dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 23 Февраля 2019

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран. История Украины. Северное Причерноморье послемонгольского времени. Крымское ханство — союзник и провинция Османов

История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран. История Украины. Северное Причерноморье послемонгольского времени. Крымское ханство — союзник и провинция Османов

Член-корреспондент НАН України, Моця А.П.

Подчинение Крымского ханства Османской империи, состоявшееся только в форме династической унии Гереев с Османами, еще долго оставляло крымским ханам свободу действий во внешней политике. Поэтому крымские ханы и после 1475 г. отнюдь не утратили своих амбиций в отношении восстановления Золотой Орды под своим правлением. Гереи иногда занимали трон в Казани: Сахиб Герей в 1521-1524 и Сафа Герей в 1524-1534 и 1546-1549 гг. В эти годы, ввиду единства внутри династии Гереев, создавалось впечатление о воссоздании Джучиева улуса. Однако у Крыма был конкурент в лице Москвы. Московские цари также проводили своих ставленников на трон в Казани. В 1547 г. Иван IV принятием царского титула продемонстрировал решимость полностью овладеть золотоордынским наследством.

Кроме того, имперские амбиции крымских ханов неизбежно приводили их к конфликту с османскими сюзеренами, ведь те хотели невозможного. С одной стороны, Османы поручили крымским ханам самостоятельно отвечать за отношения с Речью Посполитой и Московским государством, в том числе за сбор с них ежегодной дани, а с другой — требовали лояльности по отношению к себе. Имея право смещать с престола неугодных ханов и держа Крым под военным контролем из Кефе, Османы всегда добивались лояльности крымского правительства. Именно это было приоритетом. Однако такое вмешательство Османов и стало одной из главных причин поражения Крыма в борьбе за возрождение Золотой Орды и в конечном итоге принесло многие хлопоты самим Османам.

Правление Сахиба Герея было высшей точкой могущества Крымского ханства. Правда, в самих реформах этого хана уже сильно ощущается присутствие османского фактора. Хан учредил личную гвардию "капы-кулу" ("рабов [царского] порога") по образцу султанских военных невольников, известных под таким же именем или под именем "янычар". Из-за недостатка внутренних ресурсов он сделал присланных султаном янычаров опорой этого войска. Но при этом он создал также корпус наемных мушкетеров (улюфелю тюфенкчилер) в количестве 1200 человек и придал ему повозки для передвижного лагеря и легкую артиллерию — это также копировало янычарское войско султана (и являлось предтечей казачьей пехоты). Опираясь на этот корпус, в 1547 г. он смог подавить опасную схватку за контроль над Поднепровьем с ногайским кланом Мангыт, который прикочевал сюда из-за Волги.

Именно при этом хане столица государства была перенесена из Солхата/Крыма в Бахчисарай ("дворец-сад"). Несмотря на то, что новая столица располагалась в месте, которое издавна было одним из двух центров власти на полуострове, удаление столицы от Кефе свидетельствовало о желании хана освободиться из-под опеки султанского наместника. Хан даже прямо потребовал от султана Сулеймана I контроля над Кефе, Гезлевом, а также над "Тат-или" — побережьем от Судака до Фороса, которое было уступлено генуэзцам еще улусным беком Мамаем. Султан действительно пошел навстречу пожеланиям хана, вернув тому Гезлев (1544) и выделив доходы с "Тат-или" и таможни Кефе в качестве ежегодного жалованья хану (сальяне).

Сахиб Герей принял участие в кампании османского султана Сулеймана против Молдавского княжества в 1538 г. В 1541 г. по совету князя Симеона из татарского рода Вельских он организует большой поход на Москву, но из-за несогласованности действий и враждебных отношений с мангытским Бакы-беком, он повернул от Оки вспять. В 1546 г. Сахиб Герей пребывал на вершине своего могущества. В этом году он восстановил контроль над Астраханью и в третий раз возвел на престол в Казани своего брата. Тот правил там три года, но снова был изгнан, и в 1551 г. Сахиб Герей собирался с силами, чтобы водворить его на место.

Однако к этому времени независимость поведения Сахиба Герея заронила серьезные опасения в Порте на счет его лояльности султану. Поэтому в Крым был назначен ханом Девлет Герей, который прибыл в Кефе с отрядом османских войск, включая артиллерию. Сам Сахиб Герей был отправлен в поход на черкесов, где он и погиб в засаде. Замешательство в стане соперника как раз предоставило царю Ивану IV шанс завоевать Казань в 1552 г. Новый хан Девлет Герей попытался было помешать этому и дошел с войсками до Тулы, но будучи не уверен в собственном войске, повернул вспять. Борьба за золотоордын-ское наследство вступила в новую фазу — экспансии Московии. В 1556 г. с помощью ногайцев Иван IV присоединил Астрахань, а в начале 1560-х гг. его крепости уже строились на Тереке. Взаимная подозрительность между крымцами и османцами, подогреваемая неудачами в борьбе с Москвой, сорвала их попытку отвоевать Астрахань в 1569 г. Опустошительные набеги крым-цев и даже сожжение Москвы ханом Девлет Гереем в 1571 г. не принесли никаких политических дивидендов. Московское княжество организовало надежную оборону южных рубежей сооружением засечных черт. Для этого также Москва охотно принимала на военную службу ордынцев, в том числе и крым-цев, бежавших из Крыма вследствие усобиц. Последний поход Крыма на Москву состоялся зимой 1591 г. и закончился поражением нападавших. Договор 1593 г. между ханом Гази Гереем и царем Федором Иоанновичем о примирении знаменовал собою полную победу Москвы в соревновании за Улуг Юрт.

Несмотря на победу, Московское царство в течение всего следующего столетия имело в лице Крымского ханства сильного противника. Более того, по сложившейся традиции в османской политике отношения с северными странами находились в ведении крымских ханов. Они имели постоянные самостоятельные отношения с Московским государством, Речью Посполитой, Габсбургской империей, а также эпизодически отсылали посольства в Данию и Швецию. С возникновением государства Войска Запорожского крымские ханы установили дипломатические отношения с ним. Ханы получали ежегодную дань с Московии и Речи Посполитой, а также — по степной традиции в отношениях с подданными — дополнительно вымогали большие средства на содержание собственных посольств. Разумеется, внешняя политика Бахчисарая в целом совпадала с политикой османского двора. Она состояла в поддержании баланса сил в регионе, что, безусловно, давало преимущество подвижным и сильным крымским войскам. Совместные же действия с османскими войсками на северных рубежах империи случались редко, например, в упомянутом захвате Килии и Ак-Кермана в 1484 г., в молдавском походе 1538 г. Зато поход на Астрахань и попытку прокопать канал между Волгой и Доном в 1569 г. крымцы фактически саботировали.

Основным военным предприятием Крымского ханства были набеги на Речь Посполитую и Московское государство с целью захвата невольников. По приблизительным оценкам потери этих государств от набегов в течение трех столетий составляли несколько миллионов человек. Однако такие набеги редко преследовали политические цели. Просто во времена открытых конфликтов набеги получали законное обоснование. Османское правительство брало на себя обязательство удерживать крымцев от набегов, но ничего не предпринимало для их прекращения. Собственно, османский рынок был основным заказчиком для рабов. Невольники с Украины и в меньшей мере с более удаленных областей Московии были основным источником рабов для Османской империи с конца XV до XVII в. и, возможно, для следующего столетия тоже. С распространением оседлости в Крыму, усилением спроса на хлеб в Османской империи и вовлечением крымцев в производство хлеба для продажи, рабы стали находить применение в самом Крыму.

Во внутреннем устройстве и политике Крымское ханство оставалось обществом с архаичными монгольскими институтами. Династия Гереев сохранила традиционные обряды возведения на царство (например, выборы на курултаях, поднятие избранного хана на ковре). У хана были заместители — калга и нуреддин, назначаемые им из представителей династии. В ханстве сохранился институт карачу беев главных кланов, с которыми ханы вырабатывали совместные решения. В ханском правительстве (корныш, диван) заседали везир (дуван, с XVIII в. каймакан), главный судья (казаскер), карачу беги. В ханстве проводились переписи населения, что свидетельствует о развитой бюрократии.

Сама территория состояла из бейликов, управлявшихся карачу-бегами и их собственными правительствами. Вне Крымского полуострова, считавшегося центральным владением, находились различные кланы, и племена татар и ногайцев. Первоначально это были кланы, объединенные в орды (Буджацкая, Едисан, Джембойлук, Едичкуль), а на Северном Кавказе — черкесы. Крымские ханы считали тех и других своими подданными. По праву верховного правителя ханы посылали к ногайцам своих военного и фискального наместников — сераскера и каймакана. Черкесы в знак своего подданства поставляли в качестве дани невольников, часть которых отправлялась ко двору султана. И ногайцы, и черкесы часто восставали, вызывая ответные карательные походы со стороны ханов. В ханстве сохранялось и традиционное степное право тёре. Мурад Герей (1678-1683) даже пытался ввести судопроизводство исключительно по нормам тёре, но в мусульманской стране, разумеется, не могло быть речи об отмене норм религиозного права шариата.

Османские султаны, в сущности, имели только две прерогативы в отношении крымских ханов — право назначать (и смещать) ханов и право призывать крымцев для участия в военных кампаниях. Османцы очень тщательно маскировали сущность обоих институтов разнообразными почетными и дорогостоящими для себя ритуалами и, таким образом, могли эффективно пользоваться этими средствами управления Крымом. Призыв к участию в османских походах крымцы получили уже в 1476 г. Тогда из-за анархии и угрозы золото-ордынского вторжения крымцы не откликнулись. В первый раз они это сделали в 1484 г. во время завоевания Килии и Ак-Кермана. С 1570-х гг. крымские войска регулярно участвуют в кампаниях османцев против Персии, а начиная с "долгой" войны с Габсбургами в 1593-1606 гг. — в Венгрии.

Отказ ханов присоединяться к войнам Османов карался сурово. В 1583 г. хан Мехмед Герей II самовольно оставил Закавказье и проигнорировал приказ вернуться, переданный ему через бейлербея Кефе. Он даже сам взял Кефе в осаду. В ответ Порта организовала восстание против хана, тот был убит, а на его место возведен хан Ислам Герей. Последний отрекся от одного из двух основоположных в исламском мире символов суверенитета — хутбы. В 1637 г. султан Мурад IV даже казнил за отказ присоединиться к султанским войскам правящего хана Инайет Герея.

Султанское правительство в условиях падения авторитета

султана не раз вынуждено было    прибегать к обычной для оседлых государств политике разъединения и стравливания различных группировок в Крымском ханстве для удержания его под контролем. Существование многочисленного и постоянно прибывающего с востока ногайского населения предоставляло такую возможность. В первой половине XVII в. правительство Мурада IV, играя на недовольстве ногайцев Гереями, решилось предоставить свое покровительство мурзе Кантемиру, чтобы в свою очередь использовать его силу для подавления выступления Мехмеда Герея III в 1628 г., а затем и Инайет Герея в 1637 г. Однако в целом Османы, оставляя крымским ханам на попечение свою северную границу и пребывая в зависимости от дешевого, но зачастую высокоэффективного крымского войска, позволяли крымским ханам строить самостоятельные отношения с ногайскими мигрантами, даже если те селились к западу от Днепра, т. е. формально на османской территории. Между тем приток ногайских кочевников в крымские земли, начиная с 1640-х гг. обрел черты бегства от новой волны завоевателей с востока — калмыков. Переселение в таком случае автоматически ставило ногайские кланы перед необходимостью принимать подданство Гереев. Последние, в рамках монгольской традиции отправляли прибывшим кланам двух наместников, имевших военные и гражданские полномочия — соответственно сераскера ("военачальник") и каймакана. Кроме того, в селении Ханкышла к западу от Ак-Кермана находилась резиденция так называемого ялы агасы ("прибрежного аги"), который был ханским наместником для всех ногаев. Итак, во второй половине XVII в. ногаи Крымского ханства имели четыре подразделения: так называемые Большие Ногаи, Мансур-улы, т. е. ногайский клан, поселенный на Крымском полуострове, ответвление Малых Ногаев, называвшее себя Шайдак-Тамгасы, и Малые Ногаи. После очередного поражения от калмыков в 1715 г. на территорию Северного Причерноморья начали накатываться волны ногайских мигрантов из Поволжья, которые принесли с собой в Северное Причерноморье свои сложившиеся имена — Едисан, Едичкуль, Джамбойлук.

В последней трети XVII в. Османское правительство, возглавляемое династией способных везирей Кёпрюлю, взяло ханов под жесткий контроль. С этого времени ханы чаще меняются на престоле и меньше пребывают у власти. Военный опыт в сочетании с лояльностью становятся главными критериями в отборе кандидатов на ханство, тогда как нераспорядительность или даже неудача становится предлогом для смещения хана, как обычного генерала. Например, эль-Хадж Селим Герей четырежды занимал трон в промежутке 1670-1703 гг., Девлет Герей — дважды в период между 1600 и 1713 г., Каплан Герей — трижды в 1707-1736 гг. Фактически ханы превратились в правительственных комиссаров. Естественно, они утратили инициативу во внешней политике, и Крымское ханство превращалось в обычную провинцию империи Османов. Последняя между тем вступила в период войн со своими северными соседями — украинскими казаками, Речью Посполитой и Московским государством.