dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Виктору Некрасову - киевлянину, писателю и человеку

Виктору Некрасову - киевлянину, писателю и человеку

Виктору Некрасову - киевлянину, писателю и человеку

Юбилей. Столетие со дня рождения. Великий киевлянин. Все эти определения, хоть и содержат чистую правду, никак не идут человеку, который люто ненавидел выспренность, ложную многозначительность, неискренность. Разумеется, сейчас о нем говорят высокие (и вне всякого сомнения заслуженные) слова прежде всего те, кто при его жизни не жалел ядовитой слюны, унижая и оскорбляя его на партийных собраниях киевских литераторов, кто призывал его публично каяться во всех смертных грехах, кто писал на него доносы и был снедаем черной завистью к его литературному таланту и таланту быть удивительно простым во всех человеческих проявлениях.

И посейчас еще живы многие люди, которые могут сказать, что были знакомы с ним накоротке, прохаживались с ним по центру Киева, выпивали, стоя у столиков, покрытых пластиком, или сидя в каких-нибудь комнатушках – в квартирах и в редакционной аскетической обстановке. Все эти люди с полным основанием  могут рассказывать о знакомстве и даже о дружбе с ним, хотя на настоящую дружбу он не очень-то разменивался.

Среди сонма этих людей иногда бывал и я, хотя по молодости и по элементарной воспитанности не мог себе позволить никакого амикошонства в отношениях с человеком, который уже тогда был живым классиком. Мне, понятно, льстило знакомство с ним и возможность запросто общаться и выпивать дешевую водку и еще более дешевое вино. Но и по сию пору я не позволял себе ни на трезвую голову, ни спьяну похваляться этим. Сейчас делаю это впервые за много-много лет.

Маршруты были обычные. Винный магазин на Карла Маркса (нынешней Городецкого), старое помещение украинского отделения АПН на Крещатике, где завотделением  Сева Ведин никому не отказывал в гостеприимстве, длиннющая кулинария напротив, где в любую пору дня и вечера можно было встретить знакомого, кафе «Красный мак»...

В то время я, грешным делом, был несколько разочарован тем, что написанное им после «В окопах Сталинграда» (скажем, повести «В родном городе» или  «Кира Георгиевна») уступало во многом этому шедевру. Тогда я не понимал, что с шедеврами так часто случается, и это не вина их авторов. Но его гражданская, а проще говоря – человеческая позиция вызывала только уважение. В особенности это касалось его выступлений по поводу увековечивания памяти погибших в Бабьем Яру или  путевых зарубежных заметок, вызвавших гнев Никиты Хрущева и издевательскую реплику «Турист с тросточкой» в «Известиях». Следующим после этих прогулок и посиделок моим свиданием с ним было, увы,  исполненное печали посещение могилы на русском кладбище Сен-Женевьев-дю-Буа под Парижем осенью 1989 года (рядом был похоронен Андрей Тарковский). Тогда могилу можно было с трудом отыскать по скромному  надгробному камню, тем более что она была устроена на месте старого захоронения.

О памятных датах у нас повелось вспоминать в последнюю минуту. Вот и сейчас комиссия по переименованию киевских улиц не успела к 100-летию сделать то, что напрашивалось давно. Но, слава Богу, спохватились: намечено, что бульвар Алексея Давыдова на левом берегу будет носить имя Виктора Некрасова. Я как житель Русановки этому несказанно рад, ибо давнишний киевский председатель горисполкома ничем, кроме разве что причастности к куреневской трагедии в марте 1961 года, не заслуживал увековечения. Есть , правда, опасение, что нынешнее поколение, почти ничего не читающее, будет путать Виктора Некрасова с великим русским поэтом. Будем уповать на то, что времена меняются и, быть может, поп-культура вычерпает все свои худосочные источники. Тогда и возьмутся за настоящее искусство и за настоящую литературу.