dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 21 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран (первоистоки 9)

История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран (первоистоки 9)

Член-корреспондент НАН Украины, Моця А.П.

Продолжаем знакомить читателя с разработками украинских исследователей по теме "Первоистоки".

Славяне.

В I тыс. н. э. на историческую арену стремительно выходят славяне — одна из основных ветвей древнеевропейского населения. Об их происхождении и местах изначального проживания существует несколько версий. Первая из них — дунайская — была выдвинута еще Нестором Летописцем в средневековые времена: «Во мнозех же временах сели суть Словени по Дунаеви где есть ныне Оугорская земля и Болгарска. И от тех Словен разидошася по земле». Вторая версия связывает первый этап существования  этого населения с Висло-Одерским междуречьем. Третья состоит в том, что древние славяне проживали на территориях между Днепром и Вислою, а четвертая — между Днепром и Одером.

Вероятнее всего, контуры праславянского массива со времен выделения его во II тыс. до н. э. из индоевропейской общности и до раннего Средневековья (когда славяне были реально зафиксированы в письменных источниках, а их существование подтверждено археологическими материалами) в определенной степени изменились. На протяжении II—I тыс. до н. э. праславяне могли заселять разные территории. Но хотя сейчас нельзя окончательно выделить их древности в культурах раннего железного века, все же можно констатировать оформление картины вхождения в этот достаточно ранний процесс населения полесской и лесостепной зон Правобережья Днепра. Начиная с раннего Средневековья, ареал славянского расселения интенсивно увеличивается, а данный этнос в широком значении этого слова занимает одно из главных мест среди иных обществ.

Современные украинцы являются одной из ветвей исторического славянства. Впервые о славянах — венедах (или венетах) говорят римские авторы I—II в. н. э. Плиний Старший, Тацит, Птолемей, а с VII в. н. э. о них вспоминают византийские историки Иордан, Прокопий Кесарийский, Иоанн Эфесский и др. В частности, Иордан сообщает, что они происходят из одного корня и известны под тремя наименованиями: венетов, антов и склавинов, т. е. на рубеже нашей эры славяне сформировались как самостоятельная этническая общность, которая сосуществовала в Европе с германцами, фракийцами, сарматами, балтами, финно-уграми.

Наиболее ранние археологические материалы принадлежат к зарубинецкой культуре. Представители этой общности проживали на берегах Среднего Днепра, Припяти и Десны на рубеже III—II вв. дон. э. — I в. н. э. Появление этой культуры нельзя выводить лишь из какой-либо одной общности II—I тыс. до н. э. — в этногенетических процессах активно участвовали и носители иных культурных общностей. Дальнейшая трансформация привела к появлению позднезарубинецких памятников и киевской культуры.

Непосредственное отношение к формированию восточного славянства имело население северного ареала черняховской культуры — явления с провинциально римским влиянием, которое своеобразной «вуалью» накрывало этнокультурную многоликость Юго-Восточной и Центральной Европы. Материальные находки свидетельствуют о том, что кроме ранних славян в состав черняховской общности входили скифо-сарматские, фракийские и германские группы населения. Первые из них тогда еще не имели обособленной культуры, а были включены, как и другие этнические группы, в состав общей культурной модели, созданной под влиянием римской цивилизации. Славяне, очевидно, находились в зависимом положении, особенно после прихода в Северное Причерноморье готов.

Основной силой сопротивления германцам были анты. Славяне проиграли в этом противостоянии, но лишь на определенное время. Процессы консолидации и самоутверждения этих племен продолжались, что способствовало появлению в будущем могущественных военно-политических союзов. Именно они заняли место готского объединения в Юго-Восточной Европе.

События, датируемые концом IV—V в. н. э., можно считать началом возникновения новой этнокультурной и социально-экономической общности, в которой лидирующее место получили уже славяне. Об этом свидетельствуют материалы памятников V, а возможно, и конца IV в. н. э., найденные на стыке лесостепной и полесской зон Восточной Европы. Здесь зарождались раннесредневековые восточнославянские культуры. Отсюда при Великом переселении народов в середине I тыс. н. э. началось расселение славян на северо-восток, юг и юго-запад.

Вторая половина I тыс. н. э. — это время, когда славянская общность разделяется на три ветви: восточную, западную и южную. В новых условиях старые названия (венеды, анты) в процессе расселения исчезают при одновременном появлении новых.

Племя полян заселяло Киевщину и Каневщину на Днепровском Правобережье, древлян — Восточную Волынь, северян — Днепровское Левобережье. Кроме них на территории современной Украины проживали уличи (Южное Поднепровье и Побужье), хорваты (Прикарпатье и Закарпатье), а также волыняне, или, как их еще называли, бужане (Западная Волынь). В археологических древностях существование восточнославянских племен второй половины I тыс. н. э. зафиксировано в памятниках корчакской, пеньковской и колочинской культур (третья четверть этого тысячелетия), а в более позднее время — лука-райковецкой, волынцевской и роменской. Носители трех последних культур становятся непосредственными предшественниками древнерусского населения.

Начиная с VI в. н. э., когда славянские племена активно заявляют о своих правах на границах империи, на их присутствие все более часто обращают внимание византийские авторы. Вот как описывает славянское общество Прокопий Кесарийский: «Эти племена — славяне и анты — не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье в жизни считается делом общим. Равным образом и во всем остальном, можно сказать, у обоих этих вышеназванных варварских племен вся жизнь и узаконения одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всем, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещания, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу, и, избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают и реки, и нимф, и всяких других демонов, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они по большей части меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные же не носят и рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, доходящие до половых органов, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, довольно варварский, и по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же темно-красный. Образ жизни у них, как и у массагетов, грубый, безо всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они неплохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же».

Конечно, жизнь славян отличалась от византийской. Поэтому и характеристика имперских историков в некоторых местах не лишена субъективизма.

В славянском хозяйстве преобладало земледелие — подсечное (полесская зона) и пашенное (лесостепная). В конце упомянутого тысячелетия перелоговая система землепользования, вероятно, начала вытесняться двупольем. Среди злаков культивировались рожь, ячмень, несколько позже и пшеница. Развивалось скотоводство, в первую очередь — разведение крупного рогатого скота и свиней.

Постепенно усовершенствуются ремесла. Металлообработкой — изготовлением орудий труда из железа или украшений из цветных металлов — занимались уже мастера — профессионалы. Однако гончарство, ткачество, обработка кожи, камня и дерева в условиях натурального способа жизнедеятельности оставались в рамках родовых взаимоотношений. Подтверждением этого является лепная посуда у большинства славянских культур и даже гончарные изделия провинциально-римских мастерских, которые в послечерняховское время достаточно быстро вышли из обихода — их сменила местная лепная продукция. Обмен имел натуральный характер, кроме территории Черняховской культуры, где в разноэтнической среде часто использовались римские серебряные денарии.

Экономической основой восточнославянского общества была родовая собственность на землю, а каждая группа населения входила в состав племени. Одновременно жизнь на отдельных поселениях уже организовывалась по новым нормам соседской общины. В ней парная семья еще не была экономически независимой, а хозяйственными ячейками являлись группы родственников с общей собственностью — так называемые «ячейки обособленной собственности» (в отличие от более ранних времен, когда всей собственностью распоряжался род). Малая семья из ближайших родственников (родители и дети) начала играть основную роль уже во времена формирования государства, хотя на всем протяжении второй половины I тыс. н. э. фиксируется тенденция развития процесса именно в этом направлении.

Необратимое развитие восточных славян в направлении цивилизации определяло распад первобытных отношений. Как и у других народов, начало противоречий с традициями первобытно-общинного строя было связано с появлением рабства. В этой связи тот же Прокопий Кесарийский отмечал: «Так сначала славяне уничтожали всех встречающихся им жителей. Теперь же они и из другого отряда, как бы упившись морем крови, стали с этого времени некоторых из попадавшихся им брать в плен, и поэтому все уходили домой, уводя с собой многие тысячи пленных».

На первом этапе рабство у славян было временным: через определенное время пленные за выкуп могли возвращаться домой или же оставаться, но уже в вольном состоянии и принимать участие во всех делах коллектива. Такое отношение победителей к побежденным определялось натуральным хозяйством и низким уровнем производственных отношений. Труд зависимых давал еще мало экономической выгоды. Но это были уже новые отношения, совершенно нехарактерные для отношений классического родового строя.

Военные походы у славян, как и у других народов, которые пребывали на этапе разложения первобытно-общинных отношений, вначале были делом добровольным, в них принимали участие все желающие. Затем начинает выделяться дружина, для которой война становится профессиональным занятием. В третьей четверти I тыс. н. э. формируются союзы племен, в ареалах которых сосредотачиваются центры институтов власти этих союзов. Кроме политико-административных функций, такие пункты выполняли роль культовых центров, что способствовало последующей выкристаллизации здесь торгово-экономической функции. Частые конфликты с соседями заставляли планировать создание укрепленных поселений-убежищ.

Достаточно быстро среди них начал выделяться Киев (кроме него существовали еще и другие - Зимно на Волыни, Пастырское на Черкащине, Чернигов в Подесенье, Битица на Псле). Этому способствовало микрогеографическое положение будущей «матери городов русских» (контроль над многими притоками Днепра — основными торговыми артериями Средневековья), выгодное топографическое размещение (наличие природной защиты) на границе нескольких союзов племен. Контакты культурных элементов, восприятие передовых достижений славянских племен на самых ранних этапах развития обеспечили Киеву высокий уровень социально-экономического развития. Ранний Киев, став политическим центром Полянского княжения, рос и развивался за счет притока населения от разных восточнославянских племен, и уже в те времена имел межплеменной характер.

В пределах союзов племен между их составными частями налаживались более тесные связи, преодолевалась узкоплеменная обособленность. Это зафиксировано и археологическими материалами: они нивелируются, исчезают сугубо территориальные особенности. Славянское общество переходило к новым отношениям, согласно которым большинство населения отстранялось от управления и распределения. В образованиях такого типа, которые в последние десятилетия все чаще называют «вождества», уже существовало имущественное расслоение, но еще не было легализированного аппарата насилия. Характерной чертой этого уровня общественной организации была концентрация светской и духовной власти в одних руках. Продолжался и процесс консолидации восточнославянских группировок в «суперсоюзы» племен. На территории Украины в первую очередь следует упомянуть Русскую землю в узком значении этого термина, т. е. территорию Киевщины, Черниговщины и Переяславщины. Кроме среднеднепровского региона, быстрыми темпами развивался регион Западного Буга, где также формировался очаг развития будущих государственных отношений.

Древние славяне достигли относительно высокого развития и в идеологической сфере. И известны культовые сооружения — храмы, капища и требища нескольких типов (столпообразные строения под крышей, открытые и закрытые сооружения). Одно из святилищ было открыто на Старокиевской горе. Оно представляло собой неправильный каменный прямоугольник с закругленными углами и четырьмя выступами. Рядом был устроен жертвенник.

В таких сооружениях находились языческие божества, изготовленные из дерева или камня. Несколько таких изваяний найдено в Поднестровье. Наиболее известный среди них — Збручский идол — божество Род. Это высокий четырехгранный столп, на каждой из сторон которого в три яруса нанесены изображения. Очевидно, эти три яруса символизируют популярное в древности разделение мира на небо — обитель богов, землю, населенную людьми, и подземный мир, где пребывают те, кто держит землю. Кроме антропоморфных божеств славяне почитали зверей, деревья, камни.

Дохристианские верования славян нашли отображение и в деталях погребального обряда, да и в самом способе захоронения — кремации. Можно предполагать только один путь перемещения умершего в пространстве — вместе с дымом погребального кострища (оно сооружалось в виде дома) вверх — на небо. Знатного умершего сопровождали различные вещи, оружие, иногда конь или наложница. Рядовые общинники (таких было подавляющее большинство) «добирались» на новое место пребывания часто только с лепным горшком, а то даже и без него. Но над каждым умершим (кроме представителей наиболее южных группировок) насыпался курган. У восточных славян, как и у других индоевропейцев, вероятно, господствовала циклическая структура времени, когда все идет по заранее установленному кругу. Поэтому каждый человек, пребывая в определенный момент в одном из миров, через некоторое время мог переместиться в иной.

Подводя итог, можно констатировать, что сложность этногенеза на территории современной Украины в древности  исключает возможность поиска единого народа — предка современных украинцев. Нельзя выбирать в древней истории, что есть лучшее, и объявлять своим, а на другие явления не обращать внимания или же великодушно уступать их иным народам. Все, что происходило в пределах Украины на протяжении тысячелетий, является «нашим» и, так или иначе, генетически унаследовано украинским народом. При всех миграциях и даже военных катаклизмах не зафиксировано полной смены этносов на территории будущей Украины. Какая-то часть населения всегда оставалась жить на своих старых местах, и именно она, хоть и в измененном этническом виде, была гарантом сохранения исторической памяти, культурного и жизнедеятельного генофонда региона. На протяжении тысячелетий разноэтнические древние народы, соединяясь и распадаясь, постепенно создавали современную этнокультурную карту Восточной Европы, в том числе и Украины.