dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 19 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Экономика Экономическая стратегия Украины: мифы и реальность

Экономическая стратегия Украины: мифы и реальность

Экономическая стратегия Украины: мифы и реальность

Сегодня Украина стоит перед выбором, важность которого сложно сопоставить с каким-либо событием за весь период после развала Советского Союза. Выбор направления вектора интеграции – Зона свободной торговли с Евросоюзом или Таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном – это решение, которое определит перспективы развития страны на десятилетия. И ответит на вопрос: будет ли вообще, это развитие? От этого решения, на принятие котрого остаються считанные месяцы, зависит – сможет ли Украина сохранить остатки свого научно-технического потенциала и в перспективе стать развитой державой, или ее судьба превратиться в ресурсный придаток Западной Европы с деградирующим населением.

Даже бараны чувствуют предстоящую гибель, когда их ведут на бойню, и оглашают окрестности предсмертным ревом. Те, кто это наблюдал, говорят – жуткое зрелище. Население Украины, подвергаемое на протяжении последних лет массированной шустеризации – современной разновидности дебилизации, идет на бойню добровольно, изображая радость и счастье от предстоящего процветания и обретаемой «свободы». Свободы от здравого смысла. Отмежевание от Таможенного союза и стремление любыми путями втиснуться в зону свободной торговли с Европейским Союзом иначе, как добровольным закланием, не назовешь. Да и отечественные пастухи, подгоняющие стадо, не смогут избежать участи своих подопечных, возможно лишь немного отсрочат исполнение приговора по отношению к себе.

Декларировать вступление в Европейский Союз, как одну из основных стратегических целей может только тот, кто абсолютно не в курсе событий последних лет, происходящих в самом Европейском Союзе. Но выпасть из современного информационного поля и не быть в курсе событий происходящих в Европе – задача практически невыполнимая: газеты, телевидение и интернет достанут любого даже в самых труднодоступных местах. В таком случае, мечтать о вступлении в ЕС может лишь тот, кто всеми путями пытается завести Украину в безвыходный тупик – мотивы таких действий сложно объяснить с точки зрения здравого смысла и интересами народа Украины. Их нужно искать в каких-то иных сферах.

Ситуация на сегодняшний день в ЕС такова. Греция на грани дефолта, а кредиты (кредитная линия в размере 110 млрд. евро), постоянно увеличивающие внешний долг (государственный долг Греции – более 350 млрд. евро, бюджетный дефицит – 12,7% ВВП.) не могут кардинально изменить ситуацию. Правительство планирует понизить прожиточный уровень на треть – с 12 тыс. евро до 8 тыс. евро в год, уволить 150 тыс. госслужащих и пр. – иначе не видать очередного кредитного транша, а забастовки в стране, направленные против договоров с МВФ и парализующие экономику, не прекращаются.

Не на много лучше экономическая ситуация в Португалии – в мае 2011 года Евросоюз принял решение выделить 78 миллиардов евро для восстановления экономики Португалии.

В Ирландии – кредиты ЕС и МВФ, суммой более 70 млрд. евро, не смогли восстановить доверие к ирландской экономике. Нет никакой уверенности в том, что кредиты, выданные Португалии и Ирландии, изменят ситуацию,.

Германия, осмелившаяся сыграть свою партию в натовском спектакле по «освобождению» Ливии, заработала множество проблем со смертельным вирусом-мутантом, что мощно ударит по сельхозпроизводителям не только Германии, но и других европейских стран. Валютный союз не является таким уж привлекательным и может недосчитаться некоторых своих членов в ближайшем будущем. Франция и Дания вводят ограничения на передвижения в рамках ЕС, невзирая на Шенгенский договор о безвизовом передвижении в рамках границ стран, подписавших его. А такие члены ЕС, как Болгария и Румыния получили отказ о включении их в шенгенскую зону. Хотя должны были войти в Шенген еще в конце 2010 года, но в 2011-м решение было заблокировано Германией и Францией. Получившие безвизовый режим с ЕС Македония и Сербия добавили головной боли всему Евросоюзу в виде возросшего потока нелегальных мигрантов.

И в это же время Украина в лице своего руководства, невзирая на все перечисленные и не перечисленные проблемы, заявляет о вступлении в ЕС, как основном ориентире в экономическом и политическом курсе страны. А первым конкретным шагом на этом пути должно стать создание зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕС. Самоубийственный шаг для украинской экономики.

Благодаря шустерам и прочим «талантам», всплывающим на поверхность отечественного информационного пространства в прайм-тайм и не тонущим на протяжении нескольких последних лет, массовое сознание определенной части населения страны уже воспринимает все, что связано с интеграционными процессами на постсоветском пространстве, как нечто однозначно негативное. Основной лозунг противников интеграции в рамках СНГ – «Россия нас захватит, мы потеряем суверенитет». Более «продвинутые» экономисты высказывают опасения о потерях, которые понесет бюджет Украины от вступления в Таможенный союз (ТС).

Да, например в 2009 году доля таможенных сборов в формировании бюджета страны достигала более 50%, и ситуация не значительно изменилась в 2010 и 2011 годах. Но поддерживать объемы импорта за счет внешнего кредитования, который можно облагать ввозными пошлинами, чтоб наполнять бюджет – безумная политика, а экспорт, обеспечивающий поступления в страну валюты, которая в свою очередь идет на оплату импорта, с каждым годом сужает свою номенклатуру. Да и кто сказал, что вступление в ЗСТ с ЕС не сократит поступления от таможни в казну? Если в самом ЕС таможенные сборы в 2011 году должны составить около 12% доходов бюджета Евросоюза, вряд ли они допустят большие ограничения для ввоза товаров из Европы в Украину.

Сегодня сам Европейский Союз ищет помощи извне. И находит ее на Востоке. В Китае. Китай выделит кредиты странам Европы, которые испытывают трудности с выплатой своих долгов. Об этом заявил 26 июня с.г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, прибывший в Великобританию с трехдневным визитом: «Долговой кризис в Европе расширяется. Во время долговых кризисов доверие более важно, чем наличные и золото, и мы опять поддержим доверие в Европе». Но Китай, таким образом, будет стимулировать европейский спрос на свои товары – то, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, усвоили даже на просторах Украины.

Так на что может рассчитывать Украина в Европе в такой ситуации? Сможет ли Украина найти новые рынки сбыта своей продукции в странах ЕС? Можно ли рассчитывать, что Европа воспринимает Украину иначе, кроме как одним из источников решения своих собственных проблем – т.е. рынком сбыта для европейских производителей, и как всегда - источником сырья и дешевой рабочей силы?

Хотелось бы спросить идеологов втягивания Украины во Всемирную торговую организацию (ВТО), которые теперь неустанно проповедуют вступление в ЗСТ с ЕС и отказ от Таможенного союза: где те преимущества для экономики Украины, о которых было столько написано в отечественных СМИ и было потрачено столько часов лучшего эфирного времени? Какая из отраслей промышленности увеличила экспорт в Европу или Северную Америку? Какие передовые технологии появились в Украине? Так что, в конце концов, получила Украина от вступления в ВТО? И, уже никто не вспоминает про обещанные экс-президентом Ющенко 5 млрд. долл., которые должны были моментально появиться в украинской экономике после вступления в ВТО.

А теперь уже членством в ВТО объясняется невозможность вступления в Таможенный Союз. И так портит эту концепцию Киргизия, которая, несмотря на членство в ВТО, собирается вступить в Таможенный союз.

Само по себе членство в ВТО нельзя оценивать однозначно позитивно или негативно – важно то, на каких условиях страна вступает в эту организацию. Но во времена Ющенко важны были не условия, главным было – успеть раньше России, чтоб с позиций члена организации пытаться диктовать свои условия России. Однако это, а также конфликт с Грузией и пр., отсрочившие вступление РФ в ВТО, сыграли на руку российской экономике в преддверии нынешнего мирового финансового кризиса. Россия, Беларусь и Казахстан не отказываются от планов вступления в ВТО. Но теперь переговоры о присоединении к ВТО ведет единая переговорная делегация от стран-участниц Таможенного союза, что, несомненно, значительно усиливает позиции каждой из трех стран.

С 01.07.2011 таможенный контроль в России, Беларуси и Казахстане переносится на внешние границы Таможенного союза, а для Украины это означает, что теперь о правилах торговли придется договариваться уже сразу с тремя государствами-членами ТС, а не с каждой в отдельности.

Сегодня Россия проходит уже третий этап т.н. интеграции российской экономики в глобальные процессы. Для Украины угроза состоит в том, что все ампутированные кооперационные связи времен Советского Союза все больше и больше рубцуются, заживают, а экономики бывших советских республик переходят от кооперации в рамках экс-СССР к полным циклам производства внутри своих границ. Или, как часто происходит на наших территориях, и в большей степени касается Украины – к потере высокотехнологичных производств. И если пока еще есть заинтересованность со стороны России в сохранении и восстановлении сотрудничества в научно-производственной сфере с Украиной, то создание ТС без участия Украины ускорит процесс отказа от услуг партнерских организаций в сфере передовых технологий и, следовательно, и от научно-исследовательских институтов Украины. Хотя, процесс обособления идет, естественно, с самого момента развала СССР. Но сейчас, Украина находится в жестком цейтноте – в ближайшем будущем она может пройти самую важную, самую страшную и самую «жирную» точку невозврата, когда Украина останется хозяйкой обломков всего наследия УССР, но уже мало кому нужного на мировых рынках и даже на постсоветском пространстве.

К примеру, в военно-промышленном комплексе – самой высокотехнологичной отрасли экономики на момент развала СССР, Украина не имела полного цикла производства ни по одному из видов вооружений. Россия была способна производить до 20 основных видов вооружений. На сегодняшний день, Украина способна самостоятельно производить лишь «глубоко модернизированные» Т-84 – «Оплот» и «Ятаган» и некоторые бронетранспортеры, производство которых осталось в наследство от Союза. Украина уж выпала по разным, в первую очередь по политическим, причинам эпохи Ющенко, из участия в процессе создания новейших образцов военной техники. Россия оказалась способна обойтись без участия Украины в создании, например, комплекса ПВО С-400, хотя в разработке С-300 принимал участие «Днепровский машиностроительный завод»; КБ «Южное» создавшее непревзойденный никем в мире ракетный комплекс P-36М – «Воевода», по классификации Минобороны США и НАТО – SS-18, уже не принимало участия в создании российской баллистической ракеты «Тополь-М»; «Мотор-Сич» уже не поставляет свои моторы к новому вертолёту Ка-60 – Россия создала свои. И так далее… Притом, что на 70% комплектующих для украинского ВПК производится в Российской Федерации.

Подписанный в конце 2009 года Украиной контракт с Ираком на поставку 420 БТР-4 на общую сумму 457,5 млн.долл. был разрешен с «барского плеча» США. Вероятно, американцы знали, что Украина вполне способна опозориться с выпонением такого контракта, и впредь, ей совершенно обоснованно можно никакие контракты на поставку военной техники не предлагать. Очередная попытка передать первую партию БТРов (26 единиц) достоялась 29 мая 2011 года. Это не первак попытка передачи техники в соответствии с контрактом. До того, были проблемы с двигателями и артиллерийскими орудиями. Но в этом вина не сталько завода им.Малышева, сколько ситуации, в которой украинским предприятим приходится заново «изобретать велосипеды» из-за разрушения производственных кооперационных связей в рамках Союза, которые складувались на протяжении десятилетий.

А что такое «сотрудничество» с ЕС в области высоких технологий Украина не должна забывать. Опыт оказался дорогим, но малоэффективным – прекрасной иллюстрацией этого была передача 43 томов технической документации на транспортный самолет Ан-70, и как результат – появление европейского А-400М.

Добровольный отказ Украины от развития кооперационных связей в области высоких технологий, которые могло бы дать участие в ТС, заставит Украину самостоятельно выживать на мировом рынке. Какую продукцию сумеет Украина предложить, чтобы составить конкуренцию таким транснациональным корпорациям, как, наприме, Боинг и Аэробус, а также производителям «Абрамсов» и «Леопардов» и пр.? Ради производства какой высокотехнологичной продукции будут поступать в ВУЗы на технические специальности выпускники очень средних школ? Возможно, теперь главный стимул обучения в техническом ВУЗе – трудоустройство за рубежом. Или в задачу украинского руководства входит лишь обеспечение безболезненной эвтаназии украинской экономики и ее постепенной деиндустриализации и безвозвратной деградации?

Украинский экспорт в Россию превышает суммарный экспорт во все страны ЕС вместе взятые, а структура экспорта говорит не в пользу сотрудничества с Европой – весь наукоемкий экспорт уходит в РФ и в страны Азии, в Европу – сырье.

В так называемой «ресурсно-ориентированной экономике» нет ничего плохого. Если речь идет о Российской Федерации, пока еще обладающей суверенитетом над 40% мировых запасов природных ресурсов. И если речь идет о разумном расходовании средств, получаемых от продажи того, что дано самой природой и историей государства. Но России необходимы высокие технологии и для добычи газа и нефти в отдаленных регионах Севера и Сибири. Если же речь об экономиках таких стран, как Украина или Беларусь, то обеспечение достойного места в международном разделении труда и высокого уровня жизни населения невозможно без развития собственных высокотехнологичных производств.

Одной из важнейших составных конкурентоспособной продукции была и остается цена. Особенно на рынках стран СНГ, т.к. «цивилизованная» Европа зачастую предпочитает покупать именно свою продукцию, даже если она уступает по цене и качеству произведенной за ее пределами. Это не отвечает базовым законам рыночной экономики, которую так любят проповедовать из США и ЕС всем менее развитым странам и странам с переходной экономикой, но зато это отвечает их собственным интересам.

Указанные, в ниже поданной таблице тарифные ставки при ввозе товаров в Украину, показывают потенциальные возможности для снижения стоимости украинских товаров на рынках стран-членов Таможенного союза, в случае присоединения к нему Украины.

В таблице 2 приведены тарифные ставки при ввозе товаров в Украину (средневзвешенные по структуре импорта Украины из Российской Федерации) и на территорию Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана (средневзвешенные по структуре экспорта Украины в Российскую Федерацию), рассчитанные на основе 4 знаков классификатора ВЭД.

По данным Комиссии Таможенного союза, значительная часть отрицательного сальдо в торговле товарами Украины с Российской Федерацией в 2010 г. формировалась за счет продукции добывающей промышленности, и составило -13,8 млрд. долл. Но, в то же время, суммарное сальдо поставок всех других продуктов было положительным и составляло 5,0 млрд. долл.

Доля энергетической составляющей в украинской конечной продукции, идущей на экспорт, значительна. Это, в первую очередь, металл, изделия из металла, и пр. Снижение стоимости энергоносителей импортируемых из России в Украину могло бы стабилизировать экономическую ситуацию в Украине и улучшить внешнеторговые показатели. Вступление Украины в ЗСТ с ЕС отнимает такую возможность. К тому же, Украина никаким образом не сможет повлиять на существующие правила игры в ЕС и предлагаемой ЗСТ, и вынуждены будем соглашаться с предложенными условиями.

В отношении экспорта энергетических ресурсов из России в Украину было сделано несколько ключевых предположений, но они почему-то не произвели впечатления на руководство страны. Вероятно, потому что в Украине соответствующее лобби заинтересовано в сохранении таможенных барьеров. Хотя предполагалось что в части экспорта нефти, нефтепродуктов и природного газа произойдет полная отмена экспортных пошлин на российские поставки, идущие для внутриукраинского потребления. Это в свою очередь снизит конечную стоимость продукции для украинских потребителей. Но если снижение цены на нефть и нефтепродукты для Украины произошло бы только на величину экспортных пошлин, т.к. цены в России формируются по принципу Net-back (внутренняя цена равна мировой за вычетом затрат на экспортную пошлину и транспортировку), то в отношении природного газа, текущие цены на который в России существенно ниже мировых, возможен ценовой коридор в диапазоне от 180 долл./м. куб (цена для Белоруссии в 2010 г.) до текущих значений, скорректированных на обнуление экспортной пошлины (240 долл./м куб. в 2010 г.).

Благодаря этому положительный прирост торгового сальдо Украины может увеличиться до 5,1 млрд. долл. Кроме того, эффект от отмены защитных мер во взаимной торговле оценивается в 0,5 млрд.долл., а снятие технических барьеров в торговле даст еще более 1 млрд.долл.

В случае вступление Украины в ЗСТ, Таможенный союз будет вынужден ввести протекционистские меры, чтобы исключить возможность использования Европой украинской территории, как транзитной зоной для перевалки товаров из ЕС в ТС. В случае заключения Украиной соглашения о ЗСТ с ЕС будут сохранены все нетарифные барьеры на пути экспорта из Украины, а также введены дополнительные таможенные тарифы на отдельные группы товаров на уровне, предусмотренном для импорта из стран–нечленов Союза.

На фоне всего вышесказанного, действия отечественного руководства вызывают недоумение – на какую аудиторию рассчитаны декларации об «эвропейской», как принято принято говорить, интеграции. Или здравый смысл и большая политика стали совершенно несовместимыми вещами?