dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 26 Мая 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Культура Ground Zero = Большой кукиш? Несколько слов о проблеме исторической памяти

Ground Zero = Большой кукиш? Несколько слов о проблеме исторической памяти

Ground Zero = Большой кукиш? Несколько слов о проблеме исторической памяти

Недавно по ту сторону Атлантики во всеойкуменной земле обетованной нынешнего мира Америке произошло событие, прошедшее незаметным для нашей широкой общественности. Зато оно не осталось незаметным для довольно широкой общественности самих Соединенных Штатов, и не только потому, что не согласовывалось с гражданскими позициями и религиозными чувствами (которые для протестантского большинства на Западе во многом являются весьма сходными вещами), а по причине установления достаточно знакового и опасного прецедента в контексте обозначенного еще Сэмюэлем Хантингтоном столкновения цивилизаций.

Речь идет о заявлении, сделанном президентом США Бараком Обамой 14 августа сего года по поводу проекта строительства мусульманского культурного центра с мечетью (так называемого «Кордовского дома») в непосредственной близости от места трагедии 11 сентября 2001 года, ответственность за которую с нескрываемой гордостью, неоднократно и публично принимала на себя исламско-фундаменталистская террористическая организация Аль-Каида. При этом он сослался на две священных для любой западной демократии свободы и одно еще более для них священное право: свободу совести и теснейшим образом сопряженную с ней свободу вероисповедания, а также право собственности, считающееся, как известно, одним из основных личных прав человека еще со времен Великой Французской революции. В итоге получилась железобетонная с точки зрения американского президента аргументация: демократическое государство не может препятствовать желанию любого человека возвести культового сооружение для вспомоществования религиозной практике адепта любой конфессиональной принадлежности в любой точке Вселенной, где более или менее четко определены права частной собственности, в том числе и на землю, а потому – что не запрещено, то разрешено.

Помимо этого, был в заявлении использован и этический аргумент, организованный по принципу «крошка сын к отцу пришел»: хорошо, дескать, когда сознательный гражданин Соединенных Штатов полагает, что строительство мечети рядом с Ground Zero поспособствует объединению идей, людей, церквей и религий, и совсем не хорошо думать (хотя как же со свободой совести?), что ислам «вообще» не имеет никакого отношения к фундаментализму и исламскому терроризму, т.е. несовместны просто как гений и злодейство. А потому нечего и огород городить, нужно поскорее городить мечеть.

Попробуем вкратце оценить, как говорят в науке, валидность аргументов.

Формальный аргумент. Существует универсальная отговорка на этот случай: любой американский адвокат за соответствующий гонорар докажет, что сделка с дьяволом есть самое богоугодное деяние из всех, какие только можно вообразить, а попутно убедит не слишком затейливых умом присяжных, что бог и дьявол – по сути, если не формально, одно и то же. Но будем строже и уважительнее к закону – все же ничего святее собственности современная цивилизация пока не придумала, как это ни прискорбно. И если бы достопочтенный имам Фейзал Абдул Рауф прикупил землю на Манхэттене давно, а теперь испросил разрешения у нью-йоркских властей на предмет целевого перепрофилирования здания и/или территории, сложно было бы оспорить право собственника. Дело, однако, обстоит несколько иначе, то есть ровно наоборот: земля изначально покупалась под «Кордовскую инициативу» компанией SoHo Properties в июне 2009 года за 4,85 миллиона долларов, при этом часть средств была собрана мусульманами города Нью-Йорка, а часть переведена из Катара, при этом предполагалось, что сам Фейзал Абдул Рауф, репрезентируемый как инициатор проекта и владелец земли, на которой тот должен быть осуществлен, станет лишь одним из двадцати двух членов совета директоров Кордовского дома и будет руководить снова-таки лишь одним из множества проектов в центре. Формально слишком мало процедурной прозрачности во всей этой истории для того, чтобы заранее и навсегда отбросить подозрения имама Фейзала в свадебном генеральстве и… как бы это выразиться, чтобы не употреблять слово «шельмовство»… ага, в ширмовстве.

Справедливости ради надо заметить, что фигура имама производит достойное впечатление: он – представитель и один из авторитетных духовных лидеров суфизма, наиболее благородного и духовно насыщенного направления в исламе, да и вообще чуть ли не сторонник эдакого мусульманского экуменизма и сближения Востока и Запада, один из учредителей миротворческой организации «Национальная межрелигиозная инициатива за мир на Ближнем Востоке». Он заявляет, что «Кордовский дом станет местом, в котором люди, независимо от их убеждений, увидят центр изучения, искусства и культуры – и, что наиболее важно – центр, в котором будут действовать исламские ценности в их самом чистом виде – сопереживание, великодушие и уважение по отношению ко всем». Центру будет открыт не только для мусульман и станет местом для молитвы представителей разных религий (почему-то слабо верится, что это будут какие-либо молитвы, кроме мусульманских), а потому центр станет своего рода мемориалом памяти жертв терактов 11 сентября 2001 года. Слова, безусловно, прекрасные, но это – только лишь слова, а вот что будут представлять собой остальные члены совета директоров Кордовского дома числом двадцать один человек – совершенно непонятно, не говоря уж о том, куда столь часто ведут благие намерения.

Формальные аргументы, таким образом, не убеждают ввиду, прошу прощения за оксюморон, очевидной нетранспарентности процессов, пока еще вяло текущих вокруг идеи культурного центра.

Как же быть с «этическими аргументами» вроде того, что между исламом и Аль-Каидой нет ничего общего? Думается, что утверждать подобное – значит проявлять ту же воровскую простоту, с которой католическая церковь пытается, прошу прощения теперь уже за каламбур, откреститься от крестовых походов, а нынешняя погрязшая в толерантности Европа – от нацизма и тоталитаризма как «неевропейских явлений» (как будто они азиатские или африканские). Что же касается заявлений о функционировании Кордовского дома в качестве центра памяти и примирения всех религий, рас и народов, возникает вопрос: почему этот центр должен быть исламским (даже если там будут представлены «ценности ислама в самом чистом виде»), а не христианским или попросту гражданским, что было бы честнее и справедливее: ведь это трагедия хотя и международного масштаба, но все же западной цивилизации – и, между прочим, один из факторов, повлиявших на дальнейшее усугубление кризиса Запада.

Здесь придется вспомнить, что являет собою, собственно, понятие Ground Zero (хотя место падения башен-близнецов именуется еще и Grand Zero, но с явной аллитерацией по отношению к «точке ноль»), которым в числе прочих обозначено и место соседства с предполагаемым (стомиллионнодолларовым – это просто для интереса читателя) проектом Кордовского дома. По иронии судьбы, словосочетание Ground Zero является детищем «манхэттенского проекта», осуществление которого привело к уничтожению Хиросимы и Нагасаки, мемориальный комплекс в котором по этой причине имеет круглую форму. Потом это сочетание «приклеилось» к внутренней территории здания Пентагона как наиболее вероятного объекта ядерной атаки во времена «холодной войны». В сентябре 2001 года террористическим нападениям подверглись два крупнейших и густонаселеннейших здания в мире, располагавшихся на Манхэттене (своеобразный «манхэттенский проект-бумеранг»), и… здание Пентагона. Так или иначе, это понятие, теснейшим образом сопряженное со страшной трагедией и незаживающей раной, которую вряд ли удастся залечить строительством места пропаганды религиозной культуры, хотя бы частично, пусть в самом микроскопическом масштабе причастной и ответственной за появление Ground Zero новейшего века. Немцы делают все возможное, чтобы загладить свою историческую вину перед человечеством за нацизм и вторую мировую войну, однако им не приходит в голову строить лютеранскую кирху в Бабьем Яру – по вполне понятным для всякого цивилизованного человека мотивам.

Поэтому, если уж и говорить об этических аргументах, то, может быть, следует поискать их в глазах ньюйоркцев, переживших страшную панику 11 сентября 2001 года, а прежде всего – в глазах родственников и близких почти трех тысяч людей, погибших при обрушении башен Всемирного Торгового Центра после столкновения их с гигантскими авиалайнерами. Может быть, стОит не прикрывать сомнительные с моральной точки зрения проекты избитыми демократическими слоганами, а призадуматься над тем, почему так «нетолерантно» стало американское общество, почему оно выступает с протестами против этой инициативы, почему 43 процента американцев теряются в ответе на вопрос о религиозной ориентации их президента, а около двадцати процентов и вообще считают его мусульманином? А главное – обратиться к первоисточникам, почитать апостолов с евангелистами и начать заботиться о том, чтобы выстроить храм в душе своей, а не на истерзанной гуманитарной катастрофой земле.

Знаете, боюсь оказаться среди этих двадцати процентов, но после таких казусов и сам готов в применении к Обаме перефразировать не пропущенные цензурой в широкий прокат слова управдомши Варвары Сергеевны по поводу похождений Семена Семеныча Горбункова из «Бриллиантовой руки»: «Я не удивлюсь, если он тайком посещает… мечеть».

Но это уже другая история…