dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 29 Апреля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Память, увековеченная в скульптуре

Память, увековеченная в скульптуре

Память, увековеченная в скульптуре

Известный киевский скульптор Валентин Зноба (1930 — 2006) – был человеком, настолько же титулованным, насколько простым в общении. Народный художник Украины, действительный член Академии искусств Украины, лауреат Государственной премии им. Т. Г. Шевченко, член Международной Академии информатизации в Генеральном статусе ООН, почетный гражданин Киева… - это лишь те титулы, которые пришли мне на память.

Увы, 10 января этого года страна никак не отреагировала на 80-летнюю годовщину Валентина Ивановича: похоже, президентская предвыборная гонка атрофировала все нормальные человеческие чувства, а творческая элита по преимуществу была поглощена составлением политических страшилок. 

Работы выдающегося мастера – монументальные и станковые – размещены не только в Украине (кстати, у самых стен украинского парламента народные депутаты могут видеть три скульптурные композиции В. Знобы), но и в других странах мира: в частности, памятник французской королеве Анне (дочери Япослава Мудрого) под Парижем, герою французского Сопротивления украинцу Василю Порику, знаменитому шотландскому математику, изобретателю десятичных логарифмов Джону Нэперу, знаменитому австрийскому художнику Густаву Климту.

К теме войны Валентин Зноба обращался неоднократно, в течение всей своей творческой жизни. Это понятно: героика и ужасы войны глубоко запали в ранимую душу подростка.

Скульпторов больше знают по монументальным композициям. У В. Знобы это целый ряд мемориалов, сооруженных в разные периоды: на Букринском плацдарме (вниз от Киева по течению Днепра), на месте бывшего Дарницкого лагеря смерти времен гитлеровской оккупации, монументы Славы в Херсоне и Хмельницком, ряд монументальных работ для главного московского  мемориального комплекса на Поклонной горе. Но ведь есть еще камерные произведения, в которые автор вкладывал ничуть не меньше души и чувств, чем в масштабные монументы.

По этому поводу бытует простое объяснение, пусть банальное, но справедливое: все произведения творца – как дети, одинаково ему дороги. Разумеется, что-то удавалось больше и лепилось легко, на одном дыхании, другое давалось с трудом и многократно доделывалось и переделывалось. Как всегда, монументы и мемориалы после их сооружения начинают жить своей, отдельной от творца жизнью. Они – всегда на виду, возле них почти постоянно собираются люди – то ли прибывшие специально почтить память тех, кому посвящены скульптурные создания, то ли случайно проходящие мимо и просто замедляющие свой шаг… Валентин Зноба как-то говорил мне, что был бы неискренен, если бы попытался доказать, что автору безразлично такое проявление внимания. Но когда он попадал в мастерскую, где его окружали со всех сторон скульптурные портреты – по преимуществу людей, которые не только знакомы скульптору, но и близки по духу, -- становилось уютно, тепло, спокойно. Создавался неповторимый эффект общения, что особенно необходимо, когда жизнь подбрасывала мелкие и крупные неприятности.

Мемориал на Букринском плацдарме, где в 1943 году массово погибли участники так называемого отвлекающего от форсирования Днепра под Киевом удара,  и работы для московской Поклонной горы посвящены событиям Отечественной войны, но отделены не только временем создания, но и взглядом на то, как подходить к оценке тех событий.

Отечественная война – не "преданья старины глубокой", но в ее истории даже те, кто практически был ее свидетелями, открывают для себя много нового. С одной стороны в советские времена режим навязывал пропагандистские клише, отступать от которых было нелегко, а с другой – в человеческом сознании многое из того, что происходило в годы войны, приобрело, так сказать, "бронзовый оттенок", и под этой бронзой зачастую были скрыты сострадание, сочувствие, сопереживание. Работая для Поклонной горы, Валентин Иванович старался этот "бронзовый налет" оживить. Именно поэтому появилась скульптура «Всем павшим». Стоит лишь сравнить его с многочисленными стандартными памятниками на ту же тему, воздвигнутыми в первые десятилетия после войны, - и разница сразу бросится в глаза. И вправду: это память о всех тех, кто погиб – и тем, чьи имена значатся в «похоронках», и тем, кто пропал без вести и о ком их родные ничего не знали многие годы, и тем, кто  был уничтожен в лагерях для военнопленных, и тем, чьи капсулы с именами до сих пор находят энтузиасты-поисковики, раскапывающие места ожесточенных сражений. Это то, что объединяется одним емким словом – увековечивание.