dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Экономика Сколько надо пикселей, чтобы увидеть ликвидность векселей?

Сколько надо пикселей, чтобы увидеть ликвидность векселей?

Сколько надо пикселей, чтобы увидеть ликвидность векселей?

Один старый одесский фотограф говаривал, когда речь заходила о чем-то маловероятном, или в принципе неосуществимом: «А сколько надо пикселей, чтобы это увидеть?». В подтексте сие означало, что, сколько бы их ни было, все равно нельзя увидеть несуществующее.

Его любимая поговорка вспомнилась мне в связи с недавно принятым в Украине законом, который в просторечии и даже в СМИ называют просто «законом о векселях». Его Верховная Рада Украины приняла в первом чтении за основу и в целом как законопроект № 2290а, инициированный народным депутатом от Партии регионов Валерием Омельченко, 4 июля нынешнего года. Официальное название этого юридического шедевра звучит, разумеется, более искусно - Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2013 год (относительно реструктуризации бюджетной задолженности)». В тот день за  проект этого закона проголосовали 246 народных депутатов из минимально необходимых 226, что и позволило его, наконец, принять.

Теоретически, если верить разработчикам закона, то ими двигали исключительно благие намерения – стимулировать пребывающую в депрессии и упадке отечественную экономику, разрешить ряд накопившихся за многие годы финансовых проблем к взаимному удовольствию всех сторон и снять непосильное долговое бремя с государственного бюджета.

Во исполнение означенных благих намерений, согласно вновь принятому закону, Кабинету министров Украины предоставляется право реструктуризировать фактическую бюджетную задолженность по определенным им расходам государственного бюджета, которая возникла по состоянию на 1 января 2013 г. в установленных им объемах, путем выдачи финансовых казначейских векселей сроком обращения до 5 лет, с доходностью 5%. Право выдачи таких векселей предоставляется органам, осуществляющим казначейское обслуживание бюджетных средств, на основании полученных выводов соответствующих органов государственной налоговой службы с указанием сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих возмещению из бюджета, по заявлению налогоплательщиков выдавать им указанные в выводах суммы бюджетного возмещения налога на добавленную стоимость путем выдачи финансовых казначейских векселей в соответствии с порядком, определенным Кабинетом министров Украины.

Если же, с делового юридического «канцелярита» перевести это на более общепонятный язык, то разработчики закона пытались представить свое детище, прежде всего, как благодеяние по отношению к отечественным производителям-экспортерам. Ведь гарантированное им законодательно право на возврат НДС на экспортированную продукцию, практически, никогда за время его существования не выполнялось в полном объеме. Задолженность по возврату НДС накапливалась многие годы, достигая астрономических сумм, а сама возможность хотя бы частичного его возврата давала возможность чиновникам осуществлять управление экономикой в ручном режиме, предоставляя преференции «своим» кланам (по политическим, родственным, территориальным и иным мотивам) и служила источником процветания множества коррупционных схем.

С другой стороны, предложенный новым законом механизм погашения задолженности  по НДС экспортерам, вроде бы выгоден и государству. Ведь государственная казна переживает сейчас далеко не лучшие времена. Не вдаваясь здесь в детальный экономический анализ, достаточно сказать, что Украина снова опасно приблизилась к дефолту. А если верить некоторым западным рейтингам (впрочем, основания им верить есть далеко не всегда, о чем свидетельствуют, например, опубликованные на «ДК Саммит» статьи – «Немиролюбивые размышления об индексе миролюбия» и «Международные рейтинги Украину не балуют, но и абсолютной объективностью не отличаются»), то даже вошла в первую десятку стран, которым угрожает дефолт.

Однако, рейтинги рейтингами, а опасная близость финансово-экономического коллапса ощущается по целому ряду тревожных тенденций: падение производства, беспрецедентный рост дефицита бюджета, внешней и внутренней задолженности, истощение золотовалютных резервов, нарастание невыплат по зарплатам и платежей в местные бюджеты. Все это -  звенья одной цепи, которая сжимается все туже, вокруг несостоявшихся надежд на быстрые и успешные реформы. Кстати говоря, задолженность по НДС экспортерам на сегодняшний день, по самым скромным подсчетам, составляет 59,5 млрд. грн., или около 15% доходной части госбюджета.

В такой ситуации, разумеется, любые действия правительства по стабилизации финансовой сферы должны рассматриваться как благо. Вот только, как говорил герой известного кинофильма «терзают смутные сомненья» как поводу истинных мотивов лоббистов «вексельного» закона, так и по поводу ожидаемого эффекта от введения его в действие.

Прежде всего, настораживает сам процесс его принятия. В этом процессе были нарушены почти все мыслимые регламентные ограничения по процедуре голосования. Скандальный законопроект ставился на голосование в Раде и ранее, но никак не мог набрать необходимого количества голосов. Так случилось, например, 14 мая, когда 4 раза депутаты успешно проваливали тему продления рабочего дня «до упора» - и четырежды спикер Рыбак пытался, в нарушение регламентных норм, ставить эту тему снова и снова.

Причем, если по большинству вопросов обсуждаемых в Раде линия противостояния проходит, обычно, по критерию «провластное большинство - оппозиция», то в отношении данного законопроекта ситуация изначально была принципиально иной. Против него была настроена и большая  часть депутатов парламентской фракции Партии регионов. Чтобы «дисциплинировать» членов своей же фракции ее руководство неоднократно собирало ее на специальные проработки (прямо таки, как в советские времена – на партсобрания). Но и это, поначалу, не помогало. Рассказывают, что во время таких «накачек» депутаты-регионалы либо со всем соглашались, либо молчали, а потом многие из них все равно голосовали «против», или отсутствовали во время голосования. И лишь со временем к каждому из них был подобран персональный «ключик». Ведь, небезосновательно, накануне принятия ненавистного многим закона, в парламентских  кулуарах поговаривали, что он будет принят в аккурат как подарок под  день рождения гаранта Конституции, который потом радостно отметили 9 июля, по поводу чего депутаты даже перенесли конец сессии с 12 июля на 5 июля. И действительно -   этот прогноз сбылся. 

Но почему, все же, столь полезный, по мнению разработчиков, закон вызвал такое яростное сопротивление даже среди членов правящей партии?  Те же «регионалы» (не на камеру, разумеется) все объяснили. Преференции в связи с принятием этого закона получают те люди, которые на сегодняшний день контролируют механизм возврата налога на добавленную стоимость. Речь идет о людях, приближенных к «семье» президента В. Януковича. Контроль над финансовым блоком в правительстве осуществляет первый вице-премьер С. Арбузов, а непосредственный технический контроль за механизмом возврата НДС осуществляет руководитель Министерства доходов и сборов  А. Клименко. Именно эти люди, по их мнению, получают выгоду от введения вексельной формы расчета НДС. Все остальные, включая даже крупных олигархов, которые раньше получали возмещение НДС «живыми» деньгами, а сегодня как минимум часть будут получать векселями, не заинтересованы в таком развитии событий.

К тому же, есть депутаты, которые помнят, как в 90-е годы  такой механизм, как векселя по НДС, в Украине уже работал. Тогда всю задолженность по НДС возвращали пустыми бумажками, которые называли векселями. И, условно говоря, если государство должно было живых денег по НДС, то оно возвращало, например, не миллион гривен, а бумажку, на которой было написано: «миллион гривен». После этого к предпринимателю приходил так называемый уполномоченный банк в лице своего представителя – и говорил: мы готовы у вас эту бумажку купить за живые деньги, но с очень большим дисконтом. Дисконт составлял 30, 40, 50, 60% - в зависимости суммы, клиента и прочих обстоятельств. После этого уполномоченный банк предъявлял этот вексель государству – и, как правило, получал номинал. То есть, вложив условные 600 тысяч гривен, банк получал условный миллион. И, конечно же, уполномоченные банки работали в тесном контакте с работающей тогда же властью. Это была, по сути, прямая легализация откатов по НДС. Поэтому, есть все основания полагать, что сейчас будет действовать точно такая же схема.

Авторитетное мнение по данному поводу высказала и председатель Всеукраинского объединения малого и среднего бизнеса Оксана Продан. Она опасается, что векселями станут не только возвращать НДС, но и платить ими по долгам за товары и услуги. В итоге рынок переполнится векселями, которые можно будет продать не более чем за 50—60% их номинальной стоимости. Поэтому, иронизирует О. Продан надо выдавать ими зарплату депутатам, голосовавшим за этот закон. Впрочем, как хорошо известно, подавляющее большинство депутатов живут далеко не на зарплату.

Если же смотреть на данную проблему даже не с точки зрения  тех или иных заинтересованных групп, а в контексте макроэкономической ситуации, то следует признать, что наполнение финансового рынка реально не обеспеченными векселями (вероятность чего, как выяснилось, довольно высока) дав госбюджету тактическую передышку, может уже в ближайшем будущем вызвать еще более острые платежные диспропорции.