 минут убивать, если не пришлете моим друзьям нормальную еду!" Посредник выслушал его по стойке смирно и исправил оплошность.

Язык у Младича подвешен очень здорово. Однажды, во время переговоров с градоначальником Задра, Младич дал в сердцах ему отповедь, устав от высокомерия и неуступчивости оппонента. «Мы, сербы, в ХI веке ели золотыми ложками, в то время как вы и ваши европейцы жили в болоте! «

За боевые заслуги в ходе конфликта вокруг Республики Сербская Краина в Хорватии, за решительность и умение применять военную хитрость Ратко Младич 19 октября 1991 года был произведен в звание генерал-майора Югославской народной армии. В апреле следующего года он получит звание генерал-подполковника.

Совсем скоро в его собственной жизни и в судьбе его народа начнется новая – невыразимо горькая и незаслуженно трагическая эпоха. Сам Ратко, как и сотни тысяч его единоплеменных соотечественников, из просто серба превратится в серба "боснийского". Для него лично переход из одной ипостаси в другую окажется еще более непростым. Младич – человек, не признающий предательство ни под какой личиной и ни при каких обстоятельствах. Младич – офицер, не допускающий мысли о второй присяге. Для него присяга может быть только одна-единственная. Независимо ни от чего и несмотря ни на что. Как отличается он в этом смысле от наших многочисленных "героев", демонстративно бросившихся в первые недели и месяцы после провозглашения украинской независимости принимать новую присягу и кичившихся впоследствии этим своим "мужественным" поступком, якобы, во славу Украины.

Наступила у героя трагедии пора национальной драмы. Как у миллионов его соотечественников. Как и у наших сограждан. Пора победы США с союзниками в "холодной" войне. Погиб социалистический миропорядок. Погиб СССР. Погибала федерация республик Югославии. Живые стали завидовать мертвым. Как в летописи Милорада Панича – Сурепа. Генерал Младич не смирился. Он пошел на передовую. О том, чтобы отречься от принятой еще молодым курсантом присяги он даже не думал. Двух присяг у настоящих офицеров, для которых слово "честь" – не пустой звук, не бывает.

Товарищ Младич, слышишь ли ты нас?..