dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 19 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Экономика Четыре последствия глобальной рецессии для мировых экономик

Четыре последствия глобальной рецессии для мировых экономик

Четыре последствия глобальной рецессии для мировых экономик

Масштабы перемещения из страны в страну краткосрочных спекулятивных капиталов в десятки раз превышают потребности торговли и инвестиций в реальный сектор экономики. Национальным государствам, особенно небольшим, таким как Украина в частности, сложно противостоять подобным потокам капитала.

Как известно, мобильность капиталов обеспечивают не информационно-коммуникационные технологии, и не коммерческие банки, а общепринятые правила движения капиталов и регулирования фондовых бирж. Кроме того, спекулятивные интересы мировых финансовых институтов не связаны с потребностями реального сектора экономик. Специфика модернизированных финансовых инструментов и неумение прогнозировать последствия их применения привели к глобальной рецессии.

1. Разрыв финансового и реального сектора мировых экономик. Около 10 тысяч мировых хедж-фондов с активами более 2 трлн. долларов США совместно с крупными инвестиционными банками выстроили спекулятивную пирамиду из долговых обязательств, когда нельзя было даже понять, кому перепродаются плохие кредиты. В нестабильных экономических условиях риски от деривативов возрастают.

Мировой объем торговли опционами на акции составил в 2007 г. 8 млрд. Примерно с такой же скоростью росли фьючерсные контракты. Столь динамичный рост вызван выходом на спекулятивные рынки мелких инвесторов, которые либо хеджируют свои небольшие фондовые портфели опционами, либо занимаются спекуляцией с использованием опционов на акции и валютные контракты.

На стартовом этапе глобальной рецессии 64% мирового рынка производных инструментов приходилось на фондовые контракты. Наибольший объем рынка фондовых опционов демонстрирует США и Канада, фондовых фьючерсов – ЕС, африканские страны, государства Среднего Востока, а индексных опционов – Азиатско-Тихоокеанский регион.

Однако новые доходы финансовый сектор может зарабатывать только при взаимодействии с реальным сектором мировых экономик, а все сделки внутри самого себя – это перераспределение доходов, то есть игры с нулевой суммой. Разрастающаяся до гигантских масштабов финансово-банковская пирамида требовала наличия значительной ликвидности, и центробанки мира, и в первую очередь ФРС США, проводили агрессивную эмиссию. Коэффициент монетизации, то есть количество денег в обращении превышал ВВП передовых стран. Ситуация усугублялась и тем, что доллар выполнял одновременно две функции – национальной валюты США и мировой резервной валюты.

2. Внешнеторговый дисбаланс на фоне инфляции доллара. Основной валютой мировой банковской системы с послевоенного времени является доллар США. Даже отмена его золотого обеспечения не изменила его роли как основной валюты международных торговых расчетов (65%), международных резервов (62%), валютообменных операций (78%), производных инструментов и акций фондовых бирж (41%), активов банков (42%). Хотя, безусловно, наметилась тенденция замещения доллара евро – второй валютой. Отметим, что по количеству наличных евро уже обогнали доллары. Так в 2008-2009 годах эмиссия евро составляла 677 млрд., доллара – 525 млрд. При дебютных выпусках облигаций евро также обошел доллар – 46% к 39%.

Главная угроза для мировой экономики связана с возможным крахом доллара. Отрицательное внешнеторговое сальдо США привело к дефициту платежного баланса по текущим операциям, который покрывается эмиссией долларов и финансовых долларовых инструментов, в первую очередь казначейских обязательств. Американский долг составил более 10 трлн. долларов США. Около половины государственных облигаций США принадлежит нерезидентам. В целом нерезиденты контролируют примерно 30 трлн. долларов США. Это в два раза больше ВВП.

Иными словами, США потребляют то, что производят другие страны и сами же это потребление и финансируют. Как всякая инфляция, долларовая инфляция на мировых рынках вызвана не только избыточной эмиссией, но и значительным спросом на сырье и продовольствие из-за стремительно растущих экономик Китая и Индии. За последние шесть лет доллар девальвировал по отношению к корзине валют основных торговых партнеров на треть. Девальвация доллара, вернув Америке статус мирового экспортера, на который претендовали Германия и Китай, на 1% снизило золотовалютные резервы Центробанков Китая и Японии. К двум традиционным причинам инфляции – избыточному предложению денег и высокому спросу на товары – добавилась третья. Стабильность доллара.

Таким образом, несбалансированность в мировой торговле, в первую очередь между США и Китаем, усиленная инвестиционными потоками, а также между нефтеэкспортерами и остальным миром, привела международный рынок в неравновесное состояние. Выровнять его могут значительные потоки капитала из Китая, России, нефтедобывающих стран на приобретение американских корпораций и превращение их в действительно международные.

3. Демографические диспропорции миграционных потоков. Дешевая рабочая сила из-за ее избыточности в азиатских странах привела к переводу практически всех сборочных производств. Теория Милля о равновесии мировой экономики требует свободы передвижения всех факторов производства: не только товаров, технологий и капитала, но и труда. Существующий дисбаланс между демографической ситуацией и производством, согласно прогнозу ООН на 2050 г., усилится, несмотря на расширение ЕС. Понятно, что это не улучшит их торговые балансы. Природный демографический дисбаланс будет смягчен ликвидацией барьеров на пути свободного движения мигрантов.

4. Несбалансированность рыночной и реальной стоимости корпораций. Избыточные потоки спекулятивных капиталов после снятия ограничений на их инвестиционное участие направлялись на мировые финансовые биржи, вызывая рост стоимости корпораций. Рост индексов опережает рост балансового капитала в десятки раз. Стоимость некоторых американских банков и инвестиционных компаний в несколько раз больше реальной цены их собственного капитала. Несмотря на общее падение, стоимость акций американских компаний превышает чистую годовую прибыль в 30 раз. Первым сигналом опасности такой ситуации стало разрушение рыночной стоимости софт-компаний. Фондовый рынок не выполняет функцию продажи собственности, имеет спекулятивный характер и базируется на виртуальных индексах.

Отток спекулятивных капиталов с фондовых рынков, а также падение биржевых индексов означают, что стоимость предприятий и фирм во всем мире уменьшается и нарушает пропорцию между акционерным и заемным капиталом. Разоряет их ввиду невозможности перекредитования, поскольку большинство кредитов выдается под залог акций.

Такие развивающиеся экономики, как Венгрия (угроза девальвации и дефолта, МВФ выделяет 25,1 млрд. долларов США, ЕС – 5 млрд. евро), Украина (существенное падение гривны при резком уменьшении золотовалютных резервов, МВФ выделяет 16,5 млрд. долларов США), Румыния (девальвация на 20%) стали эпицентром новой волны кризиса. В опасном положении оказались банки Австрии – они предоставили Центральной и Восточной Европе кредитов до 56% национального ВВП, коммерческие банки Швеции выдали Латвии, Литве и Эстонии ссуд на 18% ВВП.