dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 22 Июля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Экономика Украинскому транзиту российской нефти - «труба»? Или еще один «успех» команды «крепких хозяйственников»

Украинскому транзиту российской нефти - «труба»? Или еще один «успех» команды «крепких хозяйственников»

Украинскому транзиту российской нефти - труба

«Газовая война» между Украиной и Россией уже давно стала топовой темой для политиков и журналистов. Несмотря на взаимные уверенья в стремлении к дружбе и развитию сотрудничества, стороны явно зашли в клинч на энергетическом театре боевых действий. При этом, наблюдается весьма странная особенность массового восприятия (точнее – не восприятия) - ни СМИ, ни тем более широкая общественность, как бы не обращают внимание на то, что Украина несет потери не только на газовом фронте, но и на нефтяном. В связи с этим возникает закономерный вопрос: не обращают, или кто-то заинтересован в том, чтобы не обращали? Но, прежде чем, вместе попытаться поискать на него ответ, обратимся к фактической стороне дела и начнем с ее официальной интерпретацией Киевом.

Так, например, в исполнении министра энергетики и угольной промышленности Украины Юрия Бойка она звучит следующим образом. Министр признал, что нашей стране, несмотря на значительные потенциальные возможности отечественной нефтетранспортной системы, не удается увеличить транзит ценного сырья. Главная причина, по словам чиновника, - политика России. «Украина сейчас транспортирует 18 млн. тонн нефти в Чешскую Республику по трубопроводу «Дружба», и мы бы хотели транспортировать больше, но в связи со строительством БТС-2 (Балтийская трубопроводная система, о ней я подробнее расскажу далее – А. С.) нам не удается увеличить транспортировку», - пояснил Ю. Бойко.

Но, не кажется ли Вам, уважаемый читатель, что мы снова слышим старую песню: «Слоника замучили, кляті москалі!». Конечно можно, долго рассуждать о неуступчивости Москвы, о жесткости ее позиций, об экономическом и политическом давлении оказываемом с ее стороны. И все это, кстати, будет правдой. Потому, что времена «братской дружбы», ссылаясь на которую можно было выпросить любые уступки, безвозвратно канули в Лету. Мир стал другим – более прагматичным, и, естественно, что каждое государство (в том числе, Россия) будет максимально отстаивать собственные национальные интересы, межгосударственные отношения строятся исключительно на трезвом расчете.

Исходя из вышеизложенного, вместо поиска козней внешних недругов, украинскому налогоплательщику логичнее спросить с собственных «слуг народа», что они сами сделали для улучшения положения в нефтегазовой отрасли и для нормализации отношений со «стратегическим партнером». Тут-то, при ближайшем рассмотрении и оказывается, что результатом такого плачевного нефтегазового положения Украины является не что иное, как непрофессиональная внешняя и внутренняя политика нынешней украинской власти. Речь идет и о демонстративных эскападах против Кремля, рассчитанных на аплодисменты части электората и западных кредиторов, и фактическая утрата доверия со стороны Европы (из-за хронического невыполнения данных обещаний), и о пресловутом «венесуэльском проекте», а главное – практически полной приостановке собственной нефтеперерабатывающей отрасли, заинтересованной в стабильных поставках топлива. Последнее могло бы существенно стимулировать инвестиции в реконструкцию украинских трубопроводов. Но, похоже, команда «профессионалов и крепких хозяйственников» подобными резонами не особо озабочена. Ведь означенные проблемы возникли не в один день.

Так, например, о строительстве упомянутого Ю. Бойко нефтепровода БТС-2, в РФ заговорили еще в начале 2007 года, после тогдашнего «нефтяного» скандала с Беларусью. Диверсифицировать поставки «черного золота», точнее отказаться от нефтепровода «Дружба», Москва решила вследствие перекрытия Минском поставок российской нефти в Евросоюз. Что в свою очередь, было частью замысла А. Лукашенка добиться уплаты сверхдоговорной («соответствующей времени», как он считал) пошлины за транзит. И вот, альтернативный вариант стал реальностью - мощность первого пускового комплекса трубопровода БТС составила 30 млн. тонн нефти в год, а второго – уже 50 млн. тонн. в год. Его протяженность - около 1300 км. Общая стоимость проекта – свыше 2 млрд. долл.

Кстати, споры России и Беларуси длятся до сих пор, периодически временно разрешаются, но к конечному согласию так и не приходят, несмотря на общее членство в Таможенном союзе и перспективу Евразийского союза. А БТС, тем временем продолжает работать и, притом, достаточно результативно.

В 2011 году Украиной с РФ был подписан договор по нефти (относительно ставок транзита), как теперь говорят сами его подписанты, для Украины невыгодный. Но зачем же, тогда было его подписывать? Оказывается изначально Киев не собирался работать на прописанных в нем условиях, а хотел поднять по примеру Беларуси (вот уж действительно странный случай учета чужого опыта) ставки прокачки. А итог вышел, как всегда, плачевный – сами себя загнали в угол обходными трубопроводами.

Чтобы отечественные нефтепроводы не заржавели, украинские власти снова принялись лихорадочно искать новых поставщиков. И снова, вы будете смеяться, вышли на Беларусь, которая в этот момент опять очень кстати пыталась «поставить» Россию на место. Так родились очередные Нью-Васюки. На этот раз речь шла о поставках венесуэльской нефти на Мозырский НПЗ. Для этой высокой цели Украина даже перевела работу нефтепровода «Одесса-Броды» в аверсный режим. Но дальше произошло все как всегда, Лукашенко в очередной раз решил свои «российские» проблемы и вскоре от данного проекта отказался, а Киев опять оказался у разбитого корыта.

Тогда в столице Украины вспомнили о другом стратегическом партнере – Азербайджане. Из этой страны поставки нефти должны были идти на НПЗ в западном регионе. Но и тут ничего не получилось, загрузка предприятий оказалась сверхмалой. В поиске новых потребителей. Киеву удалось заинтересовать, на некоторое время поставками нефти Польшу, Литву и еще ряд стран Восточной Европы. Но для удовлетворения их нужд надо было активизировать достройку «Одессы-Броды» до польского Плоцка. Но Украина снова погрузилась в длительные раздумья. К тому же, Россия оперативно предложила альтернативные варианты, что окончательно ввергло украинские власти в ступор. Пока они раздумывали и ЕС ил Россия интерес к сотрудничеству уже потеряли, а финансовый кризис поставил на упомянутых планах окончательную точку.

Итоги такой нерасторопности весьма плачевны: в 2009 году Украина транспортировала в ЕС 29 млн. т российской нефти, в 2010 г. - 20 млн. т, в 2011 – порядка 17 млн. т, в январе-сентябре 2012 года поставки сократились до 10,7 млн. тонн (почти на 20% меньше, чем за такой же период 2011 года). Легко подсчитать, что только за 2010-2011 гг. Украина потеряла половину транзита нефти в Евросоюз.

По трубопроводу «Одесса-Броды» в 2011 году было транспортировано всего лишь 1 млн. т нефти, а с начала текущего года - ни грамма. К тому же, нигде не попадалась информация о том, что Минск выполнил хотя бы расчеты для дальнейшего развития «венесуэльского» контракта. Да и зачем? А. Лукашенко в рамках Таможенного союза договорился о восстановлении объемов поставки российской нефти, причем без уплаты пошлины в РФ. А Украина в очередной раз осталась «с носом».

Не радует статистика и по другим направлениям. В настоящее время из шести крупнейших украинских НПЗ работает лишь один – Кременчугский. Остальные остановлены из-за убыточности, так как операторам топливного рынка выгоднее завозить в Украину уже готовые нефтепродукты, чем перерабатывать нефть внутри страны. Весной, в частности, остановился крупнейший в нашей стране Лисичанский НПЗ, находящийся в собственности ТНК-ВР.

Как известно, российская нефтяная компания «Роснефть» официально представила британской ВР свое предложение о выкупе 50% акций ТНК-BP за 28 миллиардов долларов. А владелец второй половины акций ТНК-ВР - консорциум AAR уже дал предварительное согласие на продажу своей доли за 17 миллиардов фунтов стерлингов (около 28 млрд. долларов). Совет директоров BP одобрил продажу «Роснефти» своей доли в компании ТНК-ВР. «Роснефть», в случае покупки 50% ТНК-ВР, войдет в топ-10 мировых нефтегазовых гигантов, в случае покупки 100% - в топ-5. А украинский НПЗ может стать ее собственностью. В начале октября глава Луганской облгосадминистрации Владимир Пристюк заявил, что ТНК-ВР продала Лисичанский НПЗ, но не уточнил кому. Официальная информация по этому поводу отсутствует.

Даже украинская оппозиция, которая не была замечена в особых симпатиях к Москве, возмущена полной неспособностью нынешней властью вести результативные переговоры с РФ. Бывший министр энергетики оппозиционного правительства Александр Гудыма прокомментировал ситуацию следующим образом: «Власть поругалась с россиянами и никак не может выстроить результативный мост с европейцами. То есть, она думала, что переиграет россиян и договорится с Европой, но не вышло. Отсюда и экономические проблемы, в том числе в нефтегазовой сфере. И Бойко своим заявлением это признал. Кто им может сейчас помочь? ...И если мы с Москвой решили воевать не только в плане газа, но и нефти, то следовало бы быть ответственным за свои действия - собственными руками загнали себя в угол».

В свою очередь, эксперт по энергетическим вопросам Сергей Дьяченко констатирует, что, действительно, возможностей для увеличения объемов транзита российской нефти у Украины на сегодня практически нет, поскольку мы сталкиваемся с последствиями реализации Российской Федерацией стратегии минимизации транзитных потоков энергоресурсов через территорию Украины. «С учетом БТС-2 и терминала в Усть-Луге, которые в следующем году планируется вывести на проектный уровень загрузки, думаю, для Украины было бы неплохо, если бы объемы транспортировки российской нефти трубопроводом «Дружба» стабилизировались на отметке приблизительно 15 млн. тонн в год. Хотя, существуют прогнозы, которые строятся на планах российских нефтяных структур относительно приобретения НПЗ в европейских странах и их загрузки. Такой сценарий может привести к увеличению загрузки «Дружбы», по некоторым оценкам, до 20 млн. тонн», - отмечает эксперт.

Конечно, ради объективности следует заметить, что очередное «маємо те, що маємо» - складывалось всеми украинскими властями на протяжении 20 лет независимости. Но это нисколько не оправдывает нынешнюю власть, которая сваливая все на «папередников», в очередной раз продемонстрировала дипломатическую неуклюжесть и экономическую недальновидность. А потенциал сотрудничества с Россией в нефтегазовой сфере остается огромным. Вот только, кто его сможет реализовать?